Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПОЛНЫЙ ИНВОЙС"

Мы привыкли говорить о культурном и экономическом изоляционизме России. А на что вы рассчитываете в стране, где нельзя оплатить счет в двести евро за гостиницу в Европе?    Банковский сектор начинает оживать. Уже зарплаты банкиров вернулись на докризисный уровень, уже опять заговорили о том, что бонусы не могут быть маленькими. А ведь всего год назад руководитель одного из самых больших банков страны сказал мне в приватной беседе: «О том, что было, — забудьте. Так, как мы жили, уже не будем жить никогда». Но попытка строительства нового мира, освобожденного от лишних денег, лишних людей, лишних предприятий, захлебнулась. Как в семье после скандала, битья посуды и выяснения отношений, суть которых как раз в том, что и отношений давно нет — все, сгорели, источились в прах! — приходит день затишья, и каждый играет свою роль — один пылесосит ставшее таким холодным семейное гнездо, другой гремит посудой на кухне, и кажется, что из запаха запеканки соткется мирный семейный ужин, так и сейчас — из руин, из которых должна была восстать новая экономика, выползает знакомая нам старушенция с хорошо изученными болезнями. Вот и наш банковский сектор… Казалось бы, после потрясений, сокращений и тяжелых уроков мы могли бы надеяться на то, что он станет лучше. Ан нет! В той истории, которая будет рассказана ниже, я не буду называть банки. Достаточно сказать, что это были крупные финансовые учреждения, венчающие отечественные банковские рейтинги.
   Мой приятель Сева собрался в Брюссель на конференцию, кажется, по альтернативной энергетике. В подробности его приглашения в страну писающего мальчика я не вникал. Известно было лишь то, что Севе надо было, находясь в Москве, хотя бы частично оплатить брюссельскую гостиницу, и тогда бы он получил без проблем визу. Счет был по столичным меркам крохотный — что-то около двухсот евро.
   С этой симпатичной суммой и счетом из гостиницы, присланным по электронной почте, он и отправился в Очень Большой Банк.
   — Ой, — сказало милое существо, взмахивая ресницами и рассматривая счет из гостиницы, — валютный контроль этого не пропустит.
   — А чего не хватает? — спросил Сева, человек законопослушный и свято соблюдающий формальности.
   — Я даже не знаю. Но это точно недостаточная информация. Пусть они пришлют еще какие-нибудь данные.
   — Какие? — не отступался Сева.
   — Ну пусть они пришлют все свои банковские реквизиты.
   — Какие же?
   — Ну все, которые у них есть.
   — Так вы скажите, чего не хватает? — пристал Сева к бедной девушке, которая, работая в банке, так и не удосужилась выяснить требования валютного контроля к переводам денег за границу.
   — Я точно не знаю, но эта информация, — она помахала в воздухе счетом за гостиницу, — недостаточна.
   Хуже было то, что старший менеджер банка тоже пребывал в неведении относительно требований могущественного валютного контроля.
   В Другом Большом Банке, в который Сева отправился после постигшего его разочарования, ситуация повторилась один в один.
   Во всем банке не было человека, который бы мог внятно объяснить, какие данные надо получить у гостиницы, в которой Сева все еще надеялся переночевать, но убежденность, что по имеющемуся счету деньги через валютный контроль не пройдут, была железобетонная.
   — Нужен их полный инвойс, — торжественно объявил Севе старший менеджер.
   — Чтобы перевести двести евро? — уточнил Сева.
   — Да.
   — А что такое полный инвойс?
   Менеджер пожал плечами.
   Тогда, Сева отправился в Очень Большой Частный Банк. Его там встретили с любовью и сразу снабдили кучей бумажек, которые нужно было заполнить. Мой приятель сразу понял, что это тебе не государственная лавочка, здесь люди знают свое дело. Перво-наперво ему предложили открыть счет. Двадцать минут Сева проковырялся, заполняя бесконечные и нудные бумаги. Потом отнес их милой девушке-менеджеру. Счет она Севе открыла, но, увидев счет из гостиницы, растерялась.
   — Вы что же, — обиженно спросила она, — хотите деньги перевести?
   — Ну да, — сказал Сева, — я вам об этом сообщил полчаса назад.
   — Но это невозможно. Валютный контроль не пропустит этот платеж.
   — Почему?
   — Потому что здесь не хватает данных.
   — Каких? — начал заводиться Сева.
   — Например, не хватает данных банка, в котором обслуживается эта гостиница.
   Сева с интересом воззрился на девицу.
   — А еще?
   — Нет адреса этого банка. — продолжала девушка.
   Сева забрал счет и покинул стеклянные стены Очень Большого Частного Банка.
   Четвертый банк, в который он пришел, повел себя так же, как три предыдущих, правда, он не пытался заполучить Севу в качестве клиента. Деньги он переводить отказался, а какие данные могут заинтересовать валютный контроль, сотрудники этого банка тоже не знали.
   К тому моменту, когда Сева добрался до дверей пятого банка, он уже начал терять надежду на счастливый исход этой истории. У больших компаний, которые постоянно переводят деньги, на это работают огромные юридические подразделения, которые сами знают требования валютного контроля, рассуждал Сева. А тем, кто в одиночку выходит на минное поле расчетов с заграницей и пытается переводить деньги самостоятельно, рассчитывать не на что. Клерки требований валютного контроля не знают, но боятся его, как грозного Мойдодыра.
   В пятом банке Севу встретили так же, как в четырех предыдущих.
   — Чего-то здесь не хватает, — произнесла девушка-операционистка знакомую Севе фразу.
   — Чего? — Диалог повторялся, как на репетиции школьного спектакля.
   — Да я сама не знаю, но думаю, что валютный контроль не пропустит. — Девушка замялась. — Правда, сумма очень маленькая. Вдруг пропустит?
   Сева затрепетал. Сам-то он был готов поставить крест на поездке.
   — А как мы узнаем, пропустил или нет?
   — Ну, это надо следить — ушли деньги или нет. Дня три-четыре, может, недельку.
   Севина поездка накрывалась однозначно.
   — А знаете что. Давайте я позвоню в валютный контроль, — предложила девушка.
   Валютный контроль, как выяснилось по длинному разговору, сам не знал, чего он хочет. То есть он хотел всего. Частью этого всего была информация о Севе, о его поездке, об этой зачуханной гостинице. И можно еще что-нибудь.
   То есть мы привыкли говорить о культурном и экономическом изоляционизме России, не задумываясь о том, что ничего другого и быть не может, если невозможно осуществить простейшую финансовую операцию. Понятно ведь, что мир открывается и стены рушатся не тогда, когда богатые скупают Лондон и Сардинию. А когда вы можете оплатить грошовый счет в своей стране и потом поехать в другую с этим счетом.
   — Но сумма-то маленькая, — напирала девушка. — Какие-то двести евро.
   «На такой надо жениться», — подумал Сева.
   — Маленькая, — неожиданно согласился ее собеседник на том конце провода, — а давайте попробуем. Может быть, пройдет.
   И вы знаете, они прошли. И Сева уже съездил на конференцию и кинул монетку в фонтан. А сейчас, вернувшись домой, пытается оплатить счет за аренду своего офиса. Фокус в том, что парень, у которого Сева арендует площадь, живет за границей. Попытки заплатить продолжаются уже неделю. И только вчера стало ясно, как надо переписать договор аренды под требования валютного контроля.
   Подозреваю, что эта победа тоже была одержана благодаря упорству барышни, нашедшей подход к валютному контролю. Если все получится, не исключаю, что Сева на ней все-таки женится.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK