Наверх
27 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Последнее послание Путина"

Нынешнее ежегодное Послание президента, по его собственному признанию, носило «чисто деловой» характер.И это правда: собственно «политики» в привычном смысле слова в нем почти не было. За исключением, пожалуй, одной-единственной фразы Владимира Путина о том, что «следующее Послание Федеральному собранию будет делать уже другой глава государства»...

Веришь не веришь

Что и говорить, за последнее время Путин не раз заявлял о своем намерении сохранить в неизменном виде ельцинскую Конституцию и уйти с поста точно в срок.

Но ему все равно не верили.

То ли потому, что сказывалась привычка к «византийской составляющей» нашей политической практики (возрождению этой составляющей после нескольких перестроечных лет мы, кстати, тоже обязаны первому президенту РФ — большому мастеру на разного рода «загогулины»). В рамках этой логики, если человек может остаться (молод, здоров, тем более с рейтингом и парламентским большинством в кармане), значит, он не может уйти. Или как минимум может и не уйти.

То ли не верили потому, что Путин не заставляет ему верить. По большому счету не в его интересах, чтобы и сейчас поверили. Именно отсюда, как представляется, его кокетливые замечания относительно того, что «мне выступать с политическими завещаниями преждевременно». Из той же оперы и заклинания околокремлевских политпрорицателей — мол, «весь он не уйдет».

В общем, даже если захочешь поверить, не поверишь.

Путина понять можно. Убедить всех в своем скором уходе — значит остаток срока ковылять «хромой уткой» и целый год наблюдать, как все это «расширенное правительство» начнет подобострастно заискивать перед потенциальным третьим президентом, постепенно отдаляясь от еще действующего — второго по счету.

Путину «до последней минуты законных, конституционных полномочий» выгодно иметь возможность если не для отступления, то уж по крайней мере для маневра.

Но все-таки Путин уходит.

Об этом можно судить не только по тому, что он еще раз дал понять, что уйдет. Хотя на этот раз он сделал это, не «отвечая на вопросы журналистов» (коих обмануть сам Бог велел: «их позвали подсматривать, а они подслушивают...»), а в Послании — официальном документе, необходимость оглашения которого прописана в Конституции...

Впрочем, в пользу его предстоящего ухода в гораздо большей мере, чем слова из Послания, свидетельствует тональность событий минувшей — траурной по случаю смерти Бориса Ельцина — недели.

Законы приличия

Как бы то ни было, государственные похороны первого президента вернули в российскую политику (надолго ли — другой вопрос) понятие о приличном поведении. Не выигрышном с точки зрения пиара, не эффективном с управленческой точки зрения, не «грамотном» с точки зрения «разводки заинтересованных кланов», а именно о приличном поведении.

Путину и правда зачтется: Ельцина похоронили в соответствии с нормами приличия. Не препятствуя появлению на церемонии (причем в шаговой доступности от действующего президента и его ближайшего окружения) ни нынешнего политического изгоя Михаила Касьянова, ни полузабытых уже героев «демократической волны» конца 80-х — тех, кого почти записали в разряд «демшизы». Но они работали с Ельциным, и их пустили проститься с ним. Видимо, иное, с точки зрения организаторов похорон, было бы неприличным.

На похороны пришел Михаил Горбачев, и иное было бы для него неприличным. А распорядители траурной церемонии посчитали неприличным загнать его в пятый ряд — за спины уважаемых депутатов-единороссов. И поэтому всю церемонию прощания со своим политическим могильщиком Горбачев отстоял рядом с нынешним руководством страны — Сергеем Собяниным, двумя «преемниками» и двумя спикерами. В общем, как и приличествует его статусу — статусу самого первого президента этой страны, собственно, и давшего ей свободу.

Лужков с Примаковым, эти грозные обличители «семьи» образца 1999 года, тоже пришли и соболезновали: не только Наине Иосифовне, но и «Тане с Валей» — супругам Юмашевым, а те принимали соболезнования. Для тех и других иное было бы неприличным.

Да и сами похороны со специально написанным, пусть и «императорским» церемониалом (последний раз так, или почти так, хоронили Александра III — кстати, человека далеко не реформаторского склада) и с непривычной для простого смертного титулатурой («новопреставленный первый президент России Борис Николаевич») демонстрировали: это не просто похороны. На наших глазах закладывалась основа традиции проводов бывших глав государства.

А когда формируют традицию (причем такую!), думают все же о чем-то более возвышенном, нежели о решении сиюминутных политических задач (кому и как оставить власть, например). Как сказал Путин про Ельцина, «такой политический стиль отличает национальных лидеров, которые мыслят не одним днем, а смотрят далеко-далеко вперед».

Не менее важно, что Путин, провожая в последний путь своего предшественника, неоднократно говорил о роли первого президента РФ как инициатора принятия действующего Основного закона: «Борис Ельцин выстрадал и провел в жизнь новую Конституцию страны». После этих слов нарушить Конституцию и остаться на третий срок для Путина просто невозможно. Потому что неприлично.

Так же неприлично, как неприлично поведение коммунистов, дважды отказавшихся почтить память своего почившего врага Ельцина вставанием (в день его похорон — в Думе и на следующий день при оглашении Послания — в Кремле). Показательно, что демонстрировать неприличность своего поведения сами лидеры компартии не стали: Геннадий Зюганов так и остался в Латинской Америке, а второе лицо в КПРФ, вице-спикер Госдумы Валентин Купцов, просто не появлялся там, где чтили память Ельцина, — ни в зале заседаний Думы, ни в храме Христа Спасителя, ни в Мраморном зале Кремля. Вице-спикера понять можно: в начале 80-х партфункционеры Купцов и Ельцин были на «ты». В результате выполнять решение фракции пришлось партийным заднескамеечникам.

Однако Путин, при всех «перегибах» и «загогулинах» последних семи лет, явно не заднескамеечник. И уж точно не хочет таковым выглядеть в чьих бы то ни было глазах...

И невозможное возможно

По информации «Профиля», слова Путина о том, что это Послание для него последнее, были включены в текст президентского выступления в самый последний момент. По крайней мере, еще за пару минут до начала путинской речи высокопоставленный чиновник кремлевской администрации не дал утвердительного ответа на вопрос «Профиля», является ли это Послание последним для президента. «Конституция не определяет дату выступления президента с Посланием, а поскольку инаугурация нового главы государства, видимо, состоится в мае следующего года, ничто не мешает Путину еще раз выступить перед Федеральным собранием, скажем в марте или апреле 2008-го, — сказал чиновник. — В любом случае, выступать или нет — это будет зависеть от самого президента». Прошел час с небольшим, и Путин заявил, что уходит и что это Послание для него последнее...

«Решение Путина расставить все точки над i даже несколько запоздало», — уверен другой информированный собеседник «Профиля». По его словам, недавняя инициатива спикера СФ Сергея Миронова, предложившего региональным заксобраниям «неформально» высказаться на тему третьего срока, — «весьма опасная затея». «Если вы представляете, как функционирует нынешний госаппарат (а Миронов точно в курсе), вы должны понимать, что он своей инициативой всех чиновников поставил в сложное положение, — уверен собеседник «Профиля». — Ведь депутаты заксобраний побегут за советом к губернаторам, те — к полпредам президента, те, в свою очередь, в администрацию президента, но вряд ли там кто-то будет брать на себя ответственность и говорить твердое «нет» на вопрос о «третьем сроке».

А значит, до последнего момента нельзя было исключать вероятность того, что, перестраховываясь, регионы поддержат Миронова. «Неформально, конечно, но этого хватило бы для того, чтобы и Дума с Советом Федерации дрогнули, а с этим уже можно идти к президенту: так, мол, и так — все просят вас остаться», — говорит чиновник.

Публичное объявление Путиным своей позиции (говорят, чуть более недели назад он высказывался на этот счет и в «узком кругу») фактически ставит на инициативе спикера СФ крест. «Впрочем, — уверен источник, — было бы наивно думать, что именно Миронов — подлинный автор идеи: в последнее время Сергей Михайлович частенько озвучивает мнения той части путинского окружения, которая держится за status quo и просто боится того момента, когда Путин уйдет из Кремля».

То, что президент неожиданно для многих дал понять, что имеет собственные планы на 2008 год, лишний раз свидетельствует: за третий срок Путина все еще идет нешуточная борьба. Однако пока перевес на его стороне.

Впрочем, перевес этот явно неустойчив. И именно данное обстоятельство не позволяет до конца исключать сценарий досрочных выборов. Ведь планы страны на ближайшую перспективу Путин, по его собственному признанию, уже начертал: захочет ли он ждать, когда «партия третьего срока», поняв, что игра проиграна, затеет какую-нибудь гнилую авантюру, окончательно закрывающую ему путь к цивилизованному уходу из власти?

Правда, для досрочного ухода, как и в ситуации 1999 года, нужна еще одна составляющая. А именно — четкий ответ на вопрос «а кто вместо?» Его-то у Путина, похоже, до сих пор нет.

Между тем по целому ряду признаков на сегодня шансы Сергея Иванова действительно выглядят более предпочтительными. Взять хотя бы тот факт, что после Послания Сергей Иванов специально вышел к многочисленным представителям СМИ и долго ждал, когда «пятачок» перед камерами освободит вырвавшийся вперед Алексей Кудрин (в предыдущие годы Иванов старался проскользнуть мимо журналистов незамеченным). А вот Дмитрий Медведев перед прессой так и не появился...

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
27.10.2021
26.10.2021