Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Презумпция виновности"

Принятие Думой во втором чтении поправок к Налоговому кодексу, разрешающих налоговым органам в безакцептном порядке списывать с компаний и граждан штрафы за нарушение налогового законодательства, радикально меняет всю систему взаимоотношений власти и бизнеса.По сути, предлагается «разгрузить» судебную систему, без участия которой налоговые споры сегодня решаться не могут, и легализовать «примирительные процедуры и соглашения» между налогоплательщиками и государством. Вопрос даже не в том, что само внесение этого
законопроекта в Думу означает: власти считают граждан страны невыявленными до поры правонарушителями. А в том, что предпринимателям и частным лицам предлагается на постоянной основе договариваться с работниками налоговой службы — людьми, которые, как об этом ежедневно
свидетельствует отечественная практика, никому не подконтрольны и ни перед кем не ответственны.
Посмотрим на обычную процедуру уплаты налога. В установленный день предприятие представляет в налоговую инспекцию расчет налога и осуществляет платеж. Если расчет неверен, инспекция требует внести доплату. Заметим: доплата — это не штраф, о котором идет речь в новом законе. Штраф появляется позже — когда по результатам встречных
проверок или каких-то вновь открывшихся обстоятельств налоговые органы приходят к выводу, что прежний расчет был составлен неверно. До сих пор стороны встречались в суде и там обосновывали свои позиции. Отныне же предполагается, что предпринимателям придется только «примиряться» с их
унизительным положением, и не более того.
На наш взгляд, это не столько странно, сколько алогично. Если быть последовательными, следует, увы, признать, что работники налоговых органов также способны приносить государству существенные убытки. Например, налоговые требования к ЮКОСу за 2000—2002 годы по состоянию на конец 2004 года были определены в размере 532 млрд. рублей.
Претензии выставлялись в ходе проверок, проводившихся во второй и даже третий раз, — а это означает, что налоговики своими руками сначала подписывали компании оправдательный приговор, а затем — обвинительный. Средний срок между приемом налоговых отчетов и выставлением претензий
составил 2,4 года. Если исходить из ставки ЦБ в размере 13% годовых, окажется, что небрежность налоговиков, вовремя не потребовавших уплаты ЮКОСом налогов, обошлась государству в 166 млрд. рублей, или $6 млрд. Понес ли кто-нибудь из чиновников налоговой службы наказание за эти вопиющие ошибки? Разумеется, нет. А ведь есть еще дела ТНК и «ВымпелКома», которые смогли оспорить расчеты мытарей и снизить объем первоначальных претензий с 24,1 млрд. до 7,2 млрд. и с 4,4 млрд. до 490 млн. рублей соответственно. Хороша ли налоговая служба, которая в судебном рассмотрении снижает требования в 9 раз? Выходит, эти люди берут большую часть цифр просто с потолка. И вот теперь, чтобы не мыкаться по судам, решено урегулировать столь странные претензии закулисно и тихо.
Власти с удовлетворением отмечают: только за 2004 год крупнейшим налогоплательщикам доначислено налогов и штрафов на общую сумму в 229 млрд. рублей, или в 10,4 раза больше, чем в 2003-м. В текущем году сумма доначислений вырастет еще на 60—65%. Однако это заставляет не только радоваться успехам налоговиков, но и удивляться: это ж какие суммы уходили у них из-под носа еще совсем недавно! И, судя по всему, продолжают уходить — примечательно, что именно в день принятия в Думе поправок к НК был задержан заместитель начальника управления кредитных
организаций Федеральной налоговой службы, вымогавший взятку в $3,5 млн. у одного из банкиров. И уж совсем непонятно, как могло случиться, что с момента перехода «Юганскнефтегаза» под контроль «Роснефти» компания начала уверенно выигрывать арбитражные дела против налоговых служб и доказала необоснованность претензий на 36 млрд. рублей из вмененных ей по состоянию на конец 2004 года 140,7 млрд. налоговой недоимки?!
В любой цивилизованной стране налоговая декларация — своего рода свидетельство добропорядочности, выдаваемое налогоплательщиком государству. Она сродни сертификату качества, получаемому, например, фармацевтом. Но если лекарство окажется «левым», ответственность должны нести и те, кто зарабатывает на его продажах, и те, кто разрешил его
применение. Так же, по логике, должно быть и с налоговой декларацией: если она окажется недостоверной, государство должно обращать взыскание как на налогоплательщика, так и на работников налоговой службы.
Может оказаться, что в своем пересмотре Налогового кодекса власть зашла слишком далеко. Ведь одно дело, когда центральный аппарат МНС разбирается с «крупняком» — компаниями, специально отнесенными к категории основных налогоплательщиков (их всего 2571). И совсем другое
— когда налоговые инспектора на местах получают карт-бланш на собирание небольших, на первый взгляд, сумм от мелких предприятий и отдельных предпринимателей. Во втором случае в число потенциальных преступников может быть записана едва ли не половина населения.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK