Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Популярный мотив"

Государство до сих пор не определилось, какой должна быть российская электроэнергетика. Эта неопределенность невыгодна всем.Реформа РАО ЕЭС опять застряла. Разные политические силы по-прежнему отстаивают противоположные концепции, что в очередной раз проявилось при недавнем обсуждении энергетических законов в Думе. Кроме вполне ожидаемых проблем с пакетом законов возникли и неожиданные коллизии. Советник президента по экономике Андрей Илларионов на Байкальском экономическом форуме заявил, что высший менеджмент РАО ЕЭС некомпетентен, и жестко поставил вопрос о замене Чубайса и его команды.
В такой ситуации рассчитывать на привлечение сколько-нибудь серьезных инвестиций, чем сейчас озабочено руководство РАО, не приходится. Более того, чем дольше откладывается реформирование энергетики, тем больше обостряется проблема изношенности фондов в результате многолетнего недоинвестирования отрасли. И хотя оппоненты Анатолия Чубайса утверждают, что все не так трагично и техногенные катастрофы нам пока не грозят (а поэтому отложить реформу лет на пять вполне возможно), инвестиции все равно нужны, и с этим никто не спорит.
Особенно опасно длительное отсутствие решения о путях реформирования электроэнергетики для привлечения иностранных инвестиций. Затяжные и отчасти тупиковые дискуссии в обществе и, самое главное, отсутствие четкой и окончательной позиции государственной власти по реформе долго еще будут для иностранцев поводом для беспокойства. Если власть так долго не может принять решение, то где гарантии, что впоследствии, уже после запуска реформы, оно не будет пересмотрено? В этом смысле даже не идеальная концепция реформы, но которая начнет последовательно реализовываться, возможно, лучше, чем бесконечное продолжение дискуссии «на тему».
Это, так сказать, опасности стратегические. Но есть и краткосрочные, тактические моменты.
Неопределенность судьбы РАО ЕЭС на фоне общего падения фондовых индексов на мировых рынках привела к тому, что курс акций компании за несколько месяцев упал почти в два раза. Трудно точно оценить, какие факторы — внешние или внутренние — больше повлияли на такое падение, но то, что во многом оно связано именно с неопределенностью в отношении реформы, — факт. Ведь на рынке играет не государство со своими 38%, а миноритарные акционеры, пусть даже владеющие пакетами на миллионы и десятки миллионов долларов. Для них неопределенность особенно нежелательна. А она продолжает нарастать.
Г-н Илларионов в доказательство своего тезиса о некомпетентности руководства монополии и необходимости его замены приводит как раз факт падения капитализации компании. Действительно, если бы в какой-нибудь стране курс акций любой компании упал вдвое, акционеры вполне могли бы поставить вопрос о смене менеджмента. Однако ситуация с РАО ЕЭС специфична тем, что главный акционер — государство. И во многом именно из-за неопределенности действий государства акции пошли вниз. Резкие высказывания советника президента тоже едва ли придали уверенности инвесторам. Это замкнутый круг. Можно говорить, что государство должно реагировать вплоть до смены менеджмента, потому что акции его подконтрольной компании падают. Столь же справедливо утверждение, что курс акций снижается, потому что главный акционер никак не может решить судьбу компании.
Что будет дальше? Я лично сомневаюсь, что пакет законов в Думе пройдет на ура. Сейчас их принятие наложилось на бюджетный процесс, когда правительство должно идти на торг и уступки. Нет и согласия федеральной власти с регионами, в том числе и в вопросе реформы энергетики. Я не исключаю, что для президента и правительства именно электроэнергетика станет разменной картой и концепцию реформы снова начнут «утрясать» в безуспешных попытках скрестить ужа с ежом.
Тогда фондовый рынок ждут дальнейшие катаклизмы, владельцы акций существенно потеряют в деньгах за счет их обесценивания. Что же касается граждан, то их в большей степени затронет общая реформа ЖКХ. Энерготарифы — это лишь ее часть. Тарифы, безусловно, будут расти, хотя власть постарается не допустить скачкообразного их повышения. Мотивы прозрачны. С одной стороны, жалко граждан, наименее обеспеченные из которых могут остаться без тепла и света, если за неуплату начать всерьез отключать тепло- и энергоснабжение. С другой, есть опасность, что слишком многие просто перестанут платить. Треть населения уже не отключишь. Какой из мотивов сильнее — большой вопрос.

АНДРЕЙ НЕЧАЕВ, президент Российской финансовой корпорации, доктор экономических наук, профессор

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK