Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "После отставки"

Сегодня вся страна как на кофейной гуще гадает, уйдет Борис Ельцин в отставку добровольно или его окружение совершит нечто экстраординарное, чтобы зацепиться за власть. В России в нынешнем веке еще не было прецедента легитимной передачи власти. Чем же так страшна отставка и как ее пережить? Кстати, эти вопросы мучают не только президентов — увольняются «не по собственному желанию» чиновники, топ-менеджеры, руководители среднего звена и т.д.«Политика — неплохая профессия. Если вы достигнете в ней успеха, вас ожидают награды. Если же опозоритесь, сможете написать книгу». Рональд Рейган.
Сразу оговорюсь, что не рассматриваю здесь юридическую сторону дела. Вполне вероятно, за отставкой последует привлечение к уголовной ответственности. Но понадеемся, что российский парламент, учитывая печальный исторический опыт (в нашей стране никто по своей воле власть не отдавал), проявит мудрость и примет закон, гарантирующий отставным президентам (не только Ельцину, но и всем последующим) защиту и достойное существование. В обмен на гарантии президенты должны покидать свой пост мирно и вовремя. Скажем больше: нужно, чтобы государственным мужам было просто выгодно подчиняться конституции и вовремя освобождать народ от своей заботы.
Психологические же аспекты этой проблемы касаются очень многих людей, а не только высокопоставленных политиков. Спортсмены, манекенщицы, киноактеры, балерины, космонавты — все, кто выходит на пенсию в тридцать-сорок лет, вынуждены в середине жизни начинать с нуля, менять не только профессию, но и модель поведения. Не минует чаша сия и высокопоставленных менеджеров и чиновников, которые в какой-то момент по тем или иным причинам перестают устраивать хозяев или все того же президента.
Отставка для них — колоссальный стресс, от которого некоторые не могут оправиться десятилетиями. Есть ли способы смягчить удар судьбы?
Карьера карьере рознь

— Отставка станет крахом,— говорит Сергей Степанов, доцент Российской академии государственной службы при президенте РФ,— если в вашей карьере предусмотрена лишь одна вершина, одна цель — стать президентом страны, возглавить большой завод, полететь в космос, победить на Олимпиаде, выиграть конкурс Чайковского и т.д. Такая модель карьеры, или, как говорят у нас, «акме», сегодня считается устаревшей.
Другая, по-научному — экспоненциальная модель предполагает, что профессиональное развитие не ограничивается подъемами и спадами. Вы делаете акцент на развитие тех или иных навыков, совершенствуетесь в юриспруденции, журналистике, дипломатии, хирургии и пр., а на должности обращаете внимание постольку поскольку. Вот Татьяна Парамонова — хороший банкир, и она востребована при любой власти. Ирина Роднина — блистательная фигуристка. Не было ей занятия в России — она уехала работать в США (хотя, разумеется, каждая такая «перемена» сопряжена с колоссальным стрессом). Сергей Шойгу, наверное, идеальный министр МЧС: премьеры меняются — он остается.
Когда для человека важна именно работа, а не престиж, он найдет способ заниматься любимым делом в любом ранге: обыкновенного журналиста или главного редактора, штатного актера или руководителя театра. Если же высокое социальное положение не подкреплено реальными талантами, тогда действительно потеря командного поста может стать крахом.
Превентивные меры

Самое мудрое — задуматься об отставке не на излете карьеры, а на ее пике, когда вы обладаете максимально широкими возможностями и связями. Говорят, Егор Яковлев в бытность главой «Останкино» уже подумывал о выпуске периодического издания, присматривал для будущей редакции особняк, покупал оргтехнику. На этой базе после отставки он создал свою «Общую газету».
Один мой клиент, в прошлом директор крупной советской внешнеторговой организации, будучи всесильным чиновником, подготовил все необходимые документы и на следующий день после отставки зарегистрировал собственную фирму. Он стал президентом международной торговой корпорации, оттянув на себя часть госзаказов.
Еще один знакомый чиновник, работая в Министерстве культуры, создал Центр искусства — и, распрощавшись с одним креслом, пересел в другое — пусть не столь удобное, но дающее ему статус и доход.
— Чем опасно хождение во власть? — поделился опытом Владимир Шумейко, экс-спикер верхней палаты парламента.— Ты теряешь прежнюю профессию. До того как в 1990 году стать депутатом, я возглавлял Краснодарский завод измерительных приборов, был квалифицированным электронщиком. Через шесть лет депутатства вернуться на завод было невозможно. Поэтому еще в ранге спикера я защитил докторскую диссертацию на тему «Развитие федерализма в России. Экономические основы государственного регулирования». Сейчас преподаю в Академии Федеральной пограничной службы, возглавляю Общероссийское политическое общественное движение «Реформы — новый курс».
Я нисколько не жалею, что на какое-то время выпал из власти, хотя сейчас снова собираюсь баллотироваться. Я стал лучше выглядеть, постройнел, похудел, высыпаюсь и меньше ем на ночь. Власть — это тяжелое испытание.
Вторая превентивная мера, призванная уберечь вас от инфаркта после ухода с высокого поста,— иметь в жизни как минимум одно серьезное увлечение, кроме работы: парусный спорт, рыбалку, коллекционирование предметов старины, игру на саксофоне и пр.
Галина Вишневская в своей книге вспоминает, как Ростропович переживал вынужденный простой в работе. После письма в защиту Солженицына власти не давали ему выступать — и прославленный музыкант сосредоточился на коллекционировании фарфора. Это, конечно, была неравноценная замена, но Ростроповичу она помогла не впасть в отчаяние.
Уходить надо вовремя. Почему бы нашим лидерам не взять пример с Джорджа Вашингтона? Первый президент Америки добровольно (и это был, кажется, первый случай в новой истории) ушел с президентского поста после двух сроков правления. Его заслуги перед страной были огромны, он без проблем получил бы большинство на выборах, но не захотел. Быть может, потому что президентство не было для него основным источником дохода. Даже перед началом своей политической карьеры Вашингтон считался одним из самых богатых людей Нового Света.
Вопрос о богатстве далеко не праздный. Ведь что, в сущности, задевает отставных российских чиновников? Отключение от кормушек и распределителей. Меняется образ жизни: забирают служебный автомобиль, выселяют с госдачи, перестают лечить в Кремлевке. Эти мелочи ранят больше всего.
— Мелочей множество,— поделился мыслями один бывший депутат.— Раньше у меня была роскошная «ауди» с мигалкой, теперь ее нет. Раньше, когда я приходил в Останкино, за пятьдесят метров уже вся милиция брала под козырек, теперь какой-то 18-летний мальчик строго требует у меня пропуск. Раньше я отдыхал в домах отдыха администрации президента — теперь устраиваюсь за свой счет.
Но на самом деле, когда уходишь в отставку, понимаешь, какие это, в сущности, пустяки. В сфере частного предпринимательства можно заработать гораздо больше, чем на госслужбе, купить себе авто, построить дачу, лечиться в той же Кремлевке. И не трястись, что эти «привилегии» кто-то когда-нибудь отнимет.
Первые недели

Предположим, отставка вынужденная, результат политической игры и происков врагов. Как бы вы ни готовились к ней, каким бы профессионалом ни были, какие бы превентивные меры ни принимали, вас ждет психологический стресс.
Самые опасные первые две недели. Люди, слетевшие с высокого поста, еще живут в прежнем ритме, когда надо вставать в шесть утра, ложиться в час ночи. Еще вчера десятки просителей и партнеров буквально разрывали их на части. И вдруг всему этому пришел конец — словно в поезде, идущем на бешеной скорости, кто-то резко сорвал стоп-кран.
Вначале вы можете практически ничего не чувствовать — это реакция на сильный стресс, который психика не в состоянии быстро переварить. Потом, как ни парадоксально, придет некоторое облегчение: вы поймете, что самое страшное (ожидание отставки) уже позади. Вам теперь не придется иметь дело с секретаршей-«курицей» и водителем-«козлом», делать приятную мину при плохой игре с партнером-«идиотом», унижаться, идти на мучительные компромиссы. Вы избавитесь от напряжения, связанного с прежней работой,— и в этом безусловный плюс любой отставки.
Вы наверняка столкнетесь с противоречивой реакцией окружающих: одни будут вас поддерживать изо всех сил, другие — топить, но и те и другие — не без корыстных целей. Исчезните на некоторое время, чтобы и общество, и вы сами привыкли к новому положению вещей.
Затем неизбежен период раздумья. Вы начнете вспоминать пережитое, попробуете мысленно ситуацию переиграть, будете заочно полемизировать со своими врагами. У вас появится бессонница, подскочит давление, возможны болезни — от гриппа до инфаркта.
Чтобы смягчить реакцию организма, советую опять-таки уединиться (можете заодно заняться спортом, поухаживать за рыбками в аквариуме, вскопать грядки, сходить по грибы) и поразмышлять. Займите наблюдательную позицию по отношению к своим переживаниям — пару дней вам будет нестерпимо больно от несправедливости судьбы, еще пару дней жаль прошлого, еще недельку вы будете недоумевать по поводу будущего. Если вы полны каких-то эмоций (обиды, ненависти), признайтесь себе в этом честно. Главное — не заниматься самобичеванием. Запомните: вы ни в чем не виноваты. Так сложились обстоятельства.
Если вы не дадите себе возможности пережить всю эту гамму чувств, они (чувства) будут загрязнять ваше сознание годы и годы. Чтобы ускорить процесс внутреннего очищения, можно обратиться к психологу — психологическая консультация как раз позволяет в концентрированном виде эффективно переваривать самый сложный жизненный опыт.
В завершение этого периода (а он длится от двух недель до нескольких месяцев) вы обязательно заметите: ваше настроение станет ровным, в голову начнут приходить неожиданные и интересные идеи, проекты. Начинайте «выходить в люди», обсуждать с доверенными лицами свои перспективы. Будет полезно поговорить с врагами-конкурентами: вы сумеете понять, как к вашей отставке относится общественность.
Как бы вам ни хотелось вновь окунуться в дело, не соглашайтесь на первые попавшиеся предложения. Вполне вероятно, потенциальные работодатели просто хотят использовать ваш социальный имидж. (В России всех «бывших» неизменно записывают в жертвы режима, в мучеников, чуть ли не святых.) Возьмите тайм-аут. Если позволяет положение, устройте пресс конференцию и сами сформулируйте, каких именно предложений ожидаете. Нет ничего подходящего — создавайте свой проект, партию, движение, ассоциацию, фирму. В то же время нужно реально оценить свои возможности: нынешние чиновники, принятые на работу по принципу личной преданности, оказываются на ответственных постах слишком уж стремительно, часто объективно не соответствуя занимаемой должности. Не бойтесь идти на «понижение» — главное, чтобы у вас при этом оставалась возможность учиться и… делать карьеру. Ведь настоящему профессионалу никакое увольнение не страшно: он «поднимется» в любой фирме или госструктуре.
Верьте в то, что даже самая несправедливая отставка может дать вам такие перспективы, которые без нее были бы невозможны. В России самые звездные политические карьеры (когда-то Ельцина, теперь — Степашина и Примакова) как раз начинались после увольнения.
Сотрудник администрации президента РФ: «Если после отставки вы хотите продолжить карьеру, не делайте громких разоблачений, не мстите врагам. Понятно, что в вас клокочет гнев на обидчиков, но на новом месте работы в первую очередь будут оценивать вашу надежность. Чрезмерная болтливость ваш имидж испортит. И наоборот, умение держать удар молча только укрепит авторитет.
Показательна с этой точки зрения карьера Сергея Степашина. После отставки с поста директора ФСБ он на некоторое время ушел в тень и лишь затем начал свое восхождение к премьерству. Сейчас он тоже ведет себя правильно, проявляя корпоративную лояльность, поэтому у него все шансы вернуться во власть».
Если отставка — ваше решение

Когда заявление об уходе вы напишите сами, и не в рекламных целях, а потому, что не в состоянии продуктивно работать, стресс вы переживете более легко. Вы будете не случайной жертвой политической игры, а самостоятельным игроком, который распорядился своей судьбой.
Элла Памфилова, депутат Госдумы: «В 1993 году я подала в отставку с поста министра социальной защиты. Это был мой личный выбор. Я написала сразу два заявления: на развод с мужем и «по собственному желанию», решила начать новую жизнь сразу на всех фронтах. Заявление об увольнении пришлось писать четыре раза: его постоянно «теряли», не желая меня отпускать.
К отставке я себя морально готовила очень долго. Я прекрасно понимала, что того обилия внимания, в которое я была погружена, уже не будет. Люди, которые сегодня говорят комплименты и приглашают на важные мероприятия, завтра не посмотрят в мою сторону. Так и произошло: едва приказ о моем увольнении подписали, я с мамой, дочкой и кошкой оказались без жилья, мне никто не звонил, свита рассосалась, прежние угодники смотрели мимо.
Этот период был безумно тяжелым и настолько же полезным. Я укрепила характер и избавилась от подхалимов. Рядом остались только друзья и партнеры по делу, а не по светской жизни. Я прочитала множество книг, которые дали новую пищу уму, нашла себе достойные занятия. Сегодня я не только депутат Госдумы, но и глава общественного движения «За здоровую Россию», лидер политического движения «За гражданское достоинство». Я по-прежнему занимаюсь социальной сферой и помогаю людям.
А отставку нужно просто пережить. Плакать о потерянных должностях смешно».

ЕВГЕНИЯ ВАРЛАМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK