Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Правило буравчика"

Усилия Генпрокуратуры по усложнению жизни сырьевого сектора активно поддерживает Министерство природных ресурсов. В настоящее время МПР предпринимает активные меры по усилению контроля за соблюдением условий лицензионных соглашений.Контроль и еще раз контроль

В середине октября МПР по просьбе Генпрокуратуры создало новое управление, основная задача которого — организация и проведение инвентаризации лицензий. По мнению чиновников МПР, ужесточение контроля за выполнением лицензионных соглашений вызвано в большей степени недобросовестностью компаний, которые получают месторождения в пользование, но на самом деле держат их в качестве багажа и не занимаются разработкой. В принципе, работа эта велась и раньше: по данным экспертов ежемесячника «Нефть и капитал», за первое полугодие 2002 года было проверено около 76 тыс. объектов, по итогам этих проверок возбуждено более 1,5 тыс. уголовных дел, начислено штрафов более 22 млн. рублей. Создание новой структуры, по мнению наблюдателей, имеет целью устрашение рынка.
Страх перед проверками у сырьевиков притупился — несмотря на их обилие, до сих пор не было ни одного случая принудительного изъятия лицензий на разработку месторождений. Новое управление создано специально для работы с крупными холдингами — и начало свою деятельность, естественно, с ЮКОСа.
По словам начальника управления по работе с природопользователями Минприроды Сергея Шутько, «примерно в 5—10% от ныне действующих лицензий — 15 208 — обнаружены существенные нарушения, в том числе отсутствие работ по использованию недр в соответствии со сроками и требованиями, установленными в лицензии». Хотя в том же МЭРТе и бизнес-сообществе это объясняют невозможностью реального выполнения всех требований.
Бизнес пока достаточно нейтрально относится к повышенному вниманию со стороны МПР. По мнению директора по связям с общественностью компании Shell в России Максима Шуба, «создание нового подразделения Минприроды не должно повлиять на деятельность Shell в России». «В случае, если механизм мониторинга эффективности недропользования и далее будет осуществляться по четко прописанным правилам в рамках правового поля, никаких разногласий не возникнет, так как компания и так постоянно находится под вниманием проверяющих органов министерства», — заметил он.
А директор по корпоративному развитию ОАО «Северсталь-ресурс» (контролирует Оленегорский ГОК, «Карельский окатыш» и ряд других компаний) Максим Басов считает, что «эффект от создания нового управления, занимающегося проверками, может быть двояким. С одной стороны, появление еще одного контролирующего органа способно внести лишнюю сумятицу в деятельность компаний. С другой — если все усилия управления будут направлены на координацию работ, то это положительно скажется на деятельности всех недропользователей».
Тем не менее, пока идут споры о вариантах проекта закона о недрах, МПР будет работать по старым законам — хоть бы и по просьбе прокуратуры. Директор департамента консультирования компании BKG Анастасия Варечкина отмечает, что «ужесточение любого контроля со стороны чиновников приводит к увеличению затрат для бизнеса». По ее словам, «все понимают, что выполнить каждое требование, указанное в лицензии, невозможно, как, например, требования пожарной инспекции: предприятия страны каждый год подвергаются проверке на соответствие требованиям пожарной безопасности, но каждый год они вынуждены откупаться, чтобы не видеть контролера до следующего года».
Из глубины сибирских недр

Между тем принятие закона, на основании которого сырьевики могли бы противопоставить что-то чиновникам, откладывается. Последняя попытка «протолкнуть» новый законопроект в правительство летом этого года снова оказалась неудачной. Два «неслабых» министерства, Минэкономразвития и Минприроды, вновь предложили совершенно разные в концептуальном плане документы, и в конечном итоге договориться не удалось.
Основное разногласие между министерствами заключается в том, что МЭРТ настаивает на отказе от лицензий в пользу гражданско-правовых отношений, а именно договоров (например, концессии или подряда) между инвестором и государством. МПР, в принципе, не против инициатив с договорными отношениями, но в то же время предлагает не отказываться в категоричной форме от лицензионной системы, предлагая ее модернизировать.
Как говорят в МЭРТе, законопроект сейчас снова находится в стадии разработки и его подготовит совместная группа двух ведомств (вроде бы наконец нашедших консенсус) к началу 2004 года. Однако вплотную им займутся, очевидно, только после выборов.
Но поскольку все вышесказанное остается пока лишь «протоколом о намерениях», добывающим компаниям придется довольствоваться нынешними правилами. Министерства пока только собираются сделать процедуру получения лицензий более прозрачной. То есть отказаться от конкурсов и по максимуму перейти на аукционную форму их распределения: из 1180 участков недр, включенных в программу лицензирования пользования недрами на 2003—2004 годы, через аукционы будет распределено 90% участков. Правда, выбор формы и условий распределения лицензий по конкретным месторождениям (в том числе и таким крупным, как Талаканское нефтегазоконденсатное, Удоканское медное и золоторудное «Сухой Лог») будет проходить в индивидуальном порядке.
Здесь интерес взаимный: федеральный бюджет планирует получить от разовых платежей за пользование недрами по результатам проведения аукционов 24,4 млрд. рублей, что, по оценке, в 4—5 раз больше, чем в прошлом году. А бизнес сможет (как считают в министерствах) открыто и без «откатов» побороться за них.

ИРИНА ВИНОКУРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK