Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Повторение пройденного"

Случившаяся год назад смена руководства Центрального банка — яркий пример того, как новое вино залили в старые мехи. Получилось кисло.За год, прошедший с момента смены руководства Центрального банка России, эта структура ощутимо потеряла в политическом весе. Если прежний председатель ЦБ Виктор Геращенко устойчиво находился на 5—7-м месте в различных рейтингах российских политиков, то его преемнику Сергею Игнатьеву не удается подняться выше 40—50-х позиций. Можно, конечно, трактовать это как уход топ-менеджмента главного банка страны из публичной политики в малозаметную финансовую ее сферу. Но факт, многократно доказанный исследователями на большом числе стран, гласит: чем более зависим центральный банк от правительства, тем хуже в среднесрочной перспективе финансовая ситуация в стране. А отсутствие собственного политического веса предполагает как раз такую зависимость.
Впрочем, внешне Банк России в целом продолжает денежную политику 1999—2001 годов. Ее главный ориентир — плавное снижение инфляции. В 2002 году, как и в 2001-м, при прежнем руководстве ЦБ, денежная масса увеличилась на 30—35% (в 1999—2000 годах на 50—55%).
Унаследована и политика постепенного снижения ставки рефинансирования. Курс рубля, как и раньше, фактически закреплен (хотя и объявлен плавающим). Закупки Банком России валюты на рынке остаются основным каналом пополнения денежной массы и главным инструментом денежной политики. Уровень монетизации экономики продолжает оставаться очень низким (по методике МВФ, в 1999—2001 году он составлял 21,5—22,5%, в 2002 году — 23%).
Таким образом, преемственность денежной политики Банка России очевидна. Прогнозы ее воздействия на макроэкономическую ситуацию в стране имеют негативный оттенок. Когда снижение инфляции, в том числе за счет удержания курса национальной валюты, становится фетишем. Следовательно, резко возрастают макроэкономические риски.
Посмотрим, к чему это может привести на практике. Сценарий первый. Цены на основные товары нашего экспорта по-прежнему высоки. Финансовая ситуация устойчива. При сохранении нынешней денежной политики это приведет к вытеснению отечественных товаров импортом и свертыванию экспорта сложной продукции, а также к упрощению продуктовой структуры хозяйства. Первые симптомы реализации этого сценария налицо. Давление импорта на внутренний рынок схоже с тем, каким оно было в 1995—1996 годах (когда проводилась политика финансовой стабилизации при закрепленном курсе рубля). Это видно на цифрах. В «очищенном» от сделок с нефтью и газом торговом балансе России в 1994—1997-м импорт превышал экспорт в 1,5 раза. После девальвации 1998 года ситуация полностью поменялась, и импорт составлял 85—90% от экспорта, очищенного от поставок топлива. Однако начиная с 2001 года вновь нарастает импорт, его превышение над «бестопливным» экспортом к концу прошлого года составило 20%. Получается, что история с завышенным курсом рубля повторяется?
Сценарий второй, в основе которого — низкие мировые цены на топливо. В этом случае продолжение нынешней денежной политики, нацеленной на низкую инфляцию, закрепленный (и завышенный) курс рубля (при проведенной до этого валютной либерализации) быстро сформируют бюджетный, а за ним и финансовый кризис. Банк России при таком развитии событий просто не успевает отреагировать на резкое изменение конъюнктуры, будучи стеснен годами применявшейся концепции денежной политики. Отсюда неизбежна смена руководства ЦБ, которое начинает проводить мягкую денежную политику и спасать экономику, как это было в 1998 году.
Может быть, не дожидаться воплощения этих сценариев в жизнь, а что-то поменять, как говорил сатирик, в консерватории?

ЯКОВ МИРКИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK