Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Правила деления"

Как привести иностранные капиталы в Россию? И извлечь при этом максимальные выгоды для бюджета?Михаил Клубничкин, топ-менеджер PricewaterhouseCoopers: «На сегодня СРП — это практически единственный из возможных способов привлечения крупных инвестиций в нефтяную и другие добывающие отрасли России. Причем совершенно не важно, иностранные или российские банки либо компании являются источником таких средств.
Причин несколько. Во-первых, будучи договором инвестора и государства, регулируемым нормами гражданского права, СРП гарантирует инвестору стабильность. Условия осуществления проекта, зафиксированные при подписании соглашения, не меняются на протяжении всего периода его реализации. Сейчас отсутствие такой стабильности, в том числе в налоговой области, отпугивает большинство потенциальных иностранных инвесторов и является главной причиной бегства за границу российского капитала.
Во-вторых, сама концепция СРП, заменяющая большинство налогов государственным «оброком» в виде части добытого минерального сырья, позволяет обеспечить известные из школьных учебников обязательные экономические условия осуществления любых коммерческих инвестиций: приемлемые сроки окупаемости капитальных вложений и приемлемую норму прибыли в целом за период реализации проекта. Соглашение позволяет перенести основное фискальное (налоговое) бремя на более поздние стадии осуществления проекта.
То есть отдавать государству его «долю» нужно, только когда первоначальные капиталовложения уже возвращены, инвестор смог расплатиться с кредиторами и получить минимально необходимую собственную прибыль. На этих стадиях, как говорится, уже не жалко и поделиться с государством.
В результате совокупная доля государственных поборов за весь период реализации инвестиционного проекта может оказаться достаточно высокой, но инвестора это будет устраивать. Например, в Индонезии и некоторых других странах, успешно применяющих СРП, доля государства в совокупной прибыли от эксплуатации месторождений составляет в зависимости от их размеров и других характеристик до 85% этой прибыли, но никаких тормозов для притока капиталов в результате не возникает.
Существующий пока в России налоговый режим создает прямо противоположную ситуацию: на начальных стадиях освоения месторождений налоги чрезмерно высоки, а затем они могут даже при определенных условиях позволять получать сверхприбыль, которая не снилась инвесторам в других странах. Но в целом результат налицо: инвестиций в нефтяную отрасль нет и не будет еще долго, если интенсивно не «пойдет» СРП и к добытой недавно на шельфе Сахалина первой «нефти российских СРП» не добавится нефть Приобского и Салымского месторождений в Западной Сибири, месторождений европейского Севера и многих других перспективных площадей и участков в разных регионах России и на ее континентальном шельфе.
Как известно, еще хуже обстоят дела с инвестициями в горнодобывающих отраслях, но и там применение СРП позволит сдвинуть дело с мертвой точки. Так, вскоре на условиях СРП может быть запущен ряд проектов в золотодобывающей промышленности.
К сожалению, минимально необходимая законодательная база для СРП была создана только полгода назад, после принятия необходимых поправок в налоговое законодательство, которые отстали от принятия собственно закона о СРП на три года. В результате на три года была фактически заморожена подготовка большого числа новых СРП по крупным проектам, обеспечивающим приток миллиардов долларов в Россию в виде прямых инвестиций. А такие инвестиции не «сбегают» при первых же признаках ухудшения ситуации, как это произошло с вложенным в российские ценные бумаги иностранным капиталом спекулятивного характера в период финансовых кризисов конца 1997—1998 года.
Короче говоря, СРП совершенно необходимы и российскому государству, и инвесторам, причем в равной степени и российским, и иностранным. Но ожидать, что с принятием законов на нас хлынет золотой дождь, по-моему, рановато».
Иван Глумов, заместитель министра природных ресурсов: «Соглашения о разделе продукции довольно широко применяются в мире. В основном они распространены в странах с нестабильной экономикой, к которым сейчас, увы, относится и Россия. Цель такого рода соглашений проста: обеспечить приток инвестиций в экономику страны за счет гарантий инвестору стабильности налогообложения.
Ведь иностранцы не могут работать на нашем правовом поле. У нас и налоговое, да и любое другое законодательство так запутано, что мы сами порой не можем разобраться, не говоря уж об иностранцах. Так вот, СРП позволяет сделать ситуацию более понятной.
Но есть как минимум одна проблема. Закон ведь рамочный, он устанавливает только общие принципы взаимодействия государства и иностранных инвесторов. И из него довольно сложно вычленить ясную и четкую государственную концепцию отношения к инвестору и совместному освоению недр.
Сейчас работает правительственная комиссия по СРП. Ее возглавляет первый вице-премьер Николай Аксененко. Мне кажется, что неплохо было бы этой комиссии опубликовать концепцию, подходы и взгляды государства на применение этого рамочного закона. Это сильно помогло бы инвестору в принятии решения и понимании общей ситуации.
А нам — привлечь инвестиции в нашу экономику. Для этого на первых порах можно даже отказаться от денежных поступлений в казну. Зато впоследствии мы получим современное производство с готовой инфраструктурой. Свои интересы мы реализуем, если сумеем сделать так, чтобы добыча на месторождениях, отданных под СРП, велась на нашем оборудовании, нашими специалистами, чтобы на проекты работали наши заводы. У нас есть для этого необходимая техническая база, особенно на конверсионных предприятиях. И если мы заставим инвесторов загрузить эти предприятия, экономический эффект будет более значимым, а главное, отдача будет уже сегодня, а не через 10—15 лет, когда появятся прибыли».
Алексей Михайлов, депутат Государственной думы, один из разработчиков закона об СРП: «Закон об СРП был разработан и принят еще в 1995 году. Тем не менее и сейчас для такого рода соглашений нет необходимой нормативной базы, нет политической воли правительства для принятия ряда указов и ведомственных инструкций. Ни премьеру, ни нынешнему министру топлива и энергетики до СРП просто нет дела. А когда последний решает взяться за СРП, то хочется, чтоб уж лучше все было по-старому.
В итоге работают всего два проекта: Сахалин-1 и Сахалин-2. Причем последний проект преимущественно газовый. В этом году там объявили о начале промышленной добычи нефти, но вопросы с газом стоят на месте. Нужно строить газопровод через весь остров, чтобы его газифицировать. Для поставок на экспорт требуется создать на Сахалине производство по сжижению газа на месте погрузки на танкеры и завод по его разжижению, например, в Японии. Пока ничего этого нет. Сейчас на Сахалине просто добывают нефть и увозят ее на танкерах за границу.
Серьезные проблемы и с проектом Сахалин-1. Экологические службы не дают разрешения на работу, есть вопросы с финансированием российской доли инвестиций и т.п.
Короче говоря, пока мы думаем и ковыряем в носу, время уходит. В определенный момент цены на нефть упали, и это отпугнуло инвесторов. А сейчас, когда котировки снова выросли, инвесторы уже смотрят на другие регионы мира. Западные компании, которые три-четыре года назад готовы были вкладывать деньги, все больше охладевают к России. И шансы на крупные прямые инвестиции в страну мы в самое ближайшее время можем упустить, если уже не упустили».
Елена Золотарева, руководитель российского представительства компании «Сахалинская энергия»: «Проект Сахалин-2 был запущен до принятия закона об СРП. Поэтому закон нас непосредственно не касается. Мы защищены так называемым дедушкиными поправками (закон об СРП гласит, что если его нормы, прежде всего налоговые, отличаются от тех, которые были закреплены в ранее заключенных соглашениях, то в данном проекте продолжает действовать норма соглашения, а не принятого федерального закона.— «Профиль»).
Тем не менее мы первыми столкнулись со всеми проблемами, сопутствующими работе на условиях СРП. Сегодня требуется принять несколько десятков подзаконных актов, которые касаются взимания таможенных сборов с импортируемого оборудования (когда оборудование ввозят подрядчики), необходимого для освоения месторождения и т.п. Их нет. Поэтому зачастую инвестор и его подрядчики несут совершенно не оправданные расходы, что крайне затрудняет работу и не может устраивать инвестора».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО, ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK