Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПОСУЛИЛ И НЕ ССУДИЛ"

Российские банки решили проблемы с ликвидностью, но возобновлять кредитование не спешат. Пока они предпочитают вложения в фондовый и валютные рынки.    Подводя итоги прошлого года, банкиры надеялись на улучшение ситуации в экономике в целом и в банковской отрасли в частности. И вроде внешне все выглядит благополучно: первый квартал 2010-го выдался для многих кредитных организаций довольно удачным. Крупные частные и государственные банки и в кризис чувствовали себя неплохо благодаря мощной поддержке властей, а теперь и подавно не бедствуют — наращивать обороты им существенно легче, нежели другим игрокам. По данным Центробанка (ЦБ), за январь-март 2010 года прибыль 30 крупнейших по активам банков составила 82 млрд рублей. Ведущая тридцатка заработала в два раза больше, чем за тот же период прошлого года (тогда чистая прибыль составила 39,7 млрд рублей).

   Неплохие показатели демонстрирует и банковская система в целом — за первый квартал российские кредитные организации получили 116,7 млрд рублей чистой прибыли против 32 млрд рублей за весь 2009 год. Однако в этом году стало ясно: потерь рынку не избежать. Ряд банков, которым удалось выстоять даже в самый разгар кризиса, могут лишиться места под солнцем. Точнее, одного из главных источников фондирования — вкладов.    Во время кризиса ЦБ ввел определенные послабления: банки, в течение квартала показывавшие убытки, не ис-ключались из системы страхования вкладов (ССВ). В част-ности, по итогам 2009 года соответствующие требования не исполняли 49 банков, и ЦБ не стал устанавливать для них никаких запретов. Однако вскоре временный мораторий на выполнение условий членства в системе может быть отменен, и тогда неприбыльные банки будут вынуждены прекратить прием депозитов от населения. По заявлениям представителей ЦБ, в первом квартале требованиям ССВ не соответствовало уже около 10% российских банков. Учиты-вая, что всего их в стране чуть более тысячи, работу с вклад-чиками могут прекратить более 100 организаций, не повысивших свою доходность. А это будет означать неминуемую смерть: ведь за порогом окажутся в большинстве своем мелкие и средние организации, в наибольшей степени зависимые от средств населения.    На днях первый зампред регулятора Геннадий Меликьян сообщил, что окончательное решение по снятию моратория будет принято летом или осенью, но банки уже сейчас должны сосредоточиться на сокращении издержек. Дескать, привыкли до кризиса жить на высокой марже, учитесь зарабатывать и в других условиях.    В целом же ситуация с фондированием в начале этого года была вполне благополучной. Вклады населения перестали играть первую скрипку в пассивах, и банкиры переключились на другие источники пополнения карманов. «Банки начали размещать облигационные займы. Оживает международный рынок, межбанковское кредитование. Юрлица тоже стали чаще размещать свои ресурсы в банках», — поясняет Владимир Чубарь, первый заместитель председателя правления Московского кредитного банка.    Однако качество банковс-ких активов по-прежнему серьезно беспокоит ЦБ. Просрочка по физлицам с января по конец марта увеличилась с 6,8% до 7,4%, по юрлицам — с 6,08% до 6,2%. Правда, как отметил Геннадий Меликьян, радует, что два ведущих показателя (размер просроченных долгов и доля проблемных ссуд четвертой и пятой категории) все же не растут столь существенными темпами, как в начале прошлого года — по 20% в месяц. «Но если пересчитать российский расчет просрочки по западным стандартам, то, возможно, ее объем вырос бы на 10-20% относительно российских по-казателей», — отрезвляет он банкиров. Так что отечест-венная банковская система хоть и выходит из кризисного состояния, но, по словам Геннадия Меликьяна, для от-дельных банков риски сохраняются.

   Одной из самых серьезных проблем является сокращение кредитования: по физлицам в течение первого квартала портфель сократился на 1,04%, до 3536,3 млрд рублей, по нефинансовым организациям — на 0,9%, до 12 424 млрд рублей. Таковы данные ЦБ. Опрошенные «Профилем» уверяют: да, деньги есть, но есть ряд причин, мешающих наращиванию кредитов. Сейчас ключевой вопрос — это поиск надежных заемщиков. В течение полутора лет выручка большинства компаний значительно снизилась, в то же время стоимость кредитов серьезно выросла. В результате под вопросом оказалась платежеспособность даже тех предприятий, руководство которых еще недавно было желанными гостями в офисах банков. «Из-за дефицита качественных заемщиков конкуренция на рынке кредитования выросла», — говорит Евгений Ромаков, руководитель дивизиона финансов, зампредправления ОТП Банка.   Другая проблема: участившиеся случаи подтасовки финансовой документации со стороны компаний и искажение реального положения. «Остро стоит вопрос прозрачности российских компаний. Банки готовы давать деньги стабильно работающим и прозрачным компаниям, но таких немного», — жалуется Александр Дедищев, советник вице-президента банка МФК.    Да и спрос на кредиты нельзя назвать ажиотажным: ставки все еще остаются довольно высокими, а потому корпоративные клиенты пока осторожно относятся к возможности взять заем. «Многие из них рассматривают иные источники финансирования, в частности, облигационные займы», — отмечает председатель прав-ления Нордеа Банка Игорь Буланцев. Зачастую компаниям выгоднее выходить на облигационный рынок, поскольку в этом случае нет привязанности к конкретному кредитору, да и стоимость заимствования зачастую ниже. По словам Игоря Буланцева, иногда образуется любопытная кол-лизия с теми компаниями, которые привлекают средства и с помощью банковских кредитов, и за счет выпуска облигаций. Банкам надо куда-то размещать временно свободные средства, и они покупают облигации, эмитентами которых часто оказываются их же заемщики. А корпорации, привлекшие более дешевые деньги через облигации, погашают ранее полученные кредиты.

   «Многие банки вынуждены размещать избыток ликвидности на фондовом рынке, который при консервативном подходе не дает доходности, сравнимой с кредитными сделками», — говорит Людмила Лебедева, член совета директоров Первого республиканского банка. По-крупному банки вкладываются и в валюту, тем самым раскачивая и фондовый, и валютный рынок. Естественно, им выгоднее вернуться к своему прежнему главному источнику доходов — кредитованию, другие виды деятельности, в том числе непрофильные, далеко не так выгодны, поясняет Людмила Лебедева. Однако пока финансисты предпочитают воздерживаться от раздачи ссуд. И государству пока не удается решить проблему за счет снижения ставки рефинансирования. «Снижение процентных ставок государством незначительно влияет на кредитование реального сектора, если банковская система итак достаточно капитализирована», — считает Александр Дедищев.
   Выходит, что решать вопрос с кредитованием населения и компаний банки должны сами. В ряде организаций объемы ежемесячно выдаваемых займов растут, так что, возможно, рынок сам решит эту проблему без активного вмешательства государства. «Пока что кризис не миновал. О его преодолении можно будет говорить, когда появится устойчивая динамика роста кредитных портфелей и будут расти доходы — как процентные, так и комиссионные», — отмечает Игорь Буланцев. Другим признаком конца кризиса, по мнению эксперта, будет исчезновение из деловых изданий слов «реструктуризация» и «рост просрочки». Но пока мы никак не можем от них отказаться, ведь явления эти никуда не делись.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK