Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Предчувствие закавказского блицкрига"

Дмитрий Корчинский, возглавляющий «маргинальную» православно-патриотическую структуру «Братство», – один из немногих украинских политиков, имеющий опыт боевых действий. В свое время он руководил сотней украинских добровольцев, воевавших за целостность Грузии. Сегодня Корчинский предсказывает новую войну на Кавказе.— В Грузии скоро президентские выборы. Скорее всего, победит Михаил Саакашвили, и ясно, с какими лозунгами. Как вы думаете, готова ли Грузия к войне за Абхазию и Южную Осетию?

— Михаилу Саакашвили удалось сделать в действительности великие вещи. Совсем, кстати, неожиданно. Он превратил в новое качество грузинские вооруженные силы. Грузинская армия сегодня — это уже далеко не то, что было во времена президента Шеварднадзе.

По моему мнению, Грузия сейчас располагает техническими возможностями для проведения быстрой и успешной войны. Не стоит забывать, что президентство Михаила Саакашвили началось с возвращения Аджарии, которая фактически существовала как независимое государство. Мне кажется, что Абхазию и Южную Осетию Грузия могла бы вернуть довольно быстро. Другое дело, как потом справиться с реакцией России. Но главное — вернуть.

— А грузинское общество готово к новой войне?

— Основной вопрос грузинской политики — это территориальная целостность. Второй момент — 300 тыс. грузин-беженцев с сепаратистских территорий. Это очень большой процент населения страны. Это люди, которые являются постоянным фактором политики. И для них работает только один лозунг — возвращение Абхазии. Третий момент. В последнее время Россия сделала для Грузии большое дело. В ходе так называемой кампании по возвращению грузин на их историческую родину было прямо, как бы без обиняков сказано: «Хватит торговать на московских базарах — возвращайтесь в Грузию и воюйте за свою родину». Вот грузинам больше нечем заняться в своей стране, кроме как воевать. 

— Какое влияние на возможное начало военной кампании в Грузии будет иметь внешнеполитический аспект?

— Если Саакашвили сможет довольно быстро занять Абхазию и Южную Осетию, то эту войну могут поддержать извне. Потому что она будет иметь как бы справедливый характер. Но грузинские войска не должны завязнуть в Абхазии, это должна быть кампания блицкрига. Понятно, что на первом этапе такая кампания будет морально и политически поддержана со стороны США. Им нужно связать Россию на Кавказе накануне возможной иранской кампании. В результате США смогут как-то договариваться с Москвой касательно кавказских дел с тем, чтобы Россия не занимала какой-нибудь нерациональной позиции по Ирану. Будут ли «сдавать» Штаты в конечном итоге Грузию — не суть важно. 

— Рядом с кавказским регионом имеем еще одну горячую точку — Афганистан, где вы недавно побывали. Что там сейчас происходит и есть ли резон сравнивать Афганистан с Грузией?

— В Афганистане сейчас мир и спокойствие. Я вполне серьезно об этом говорю, без иронии. Американцы в этой стране действуют значительно более эффективно, чем это делал Советский Союз в 1979—1989 годах. СССР как бы стремился купить народ, развивая инфраструктуру, строя школы, больницы и т. п. А американцы решили, что стоит купить только элиту, полевых командиров, и считают, что этого будет достаточно. По моему мнению, это правильная стратегия поведения.

Понятно, что Хамид Карзай не является президентом Афганистана, а максимум — мэром Кабула. Также понятно, что ситуацию вне столицы решают те или иные политики, местные вожди, полевые командиры. Но пока американцы дают им деньги, они послушны, хотя и крайне не удовлетворены таким распределением ролей. В целом это намного дешевле и эффективнее — давать деньги Дустуму, другим вождям и даже талибам, чем постоянно воевать. Американцы ведут себя разумно. Они стараются лишний раз не нервировать местное население. Можно сказать, что Афганистан впервые за многие годы получил стабильность.

— 15 декабря 2008 года американцы уйдут из Ирака. Эта страна превратится в очередной Афганистан или ее ждет судьба полустабильной, контролируемой, но разделенной Грузии?

— Что касается Ирака, то не стоит преуменьшать успехи американцев в этой стране и в то же время преувеличивать успехи партизан. Безусловно, в Ираке гибнет слишком большое количество американских солдат, да и слишком много денег идет на войну, но главное, что США контролируют этот регион и пока достигли здесь своих политических целей. А с жертвами и деньгами американский политикум уже смирился. В Ираке, как бы там ни было, они удерживают то, что их интересует, — нефть. Они решили, что эффективнее держать на скважинах войска, чем верных до поры до времени шейхов. Насколько США будут и дальше эффективны в этой стране, сложно сказать.

— Близится к своему разрешению «косовская проблема». Считаете ли вы, что это станет прецедентом для Приднестровья, Абхазии, Нагорного Карабаха?

— Американцы могут себе позволить создавать такие прецеденты, но в то же время не разрешают другим пользоваться такими прецедентами. Россия, безусловно, также в последние годы поднялась. Но ей еще очень далеко до того, чтобы по-настоящему контролировать Кавказ. Ведь пацификация Чечни — это очень относительная вещь. Ведь оказывается, что российские солдаты воевали и отдавали свои жизни за то, чтобы отобрать Чечню у Дудаева и Масхадова и передать ее Кадырову. Сегодня россияне в Чечне действуют как американцы в Афганистане, понимая, что Кадыров лоялен до тех пор, пока федеральный центр выделяет деньги.

Не стоит преувеличивать военные возможности России. Они, безусловно, большие, но чеченский вопрос Россия не смогла решить военным путем. Пришлось решать финансами. И если Россия до сих пор не решила свои вопросы в этом регионе, то говорить о том, что она сможет диктовать свои условия в Закавказье, сложно. Понятно, что российское влияние здесь всегда будет весомым, но преувеличивать его не стоит. Не думаю, что Россия будет влезать в «грузинскую кампанию», если она начнется.



   Дмитрий Корчинский, хорошо известный на Украине, достаточно часто и радикально менял свою политическую ориентацию. При этом практически в неизменном виде оставалось его мировоззрение — нечто среднее между лимоновцем и бандеровцем с некоторой тягой к достаточно простенькому геополитическому ориентированию.
   Вопрос даже не в том, насколько можно и нужно доверять политическому позиционированию Корчинского, — такого вопроса в принципе быть не может. Вот этот публикуемый текст представляет собой единственный интерес — даже не столько для украинской аудитории, сколько для российской, — как индикатор политических настроений определенного, очень чувствительного слоя украинской политической тусовки. Корчинский бегло оглядел ситуацию на евразийском пространстве с очень характерной для этой публики точки: с высоты птичьего полета — «низенько-низенько, видать, к дождю».
   Михаил Леонтьев



   Продукт эволюции
   Политическая карьера Дмитрия Корчинского начиналась в перестроечные 80-е. Тогда он был радикальным националистом — одним из основателей и лидеров Украинской национальной ассамблеи — Украинской народной самообороны (УНА-УНСО). Но не только: по словам Корчинского, именно ему принадлежала идея создания вооруженных формирований УНСО в целях обороны Украины.
   А поскольку на Украину никак никто не вторгался, «унсовцы» в 90-е годы пообороняли соседей — как ближних, так и дальних. Добровольцы Корчинского были замечены в Приднестровье (на стороне «сепаратистов»), в Абхазии (на стороне прямо противоположной), в Чечне (на стороне понятно какой). Но это не только за деньги, как могли бы предположить циничные недоброжелатели нашего героя. Это ради обороны как раз-таки Украины: «Мы считали, что избежать конфликтов на Юге и Востоке Украины удастся лишь при условии разжигания распрей на Кавказе, — объяснял Корчинский тогдашнюю свою геополитику. — Нужно было в срочном порядке отыскать подходящую местность — пусть даже вдалеке от Украины,— где можно было бы сконцентрировать большое количество людей, оружия, ресурсов».
   К защите родины Корчинский стремился и далее — даже после того, как его «попросили» из УНА-УНСО по причине излишней одиозности. Поначалу он помышлял было «трансформироваться в подпольную террористическую организацию». Но в конце концов остановился на легальной политической борьбе за снижение коммунальных тарифов и цен на трамвайные билеты, основав общественное движение «Братство».
   В 2004 году Корчинский даже в президентских выборах поучаствовал. Правда, кончилось это уголовным делом, возбужденным Генпрокуратурой по факту погрома в ЦИК Украины. Кроме интерьеров ЦИКа недовольство Корчинского вызывал в ту пору и Виктор Ющенко — потому как «западная марионетка». А на тогдашнем витке политического своего самосознания Корчинский Запад тоже недолюбливал. И даже предостерегал Россию: мол, там тоже «оранжевая революция» неизбежна, а спасти Кремль от неминуемого воцарения «американской марионетки» могут только лимоновцы.
   Далее замысловатая логика политических процессов бросала Корчинского где-то в широком пространстве между Березовским и Дугиным, Затулиным и Чорновилом, Медведчуком и Колеровым, Витренко и Павловским… Сейчас он называет себя «ультрарадикальным центристом».
   Такой вот продукт эволюции — ничем не хуже Януковича, который с утра «ставленник России», а к вечеру уже в НАТО норовит.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK