Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПОСЛЕДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ КРЕМЛЯ"

В этом году с выступлений в Рунете началось несколько громких политических скандалов. Не закрутит ли власть гайки в виртуальном пространстве?    Когда Рунет шагнул из университетов в квартиры, мало кто предполагал, что со временем Сеть станет рупором для выражения недовольства властью и государственным аппаратом. Тогда, в середине 1990-х, эту роль активно играли печатные и электронные СМИ: поделенные между олигархами или принадлежащие трудовым коллективам, они претендовали на то, чтобы стать важным институтом демократии. Потом началось закручивание гаек: закрывались каналы, снимались с эфира рискованные передачи наподобие «Кукол» Виктора Шендеровича, менялось руководство печатных СМИ. В результате ряда слияний, поглощений, закрытий почти все центральные СМИ оказались либо в руках государства, либо под его опосредованным контролем. Последний осуществляется через владеющие СМИ крупные финансовые группы, меньше всего заинтересованные в какой-либо напряженности в отношениях с высшими чиновниками. Ничто не должно мешать основному бизнесу. А газета, журнал или радио — довесок к нему, «непрофильный актив». Иногда приятный, но чаще горький. В какой-то момент могло показаться, что на этом история свободы слова (в традиционном — западном — представлении) в российских СМИ закончилась и началась привычная цензура-самоцензура.
   Однако не тут-то было: один за другим в Интернете стали появляться видеоролики, которые по популярности едва ли не превосходят «Взгляд» Листьева-Любимова-Политковского конца 1980-х, а по остроте могут соперничать с выпадами патентованных оппозиционеров. При этом история майора Дымовского, обличавшего порядки в МВД, или история Яммского дома-интерната для престарелых (Псковская область) не просто наделали шуму в Сети, но и шагнули за рамки Интернета — на уровень федеральных СМИ, в том числе и главных телеканалов. С интернатом вообще произошла невиданная доселе история. Всего-то нужно было волонтерам, ухаживавшим за стариками, выложить в Сеть текст с обвинениями персонала дома-интерната в халатности и неоказании помощи больным, сопроводив его соответствующими фотографиями, как главврача уволили, а темой заинтересовался губернатор области и Минсоцздрав РФ.
   В итоге Интернет из места политических дискуссий все больше превращается в островок свободы, в последний ресурс для тех, кому есть что сказать в надежде, что его услышат.
   
СЕТЕВОЙ КЛАПАН
   Вопрос только, стала ли Сеть такой сама или власти «помогли», подтолкнли к сплочению сетевую оппозицию? «Интернет, видеохостинги, оппозиционные блоги и форумы — это то, что нам оставили специально, — убежден политолог, вице-президент Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Евгений Минченко. — В Сети налицо намеренная минимализация цензуры». «Государственные службы не могут полностью контролировать Сеть, зато могут влиять», — соглашается вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.
   По мнению политологов, власть в целом устраивает сложившаяся в Сети ситуация, несмотря на предпринимаемые время от времени попытки ее зарегулировать. Они, кстати, достигают своей цели: взбадривают сетевое сообщество, оживляют дискуссии, заставляют тех, чья оппозиционная деятельность осуществляется посредством клавиатуры и мыши, поверить, что они делают важное дело. Евгений Минченко полагает, что Сеть дает возможность недовольным членам общества (а чем-то недоволен время от времени бывает каждый из нас) выпустить пар. А заодно власть всегда может потрафить западному общественному мнению и политикам: мол, смотрите, у нас есть территория свободы, свободные медиа, активные блоггеры. «Режим не желает выглядеть авторитарным, — полагает Алексей Макаркин. — Мы же не КНДР, не Белоруссия и не Венесуэла. Нельзя пойти на третий срок и нельзя перекрыть Интернет. Это проблема политической свободы, что значимо для партнеров российских властей по G-8». Тем более что, как правило, дискуссии на политических сайтах и форумах не опасны, они не сопровождаются серьезными протестными действиями в реальности; Интернет — не средство координации протеста, а место для самовыражения.
   Между тем свободный Интернет важен для очень заметной части среднего класса. «Многие там просто живут», — отмечает Алексей Макаркин. Введение прямой сетевой цензуры будет воспринято негативно, вызовет активное недовольство. Причем не столько у радикалов, которые и так все время недовольны властью, но и у вполне лояльных людей. Лояльных, пока им не мешают жить так, как они хотят. «ЖЖ и видеохостинги — часть их прайвеси, государственные перегибы гарантированно вызовут раздражение», — уверен эксперт.
   Взамен властям приходится терпеть недовольство той части российского общества, которая не слишком привязана к компьютерам и сетевой коммуникации. Это в основном пенсионеры и бюджетники — те, кто ходит на избирательные участки и отдает свои голоса за «Единую Россию» и ее кандидатов. Упреки традиционные: в Сети порнография, игры, которые затягивают детей и подростков, а также сетевая преступность и хакеры. Недаром отечественный сегмент Всемирной паутины часто именуют помойкой. Приходится терпеть и неожиданные прорывы через Сеть, подобные истории майора Дымовского. Схожие действия были и раньше, до появления ресурсов, куда можно выкладывать ролики. Например, раздраженные корпоративным идиотизмом работники обожают выкладывать на различных форумах (или у себя в ЖЖ) подборки высказываний начальства, какие-то вопиющие примеры, документы внутреннего распорядка. По мнению сетевых специалистов, такое будет происходить в разных отраслях деятельности все чаще и чаще.
   
КОНТРОЛЬ, ВЛИЯНИЕ И САМОЦЕНЗУРА
    Если власть не может контролировать сетевую активность, то может на нее влиять, убеждены эксперты. При этом методы технического давления — блокирование сайтов, удаление информации, давление на компанию-провайдера наименее эффективны. В ответ можно разместить ресурс или ролик на зарубежном сервере, видеохостинге, сменить название сайта или доменную зону. Так, благодаря подобным уловкам много лет существует сайт и форум наркоманов, где они обмениваются впечатлениями и рецептами, назначают встречи, виртуально хоронят умерших товарищей. ФСКН и МВД прекрасно осведомлены о существовании ресурса, но ничего с ним сделать не могут. Можно, в конце концов, добиться правды в суде: так, по словам Евгения Минченко, удалось отстоять популярный на Урале сетевой ресурс www.ura.ru от посягательств недавно уволенных замов полпреда в УрФО. «Дошло до Высшего арбитражного суда, но отстояли», — гордится эксперт. Гораздо удобнее и результативнее влиять на людей в Интернете при помощи активных кампаний и поддержки своих блоггеров и форумов, убежден Алексей Макаркин. В пример он приводит ритуальные выступления оппозиции по поводу «кровавого режима», имевшие реальные причины — давление на оппозиционеров со стороны силовых структур. Власти при помощи лояльных блоггеров абсурдировали изначально здоровую критику, создав «кровавую гэбню». И вот уже почти никто не воспринимает всерьез инвективы правозащитников.
{PAGE}
   Второй важнейший инструмент влияния власти на Интернет в России — самоцензура сетевых журналистов, редакторов и владельцев ресурсов. Притом они часто чистят форумы, блоги и т.д., исходя не столько из буквы закона, сколько из собственных ощущений. Так, недавно разразился скандал: в одной из конференций популярного сайта www.auto.ru владелец удалил ветку, где водители обсуждали «блатные» машины с мигалками и спецномерами, а также совершенные ими нарушения на дорогах. Пользователи ресурса выкладывали фото таких машин, сообща выясняли, кто на них ездит. Иногда такое общественное расследование приносило удивительные результаты: номера МВД или правительства обнаруживались на машине директора рынка и т.д. Владелец ресурса прикрыл ветку целиком, не вдаваясь в обсуждения.
   «Самоцензура — на первом месте, специально обученные сотрудники госслужб — на втором», — подтверждает Евгений Минченко. «Это связано с тем, что владельцы и сотрудники сетевых ресурсов считают свою сферу коммерческой, — уверен Алексей Макаркин. — Они не политические агитаторы, они стремятся отсечь все, что угрожает бизнесу». Случаи, когда за публикации на форумах влетало собственникам, были. Так что менеджеры и собственники не хотят проблем, они идут по пути минимизации рисков. «Только это уже не самоцензура, — возражает либеральный политолог Дмитрий Орешкин. — Это, скорее, цензура внешняя, основанная на страхе: я не пишу, потому что боюсь».
   Эксперты затрудняются предсказать, чем и когда закончится свобода Интернета. Многие считают, что рано или поздно власть прикрутит гайки и в Сети. «Еще год или два будет продолжаться эта либерализация, учитывая то, что Дмитрий Медведев — сам блоггер и фанат Интернета», — утверждает Евгений Минченко. «Дело не в Медведеве, дело в Западе — свобода Интернета сохранится до тех пор, пока России нужно будет поддерживать имидж цивилизованной страны», — рассуждает Алексей Макаркин. А Дмитрий Орешкин полагает, что власти обязательно будут и дальше пытаться контролировать Интернет: необходимо постоянное информационное обеспечение, внушающее гражданам, что вертикаль работает.
   Пока существующая ситуация устраивает всех. Эксперты полагают, что по крайней мере до 2012 года (а то и до Олимпиады) статус-кво будет сохраняться. Резко развернуть ситуацию может только форс-мажор. Например, серьезный рост киберпреступности: сейчас она еще экзотична для России, но Западная Европа уже страдает от постоянных атак на банки и попыток взлома охранных систем. МВД не гарантирует, что отечественный криминалитет не освоит все, что умеют немецкие или британские подростки. Кроме того, побудить власть к замораживанию интернет-свободы может слив в Сеть чего-то очень нежелательного — например, информации о личной жизни или финансовых делах президента, премьера или членов их семей. В этом случае эксперты «Профиля» не исключают и возведения виртуального железного занавеса по китайскому варианту.
   

   ПРОГНОЗ
   К 2010 ГОДУ показатель проникновения ШПД в регионах достигнет 22,2%, тогда как в 2006 году он составлял всего лишь 2,7%. При этом уровень проникновения в Москве в 2010 году составит 81,2%, по России в целом — 28%. В 2009 году этот показатель в столице достигнет 75,4%, в регионах — 18,4%, проникновение Интернета в целом по России составит 23,8%.
   Источник: iKS-Consulting.

   

   Инструкция по применению видеохостингов
   Шаг 1. Придумать и снять свой видеоролик.
   Шаг 2. СОЗДАТЬ АККАУНТ (ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ) НА ВЫБРАННОМ ВИДЕОХОСТИНГЕ.
   Шаг 3. ПЕРЕКОДИРОВАТЬ СНЯТЫЙ РОЛИК В ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФОРМАТ .FLV, ХОТЯ НА КАЖДОМ ВИДЕОХОСТИНГЕ УКАЗАНЫ ПРИМЕНЯЕМЫЕ ФОРМАТЫ.
   Шаг 4. Открыть свою страницу на хостинге и нажать кнопку «Добавить видео», с помощью браузера выбрать файл, который вы хотите загрузить.
   Шаг 5. НАПИСАТЬ ДЛЯ РОЛИКА ЗАГОЛОВОК. ЛУЧШЕ, ЧТОБЫ В НЕМ ОТРАЖАЛОСЬ СОДЕРЖАНИЕ ВАШЕГО РОЛИКА. ХОТЯ БЫВАЮТ СЛУЧАИ, КОГДА АВТОРЫ РОЛИКОВ С ДЕТСКИМ ПОРНО СТАВЯТ ЗАГОЛОВКИ ПРО СЛОНОВ В ЗООПАРКЕ.
   Шаг 6. СДЕЛАТЬ КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ РОЛИКА И ВЫБРАТЬ НА САЙТЕ КАТЕГОРИЮ, В КОТОРУЮ ОН БУДЕТ ПОМЕЩЕН. НАПРИМЕР, ЕСЛИ РОЛИК ПРО ЧИНОВНИКОВ, ЕГО НУЖНО ЗАЛИТЬ В КАТЕГОРИЮ «БЮРОКРАТЫ» ИЛИ ЧТО-ТО В ЭТОМ ДУХЕ.
   Шаг 7. СДЕЛАТЬ ТЭГИ. ЭТО ПОИСКОВЫЕ СЛОВА, ПО КОТОРЫМ ВАШ РОЛИК БУДУТ ИСКАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ, ТАК ЧТО ИМЕЕТ СМЫСЛ ПРОПИСАТЬ ТЭГИ КАК МОЖНО БОЛЕЕ ПОЛНО.
   Шаг 8. НАЖАТЬ КНОПКУ «ЗАГРУЗИТЬ ВИДЕО».
   Шаг 9. ПРИМЕНИТЬ ВЫБРАННУЮ ВАМИ СТРАТЕГИЮ ПРОДВИЖЕНИЯ ВАШЕГО РОЛИКА И ЕЖЕДНЕВНО СЛЕДИТЬ ЗА РОСТОМ ПОСЕЩЕНИЯ И ДИСКУССИЕЙ ВОКРУГ ТЕМЫ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK