Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Помогать — не помогать? Давать или брать?"

Может, кто не знает, но этот год считался в России Годом благотворительности. А не знают многие, хотя год плавно движется к концу. Вот даже и форум по итогам благотворительного года недавно прошел. Итоги, надо сказать, впечатляют. И обидно, если наши граждане не узнают и об этом.Не так давно организаторы информационной поддержки Года благотворительности пригласили меня провести мастер-класс для коллег из провинции о том, как надо про эту благотворительность писать. Журналистов на встрече собралось достаточно. И это порадовало. Но вот потом… выяснилось, что коллеги смешивают понятия «благотворительность», «спонсорство» и «меценатство», что они до сих пор не определились даже для себя: как все-таки относиться к этим самым благотворителям и стоит ли вообще этой самой благотворительностью заниматься (вдруг это поощряет социальное иждивенчество)? Так что уж говорить о рядовых гражданах, для которых мы, собственно, и пишем? Им-то разобраться еще труднее.

Да что там благотворители и спонсоры! Недавно одна из моих московских коллег, услышав, что я иду на Форум доноров, с удивлением воскликнула: «Ты что — кровь сдавать собралась?» Поэтому для начала всем объясняю, что «доноры» в процессе благотворительности это не те, кто кровь в больницах сдает, а — берите шире — те, кто жертвует деньги на благотворительность. Так что считайте, что понятия мы хоть немного утрясли.

По просьбе этого самого Форума доноров «Левада-Центр» сделал свеженький опрос об отношении к благотворительности в России. Последний такой был проведен два года назад. Выводы социологов неутешительны. 

Несмотря на усилия доноров и активный интерес властей к Году благотворительности, осведомленность наших граждан в этом вопросе практически не изменилась. 81% опрошенных считают, что благотворительность в стране по-прежнему развита слабо. Лишь 2% знают о деятельности благотворительных организаций, 21% (в Москве 31%) слышали о таких организациях, но мало знают об их деятельности. Вот так. 

Спасибо хоть, что по сравнению с 2004 годом все больше людей в России положительно относятся к благотворительным организациям и самим донорам: пусть, мол, помогают, а мы посмотрим, мешать не будем, но и поддержать не хотим. 

Доноры же, видать, потеряли надежду на то, что в ближайшее время россияне станут уважительно относиться к богатым, желающим поделиться своими деньгами ради лучшей жизни нуждающихся, сирых и убогих. Поэтому, не ожидая благодарности (что по сути очень верно), на итоговом форуме они задались идеей подсчета эффективности благотворительности: надо ж не просто так давать деньги, а следить, как и куда они потрачены. С умом или без оного.

Но к общему мнению, надо сказать, доноры не пришли. Кто-то предлагал примитивно считать эффективность своей деятельности в потраченных рублях, кто-то — по количеству добрых дел на душу населения, а кто-то и в поголовье граждан, вовлеченных в эту самую благотворительность.

Разберитесь в понятиях

Прояснить ситуацию с эффективностью помогла нам Ольга Высоцкая – партнер компании Deloitte&Touche CIS: «Наши проблемы с определением эффективности благотворительности начинаются с того, что в России путают благотворительность и социальную ответственность бизнеса. Допустим, работая в регионе, какая-то крупная компания строит там детский сад. А потом выдает это за благотворительную акцию. Но это блеф. Или когда предприятие дает деньги на испорченную им же экологию — тоже блеф.

А эффективность бизнеса я бы все-таки считала в рублях. Допустим, хочет донор построить детский медицинский центр. Тут дело не только в выделенной сумме, но и в сроках, и в результате (то построили или не то). Но если смотреть на благотворительность не с точки зрения бизнеса, а морали, то в деньгах измерить ее эффективность не представляется возможным. Может, любой благотворитель просто должен знать, чего именно он хочет добиться, когда выделяет средства. Ведь понятие эффективности — это все-таки атрибут деятельности больших компаний. К тому же, чтобы благотворительность стала по-настоящему эффективной, надо ввести ее четкое определение. А его у нас пока нет по объективным причинам: благотворительность в России пока очень молода и в определении ее имеются разночтения. Да и законодательная база пока отсутствует. Если донор точно знает механизм реализации своих задач и проектов, то тогда уже можно будет говорить не об эффективности, а даже о результативности его благотворительности».

Действительно, благотворительность в России молода. Поэтому наши граждане ничего не знают о ее формах. Как показывает то же исследование «Левада-Центра», она до сих пор воспринимается нашим обществом исключительно как финансовая поддержка, адресно переданная нуждающимся, так сказать, из рук в руки. Вот отчего принимать участие в денежной благотворительности большинство наших граждан отказывается по причине-де собственной безденежности. Увы, мы плохо представляем себе возможности личного участия в благотворительных акциях — кроме как посредством собственного кошелька. О волонтерстве слышали немногие, хотя на Западе эта форма считается самой популярной и почетной в народе.

Приверженцы или скептики?
 

Сегодня по отношению к благотворительности наших граждан можно поделить на три категории: «последовательные приверженцы», «противоречивые приверженцы» и «умеренные скептики».

Первые — самая большая группа. Они считают благотворительность полезным и нужным делом и свято верят, что благотворительность не развивает иждивенчество. Таких людей по России 58% (в Москве 49%). «Приверженцы» уверены, что благотворительность возрождает нравственные основы общества. В этой группе больше женщин и лиц с высшим образованием.

К «противоречивым приверженцам» принадлежит около трети граждан. Они тоже благосклонно относятся к благотворительности. Но противоречий в этой группе гораздо больше, чем в первой. С одной стороны, эти граждане согласны, что многим благотворительность необходима, но с другой — утверждают, что каждый человек должен решать свои проблемы сам, не полагаясь ни на богатого дядю, ни на государство. Среди «противоречивых» — большинство лиц с образованием ниже среднего и жителей небольших городков и сел.

В компании «умеренных скептиков», по сравнению с двумя предыдущими группами, больше мужчин, людей старшего возраста, людей с хорошим доходом и жителей больших городов. Сидят они себе, ворчат и думают, что и давать — плохо, и не давать — нехорошо. Короче, такие они у нас противоречивые и неопределенные.

А может, не стоит гадать, кто ты — скептик, циник или идеалист? Может, разок всего стоит помочь сирому и убогому, подежурить в хосписе или в доме престарелых, посетить ближайший детский дом, прихватив килограмма два подарков, и таки понять раз и навсегда: нужное это дело — благотворительность — или так себе? 

До сих пор никто у нас не задавался вопросом (и социологического опроса по этой теме не проводилось!): почему в наших задрипанных больницах, Домах ребенка и школах для «странных» детишек бесплатно работают иностранцы? Или мы слишком заняты мыслями о моральном возрождении страны? Или этим иностранцам опять больше всех надо? 



   Представления о благотворительности
   A 34 43 12 4 7
   B 11 27 35 17 10
   C 27 43 11 5 14
   D 22 38 23 10 7
   E 48 37 7 2 6
   F 39 33 14 5 9
   G 56 34 3 1 6
   
   1. Полностью согласен
   2. Скорее согласен
   3. Скорее не согласен
   4. Совершенно не согласен
   5. Затрудняюсь ответить
   
   Распределение ответов на вопрос «В какой мере Вы согласны с утверждением:
   
   А) Для многих людей благотворительность является единственной возможностью получить реальную помощь;
   В) Благотворительность развивает иждивенческие настроения, а не решает проблемы;
   С) Благотворительность возрождает нравственные начала в жизни общества;
   D) Люди должны заботиться о себе сами, а не рассчитывать на благотворительность;
   Е) Богатые люди и компании должны помогать государству решать социальные проблемы и поддерживать нуждающихся;
   F) Государство должно само решать социальны проблемы, а предприятия и работники должны исправно платить налоги, а не заниматься благотворительностью;
   G) Проблемы и нуждающиеся в помощи будут всегда. И если есть те, кто хочет им помочь, то не следует им мешать».
   
   Источник: Левада-центр, ноябрь 2006 г.




Это радует…
   
Объем пожертвований в стране достиг ежегодного объема в $1, 5 млрд. и увеличивается.
В столице и регионах действует более 250 российских и зарубежных благотворительных фондов.
Ежегодно российские компании тратят до 11% чистой прибыли на благотворительность, и каждая вторая имеет свой благотворительный бюджет.
87% корпораций в России намерены развивать благотворительное направление

А это — настораживает…
55% российских граждан ничего не знают о деятельности благотворительных организаций и только 2% сталкивались с ней лично.

24% москвичей считают благотворительные организации шпионскими, а 55% полагают благотворительность формой «отмывания денег».

14% жителей России уверены, что благотворительность развивает иждивенческие настроения

59% населения страны ждет помощи от государства, 41% — от благотворительных фондов, 25% — от частных лиц. 

Источники: Агентство Социальной информации, Форум доноров, ФОМ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK