Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Политкорректные мысли экранного злодея"

До сих пор удивляюсь, как рамки традиционной, доходящей до откровенного маразма политкорректности позволили на роль главного террориста утвердить человека с темной кожей. И какого человека — Моргана Фримена, народного артиста афроамериканского населения США.   — Что может заставить актера вашего уровня дать согласие на участие в этом проекте?
   — Конечно, деньги!!
   — И много?
   — Знаете, я зарабатываю немало, но это отнюдь не миллионы… Что касается этого фильма — я увидел в нем потенциал, огромный потенциал, и в режиссере — что-то, отличное от других режиссеров. Я работал и с итальянскими, и с французскими режиссерами, но эта работа была другая. И очень интересная. Тимур — человек тщательный, обстоятельный, он ясно представляет, что хочет видеть на площадке. У нас были очень интересные отношения. Несмотря на то, что мы говорили на разных языках, мне кажется, что он достиг того, чего хотел. Я еще не видел фильма, но говорят, он очень захватывает.
   — Бекмамбетов — молодой и очень популярный режиссер в России…
   — (Перебивает.) О, поверьте, сейчас он будет намного, намного популярней!
   — В интервью BBC он сказал, что с американцами легче работать, чем с англичанами. Как вы относитесь к его утверждению, что американцы больше похожи на русских?
   — Конечно, в чем-то мы с Тимуром разные, а в чем-то очень похожи, ведь мы из одной области: мы делаем кино. Мне нравится энергия Бекмамбетова, напряженность, которую он создает. Может, внутри он и не такой, но он точно знает, чего хочет. У него была сложная задача — будучи русским режиссером, объяснять нам, что от нас требуется. И он с ней блестяще справился.
   — Что было самым трудным во время работы?
   — Последние сцены в фильме — все эти ткацкие станки, стрелы и необходимость сказать слова, которые могут оказаться последними в твоей жизни…
   — А если бы в жизни это были ваши последние слова, что бы вы сказали?
   — Fuck me!
   — Некоторые продюсеры фильма говорят, что для этой роли нужны были только вы. Потому что если Морган Фримен говорит с экрана, что пуля должна изменить траекторию движения, и это происходит, то лишь потому, что это сказал Морган Фримен.
   — Хм… Здорово, если бы это было правдой. Я бы сразу пошел в банк и сказал: «Дайте-ка мне сорок миллионов на мой следующий фильм». (Смеется.) И они бы дали.
   — Как вам работалось с Анджелиной Джоли? Говорят, помимо своей красоты, этот секс-символ как человек…
    — Ах, оставьте вы, ради бога, эти домыслы. Она абсолютно нормальный человек, прекрасный человек. Не какая-нибудь там Линдсей Лохан… Что вы хотите услышать от меня нового, кроме того, что вы могли прочесть в газетах?!
   — Ее дети во время съемок присутствовали на площадке?
   — Да, иногда она приводила их с собой. И если иногда ее поведение кому-то не нравится… (Разводит руками.) Анджелина лишь хочет одного — чтобы ее дети были в безопасности, были рядом с ней, чтобы им ничто не угрожало. Это нормальное желание любого человека, любой матери. Я ее обожаю.
   — Это правда, что вы ей пели? Можете продемонстрировать?
   — Да, пел! (Поет довольно забавно.) Анджелина, поднимайся, нам пора, Анджелина, поднимайся, нам пора!
   — Для человека, ориентированного на театральную сцену, кино не слишком легкий жанр?
   — Я всю жизнь мечтал сниматься в кино. В кино легче, намного легче. Ты прочитал сценарий, и все понятно. Сцена — совсем другое дело, там все чувства на поверхности. Это ни с чем не сравнить. И все-таки кино я обожаю, я сумел к нему приспособиться. (Смеется.)
   — Вы готовы были бы сниматься в сиквеле Wanted?
   — Не знаю. С одной стороны, очень легко сделать продолжение, так как первая часть явно будет очень популярной… Не знаю. Поживем — увидим…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK