Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Пражская осень 2008 года"

25 октября в Чехии состоялись выборы в верхнюю палату парламента, на которых сокрушительную победу одержала оппозиционная социал-демократическая партия. Социал-демократы выступают против размещения американского радара на территории страны и призывают провести референдум по этому вопросу.Избирательная система в Чехии во многом повторяет американскую: сенаторы избираются на шесть лет, но состав Сената каждые два года обновляется на одну треть. На этот раз на кону было 27 мандатов: 23 из них получили социал-демократы, в то время как правящая Гражданская демократическая партия смогла провести в Сенат только трех депутатов. А за неделю до этого оппозиция одержала не менее впечатляющую победу на региональных выборах, завоевав большинство голосов в 13 из 14 чешских регионов.
   За три дня до выборов — 22 октября — социал-демократы предпринимали очередную попытку выразить правительству вотум недоверия в нижней палате. Тогда им не хватило для квалифицированного большинства всего четырех голосов. Однако два серьезных поражения правящей коалиции (в нее помимо Гражданской демократической партии входят христианские демократы и зеленые) — на региональных выборах и на выборах в Сенат — вполне можно считать своеобразным народным вотумом недоверия. Так что у оппозиции появились дополнительные основания требовать отставки премьер-министра, который может лишиться своего поста в самое ближайшее время.
   Если верить опросам общественного мнения, 70% чехов выступают против планов правительства по размещению американского радара в Брдах. Как отмечает пражская газета Pravo, «курс премьера Мирека Тополанека характеризуют слишком явное преклонение перед США и слишком очевидное игнорирование мнения большинства». Главным требованием социал-демократов является проведение референдума по вопросу о размещении радара. Однако, по словам представителя правящей партии, председателя чешского Сената Премысла Соботки, на референдум не следует выносить вопросы безопасности. «На референдуме мог решаться вопрос о вступлении в ЕС, — утверждает он, — поскольку Чехия передавала часть своего суверенитета наднациональным структурам в Брюсселе, однако вступление в НАТО или размещение элементов ПРО на территории государства — это вопросы, которые должна решать военная и политическая элита».
   По словам оппозиции, несмотря на заверения правительства, что радар устанавливается для обеспечения государственной безопасности, на самом деле он представляет серьезную угрозу для страны, поскольку в случае конфликта между ядерными державами становится одной из основных мишеней. Кроме того, социал-демократы подчеркивают, что переговоры по ПРО, на которых не учитывается мнение народа, подрывают демократические основы государства.
   Премьер-министр не может добиться единства по этому вопросу даже внутри правящей коалиции. В начале года европейские зеленые партии приняли свою стратегию безопасности, в которой осуждались планы по размещению элементов американской ПРО в Центральной Европе. Этот документ, безусловно, оказал влияние на позицию чешских зеленых, которые стали противиться планам Тополанека. Министр образования Ондржей Лишка отметил, что «вопрос о размещении американского радара раскалывает правительство».
   После провала правящей коалиции на сенатских выборах соотношение сил в парламенте изменилось, и противники соглашения с Америкой вполне могут его отклонить, не добиваясь даже проведения референдума. «Если чешский парламент не ратифицирует соглашение, министры, его подписавшие, будут напоминать комических персонажей из «Похождений бравого солдата Швейка», — заявил бывший премьер-министр Словакии Ян Чарногурский.
   Судя по всему, чешское Национальное бюро безопасности уже черпает вдохновение в книге Гашека, выступая с абсурдными обвинениями в адрес оппозиции. Незадолго до выборов спецслужбы объявили, что социал-демократы связаны с «шпионской сетью русских агентов, которая пытается сорвать соглашение с Америкой о строительстве радиолокационной станции». «Наша контрразведка, — заявил пресс-секретарь службы безопасности, — считает, что эта деятельность является частью долгосрочной кампании русских, направленной на подрыв целостности ЕС и НАТО и на международную изоляцию США». Специально созданная гражданская инициатива, которая организует демонстрации протеста против размещения радара на территории Чехии, называет доклад спецслужб «нелепым фарсом, нацеленным на разжигание антироссийских настроений, которые позволят правительству убедить общество в необходимости американского противоракетного щита».
   По словам бывшего президента Чехии Вацлава Гавела, вопрос о размещении радара становится частью геополитической игры между Россией и США. «В Москве никто не думает, — пишет он, — что система ПРО представляет серьезную угрозу для российской безопасности. Дело здесь, скорее, в престиже. Россия хотела бы, чтобы мы уважали ее требования и желания и строили у себя в стране объекты, которые не вызывают у нее возражений. Это борьба за сферы влияния, а не за тарелку в Брдах».
   В Чехии по-прежнему распространена традиционная русофобия в духе Милана Кундеры. Политическая элита рассуждает об «оккупации 1968 года», «русском нашествии на цивилизованную Прагу» и «тоталитарной восточной цивилизации». Страх перед Россией приводит Чехию в объятья Соединенных Штатов, поскольку зависимость от Вашингтона представляется чешским политикам единственным способом защиты от «русской угрозы». Любопытно, что в XIX веке той же логикой руководствовались сторонники сохранения Чехии в составе Австро-Венгерской империи. Известный чешский историк Франтишек Палацкий оправдывал длительное существование империи Габсбургов тем, что она была «единственным заслоном от России, стремящейся к установлению всемирной империи, которая станет для всех невообразимым бедствием и принесет неизмеримые и безграничные несчастья».
   Однако постепенно мифическая русская угроза отступает на второй план перед вполне осязаемым образом другой империи, не скрывающей своих властных амбиций. В памфлете «10 аргументов против американского радара» оппоненты нынешнего правительства утверждают, что «Чехия становится инструментом односторонней внешней политики Соединенных Штатов, которые стремятся к мировой гегемонии». По словам профессора пражского колледжа международных отношений Оскара Крейчи, «военная база в Чехии означает приближение наземных сил США к центру Евразии, что испокон веков являлось целью американских идеологов всемирной империи».
   В чешском обществе растут антиамериканские настроения. В Праге проходят многотысячные демонстрации протеста, все больше граждан принимает участие в общественной инициативе «Нет американским базам!». «Мы не давали мандат на заключение договора, обосновывающего военное присутствие США в Чехии», — заявляют организаторы митинга, прошедшего в чешской столице 23 октября.
   Несмотря на это, правительство Тополанека пытается играть роль основного союзника Вашингтона в континентальной Европе. В трансатлантических конфликтах Чехия постоянно оказывается на стороне Америки и довольно скептически относится к перспективам ЕС. «Когда речь заходит об идеалистическом европейском проекте, — пишет The Economist, — Чехия превращается в страну еретиков, вспоминает о своем гуситском прошлом. Нельзя сказать, что чехи враждебно относятся к Европейскому союзу, однако в Брюсселе их считают евроскептиками, которые постоянно подвергают сомнению общеевропейскую веру».
   Как отмечает бывший советник Вацлава Гавела Жири Пехе, президент в Чехии воспринимается как «философ на троне», который задает основные направления развития страны. В этом смысле показательно, что нынешний глава государства Вацлав Клаус — типичный евроскептик. Известно его высказывание о том, что Лиссабонский договор о реформе ЕС станет препятствием на пути свободы и демократии. Правящая Гражданская демократическая партия не испытывает воодушевления по поводу грандиозных проектов и не верит, что с помощью бесконечных договоров и бюрократических процедур можно добиться европейского единства. Она во многом напоминает британских тори, которые, в свою очередь, любят подчеркивать, что гражданские демократы — самая близкая им по идеологии европейская партия. «Они точно такие же, как мы, разве что не играют в крикет», — заявил как-то депутат Европарламента от британских консерваторов.
   Чешская социал-демократическая партия, напротив, разделяет общеевропейские идеалы и поддерживает проект конституции, вызывающий аллергию у большинства правых политиков. По взглядам эта партия ближе всего к немецким и австрийским социал-демократам. И, возможно, еврооптимизм также сыграл ей на руку на прошедших региональных и сенатских выборах. Если бы социал-демократы находились сейчас у власти, ни у кого не вызывало бы сомнений, что Чехия справится с обязанностями председателя ЕС, к иполнению которых она должна приступить в январе следующего года. В то время как убежденные евроскептики, так и не ратифицировавшие Лиссабонский договор, в роли лидеров Евросоюза будут выглядеть довольно странно. Не случайно представители европейской элиты рассуждают сейчас о продлении французского мандата — по их мнению, в условиях мирового финансового кризиса предпочтительнее видеть на посту председателя ЕС Францию, а не Чехию, в которой кабинет министров может рухнуть в любой момент. Тем более что после своего неожиданного триумфа в верхней палате оппозиция начала призывать к проведению весной следующего года (то есть в самый разгар чешского председательства) досрочных выборов в нижнюю, победа на которых позволит ей сформировать собственное правительство.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK