Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Положение вне икры"

Черная икра — наша национальная гордость и национальный позор. По нелегальному обороту этого деликатеса Россия не один год держит первое место в мире. Парламентарии пытаются искоренить безобразие, введя госмонополию на производство и продажу черной икры. Вопрос только в том, поможет ли это исправить ситуацию.В декабре на рассмотрение правительственной комиссии во главе с министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым поступит законопроект о введении госмонополии на продажу осетровых видов рыб и их икры, подготовленный комитетом по агропродовольственной политике Совета Федерации. Это станет четвертой попыткой парламентариев установить контроль государства над доходной отраслью. Предыдущие три потерпели фиаско.

«Видимо, существует определенное давление со стороны некоторых лиц, заинтересованных в том, чтобы весь этот беспорядок продолжался», — считает бывший замглавы Госкомрыболовства, доктор экономических наук Леонид Холод. Основная движущая сила этого давления — огромные деньги, обращающиеся в нелегальном икорном бизнесе. Его рентабельность, по оценке гендиректора Каспийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства Марка Карпюка, превышает 1000%. По неофициальным данным, объемы нелегальной икры в 10 раз перекрывают разрешенное производство. А Леонид Холод убежден, что весь оборот на внутреннем рынке — нелегальный. Браконьерство по ловле осетровых приобрело такие масштабы, что в ноябре Агентство ООН по охране редких видов диких растений и животных потребовало приостановить с января 2005 года экспорт черной икры. По словам заместителя генерального секретаря Конвенции по международной торговле редкими видами диких растений и животных (CITES) Джима Армстронга, страны—экспортеры черной икры из Каспийского региона не предоставили данные об объемах браконьерства и тем самым не выполнили соглашение о защите осетровых от 2001 года. Главные упреки и претензии CITES адресованы России, которая, как считает Армстронг, является лидером по браконьерству на Каспии.

Как сообщил «Профилю» один из разработчиков законопроекта, заместитель председателя межведомственной ихтиологической комиссии Сергей Никоноров, госмонополия будет распространяться на переработку и оборот осетровых и их икры. А освоением осетровых займется либо специальное федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП), либо компании, уполномоченные правительством.

Ловля рыбы в мутной воде

Отношение к законопроекту неоднозначное. Например, Марк Карпюк двумя руками «за». По его словам, «в середине 70-х мы добывали 27 тыс. тонн осетровых и производили около 3 тыс. тонн икры. В 2003 году легальный вылов осетровых составил всего 500 тонн, производство икры — около 50 тонн. Еще пару лет — и ловить будет некого». Первый вице-президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Юрий Кокорев считает, что «монополия может повлиять на проблему браконьерства. Но если сохранится нынешнее положение дел с конфискованной продукцией, то коренным образом ничего не изменится. Конфискат сейчас подлежит реализации в рознице, а в советское время он уничтожался. До тех пор, пока будет спрос на конфискованную продукцию, будет и предложение».

А вот Леонид Холод полагает, что госмонополия — чересчур круто. Он не особенно верит, что ФГУП будет кристально честным: «Далеко не все ФГУП имеют незапятнанную репутацию. Проблему браконьерства можно решить с помощью контроля за оборотом. Есть же у нас несколько категорий товаров, оборот которых регулируется специальным образом. Надо провести честный конкурс, отобрав самых достойных производителей. Дальше сообщить через прессу торговле, что только их продукция является легальной».

Больше всех идее госмонополии противятся частные легальные производители. «Что такое эта монополия? Кто будет входить в этот ФГУП? Как будут отбираться уполномоченные компании? И что мне теперь своим рабочим говорить, чтобы они по браконьерским артелям не разбежались?» — вместо комментария обрушил на корреспондента «Профиля» град вопросов директор одного из легальных переработчиков икры. Юрий Кокорев парирует: «Какой удар по частным производителям? Если все оставить так, как есть, то скоро производить будет нечего. Почему бы государству не поручить производство паретройке крупных компаний, хорошо зарекомендовавших себя на рынке?»

Квотная чехарда

Бороться с браконьерством можно и без введения госмонополии. Помимо запрета на продажу конфиската необходимо, по мнению Юрия Кокорева, сосредоточить в одних руках все рыбоохранные функции — как это было при Главрыбводе. «Сейчас этим занимаются и правоохранительные, и природоохранные органы, и Федеральное агентство по рыболовству. Чем больше надзирающих, тем хуже: каждый хочет кушать».

Еще один способ остудить браконьерский пыл — прекратить манипуляции с заявками на экспортные квоты. В этом году Россия очень поздно подала в CITES заявку. В итоге только в середине ноября CITES подтвердила, что экспортная квота России в 2004 году — 23,7 тонны. Такую медлительность правительства Юрий Кокорев называет преступлением перед законопослушными рыбаками. Только после решения CITES подписывается распоряжение правительства, утверждающее одобренную международной организацией квоту. И только тогда легальные производители могут представлять административным органам документы на экспорт икры. АМинэкономразвития, лицензирующее вывоз, берет месяц на работу с бумагами. В прошлом году рыбаки получили распоряжение правительства лишь 3 декабря. А ведь икру нужно доставить в магазины и рестораны до начала рождественских праздников, когда спрос на этот деликатес достигает пика. Сегодня все идет к тому, что повторится прошлогодняя ситуация. Но Запад, как всегда, без российской икры не остался. Правда, в основном нелегальной. «Создается ощущение, — говорит Юрий Кокорев, — что это какой-то управляемый процесс. Таким образом рынок расчистили от легальных конкурентов, которые недополучили сотни миллионов долларов прибыли».

Черная рулетка: восемь из десяти

Станислав Ильясов, руководитель Федерального агентства по рыболовству:

«Профиль»: Станислав Валентинович, сколько черной икры сейчас добывается в России?

Станислав Ильясов: В прошлом году производство икры сократилось вдвое, до 50 тонн, из которых экспортировать CITES нам разрешила около 30 тонн. В этом году производство, по предварительным оценкам, сократится до 40 тонн.

«П.»: А нелегально мы сколько произвели?

С.И.: По самым минимальным подсчетам, на 1 кг официально произведенной икры приходится 5 кг нелегальной. Мы недавно решили сделать контрольную закупку икры в столичных супермаркетах. Из десяти купленных нами банок в восьми была не знаменитая русская черная икра, а ее жалкое подобие.

«П.»: Законопроект о госмонополии на оборот осетровых может изменить ситуацию?

С.И.: Думаю, да. Предполагается, что государство создаст ФГУП, которое будет контролировать и переработку, и продажу осетровых. У этого монополиста появятся огромные возможности, но и спрос с него будет соответствующий. В том числе и за борьбу с нелегальными производителями.

«П.»: Будете ли после принятия закона просить CITES увеличить квоту РФ на экспорт икры?

С.И.: Безусловно. Причиной постоянного сокращения CITES наших квот всегда была как раз малорезультативная борьба с браконьерством. CITES давно настаивала на появлении в России нормативной базы, на которую можно опираться в этой борьбе. А у нас ничего не было. Сейчас в стране фактически отсутствует законодательная база рыбной отрасли. Мы уже внесли в Госдуму закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Кроме того, планируем предложить законодателям внести изменения в 11 федеральных законов, в той или иной мере затрагивающих отрасль.

«П.»: И насколько, если CITES помилует нас, увеличатся поступления в бюджет от черной икры?

С.И.: Речь идет о сотнях миллионов долларов.

Елена Костюк

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK