Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПРАВИЛА ВОЛНОДЕЛОВ"

Сколько волн кризиса уже накатило на Россию? И стоит ли готовиться к новым?   Интересное это занятие — работа с документами. Читаешь одни — и хочется разделить уверенность первых лиц нашего государства, утверждающих, что кризис миновал. Читаешь другие — и хочется ввязаться в дискуссию о том, будет ли вторая волна кризиса. Но есть и третий вид документов, сугубо, кстати, официальных, из которых совершенно отчетливо следует, что вторая волна кризиса уже состоялась, и не где-то там, а прямо здесь, в России. Почитаешь — и задумаешься уже не о второй, а о третьей и последующих волнах.
   22 сентября Минэкономразвития опубликовало очередной ежемесячный мониторинг развития российской экономики. Первый вывод мониторящих: «Экономическое оживление, начавшееся в середине прошлого года, после положительной динамики в течение первых двух кварталов 2010 года сменилось паузой. В августе, так же, как и в июле, динамика ВВП с исключением сезонности, по оценке Минэкономразвития России, снизилась на 0,4%».
   Можно, конечно, говорить о «паузе», можно вспомнить и другой эвфемизм чиновников от экономики — «отрицательные темпы роста», — но суть не меняется. Российская экономика после почти годового оживления в течение вот уже двух месяцев сокращается, а это значит, что вторая волна кризиса не фантом, а реальность. Конечно, она гораздо слабее первой, но падение налицо, а это и есть продолжение кризиса.
   Самостоятельно можно сде-лать другой, не менее тревожный вывод. Вторая волна принципиально отличается от первой не масштабом падения. Разница в том, что генератором первой волны был мировой кризис, начав-шийся в США, у второй волны российская прописка. Она пришла из высушенного и частично сожженного сельского хозяйства; виноватых нет — стихия. Теперь важно понять, получит ли тренд продолжение. Надо разобраться: какова вероятность третьей волны кризиса, и если она все-таки накатит, то по чьей вине?
   
СРЕДСТВА РЕАНИМАЦИИ
   Из текста мониторинга напрашивается: «пауза» закан-чивается, оживление экономики продолжится. Лифт — начавшийся, хотя и скромный, ограниченный пока только августом рост производственных инвестиций. По сравнению с июлем (с ис-ключением сезонного и календарного фактора) он оценивается Минэкономразви-тия в 4,3% (против спада в июле на 2%). В годовом исчислении по сравнению с ав-густом прошлого года прирост составил 10,9%.
   Подъем инвестиций уже сказался на строительстве. Его рост с исключением сезонности в августе составил 1,7% по сравнению с июлем. Ввод жилья в августе составил 3,8 млн кв. м, что выше уровня предыдущего месяца на 22,4%; с исключением сезонности прирост составил 8,4%.
   Инвестиционный спрос по-тянул за собой и промышленное производство. С исключением сезонной и календарной составляющих по промышленности в целом после спада в июне-июле в августе отмечается незначительный рост производства, на 0,1%, в том числе в обрабатывающих производствах — на 0,5%. По сравнению с августом прошло-го года прирост промыш-ленного производства составил 7%.
   Основания для оптимизма, бесспорно, есть. Откуда же тогда берутся ожидания третьей волны?
   
75-70-75
   Евгений Гавриленков, главный экономист ИК «Тройка Диалог», написал обзор, красноречиво названный «Про-щание со здравым смыс-лом». Он видит угрозу новой волны кризиса непосредст-венно в решениях российского правительства. Именно оно, считает эксперт, распрощалось со здравым смыслом, когда согласилось с министром экономического развития Эльвирой На-биуллиной и заложило в ос-нову бюджетной трехлетки завышенную цену на нефть в $75 за баррель (на 2011 год), против чего до последнего возражал министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин. А раз вице-премьер не смог переспорить минис-тра, значит, решающее слово осталось за премьером Владимиром Путиным.
   С тех пор премьер сделал любопытную оговорку, зая-вив, что $75 — это для доходов бюджета, а для рас-ходов планка составляет $70, на чем и настаивал Куд-рин. Если эта схема будет реализована, то фактичес-ки появится еще один, но-вый, на этот раз не кудрин-ский, а путинский резерв-ный фонд, который можно оценить в $9 млрд. Он, несомненно, пригодится, но скроить его не так-то прос-то. Настораживает, что Мин-фин никак не комментиру-ет инициативу премьера, хо-тя именно ведомству Кудрина предстоит ее реализовывать, если, конечно, до этого дойдет.
   Во всяком случае имеет смысл вернуться к Евгению Гавриленкову, а он считает, что бюджет будет ежегодно сводиться с дефицитом около 1,8 трлн рублей ($60 млрд) и бездефицитным сможет стать при цене нефти значительно выше $100. В резервном фонде осталось лишь $40 млрд, привлекать ежегодно по $60 млрд невозможно ни на внутреннем, ни на внешнем рынке, уве-рен эксперт. Финансирование такого дефицита при-ведет к высокому инфляционному давлению на рубль, рост цен может стать двузначным: «В таких условиях едва ли можно ожидать органического укрепления руб-ля, поскольку инфляция сти-мулирует девальвационные ожидания, а счет текущих операций (часть платежного баланса: включает торговый баланс, чистые денежные пе-реводы и чистые доходы от инвестиций. — «Профиль») не растет», — предупреждает Евгений Гавриленков. Его опасения подкрепляет внешнеторговая статистика августа, опираясь, в частности, на которую, другой эксперт — бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко — делает свой вывод о приближающейся девальвации рубля. Его логика со-стоит в том, что тенденция резкого сокращения актив-ного внешнеторгового сальдо, а в августе оно составило всего $8 млрд против $11 млрд в июле, будет продолжена, а значит, валюты в России будет все меньше. На эту тенденцию накладывается необходимость в декабре выплатить максимальную с начала года сумму в $15,8 млрд по долгам правительства, банков и ком-паний. Результат — неизбежность девальвации, ее масштаб Алексашенко оценивает в 20%.
   Возникает весьма поучительная картина. С одной стороны, как свидетельст-вует мониторинг Минэкономразвития, экономика де-монстрирует готовность к оживлению. Но есть другая сторона — действия правительства, а вот они, как считают авторитетные эксперты, отнюдь не способствуют экономическому выздоровлению. В результате впереди два варианта. Первый: новый резкий взлет цен на нефть спасает российский бюджет вместе с рублем. Второй: дефицит бюджета и ускорение инфляции уничтожает созданный за последние годы макроэкономический и финансовый позитив. Это будет третья волна кризиса, гораздо более мощная, чем практически не замеченная вторая. И под эту третью волну кризиса экономику за руку подводит бюджетная политика правительства.
   

   Падение экономики в июле-августе налицо, а это и есть вторая волна кризиса. Таков главный вывод Минэкономразвития. Но можно самостоятельно сделать другой, не менее тревожный вывод. Вторая волна принципиально отличается от первой вовсе не масштабом падения. Качественная разница в том, что генератором первой волны был мировой кризис, начавшийся в США, вторая же волна имеет исключительно российскую прописку. Она пришла из сельского хозяйства, которое было засушено и частично сожжено. Вторую волну кризиса вызвала стихия. Теперь важно понять, будет ли продолжен тренд. Другими словами, надо разобраться: какова вероятность прихода третьей волны кризиса, и если она накатит, то по чьей вине?
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK