Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Прибыльное чтиво"

«Код да Винчи» на деле оказался восьмизначной цифрой, покорившейся самому богатому человеку на Земле — основателю Microsoft. Несколько лет назад Билл Гейтс приобрел «Трактат о воде, земле и небесных телах», написанный итальянским гением, за $24 млн. Своим поступком он лишний раз подтвердил, что современный библиофил — это не фанат-филолог, а расчетливый предприниматель. А сама книга превращается из источника знаний в источник денег.   «Приобретайте книги, молодой человек», — хрипят изнемогающие от мороза мужчины в меховых шапках. Прямо на снегу расстелен полиэтилен, на котором разложены книги — подарочного формата издание с надписью «Россия» и портретом президента и «Памятная книжка» какой-то санкт-петербургской военной типографии вроде бы начала прошлого века. «Всего десять тысяч рублей», — подогревает интерес к своей экспозиции продавец. Эта выставка-продажа «духовных ценностей» расположена в 300 метрах от аукционного дома «Гелос», где уже в цивилизованных условиях организуется большая часть букинистических сделок. Отечественный рынок редких книг не скупится на контрасты.

Деньги на книжку
   Как утверждал классик, не продается вдохновенье, но можно рукопись продать. И был, безусловно, прав — рукописи, оригинальные издания и редкие книги сейчас пользуются повышенным спросом у коллекционеров и букинистов, для которых покупка книг не хобби, а бизнес. И хотя рынок книжных раритетов менее открыт для публики, чем рынок антиквариата и живописи, в последние годы торги в этом сегменте шли с большим оживлением. Например, в прошлом году свыше десятка древних фолиантов ушли более чем за $1 млн. каждый. Так что в привлекательности букинистики (так называют собрание старинных книг, документов) как для обывателя, так и для расчетливого инвестора нет ничего удивительного.

   Современный охотник за библиографическими редкостями не похож на персонаж Джонни Деппа из голливудского опуса «Девятые врата», который смахивал, скорее, на безумца, а не на ценителя книг. Для того чтобы собрать впечатляющую коллекцию, вовсе не обязательно преступать закон. Качества, необходимые букинисту-новичку, просты: солидный капитал (от $300 тыс.) и здоровое стремление к инвестированию. Класть деньги «на книжку», а точнее, вкладывать их в книжки, по словам экспертов, очень выгодно. «Инвестиции в книги могут рассматриваться в одном ряду с инвестициями в произведения искусства, — уверена начальник отдела элитных сервисов интернет-магазина Ozon.ru Наталья Бережная. — В зависимости от множества факторов цена на них может расти на 15—18% в год».

   В 2001 году на аукционе в Нью-Йорке за $7,12 млн. ушло с молотка первое полное собрание сочинений Шекспира 1623 года, выпущенное через семь лет после смерти автора. Но в цене не только антиквариат. В мае того же года участники аукциона Christie’s оценили рукопись книги одного из самых ярких писателей-битников, Джека Керуака, под названием «В дороге» в $2,43 млн. — рукопись представляла собой 36-метровый рулон с текстом, напечатанным на машинке. А одним из главных книжных событий прошлого года стала покупка альбома «Птицы Америки» за $5,6 млн. Да что говорить — цены на экземпляры первого тиража книги «Гарри Поттер и философский камень» уже зашкаливают за $26 тыс.!

   Время от времени «букинистические воды» баламутят и неожиданные находки. Так, в 2000 году за невероятную сумму в $1,53 млн. был продан ранний, до этого неизвестный черновик главы «Цирцея» романа Джеймса Джойса «Улисс».

Печать отставания
   Российский рынок редких книг сильно отличается от западного — как по качеству, так и по количеству. Тому есть историческое объяснение: книгопечатание появилось в нашей стране на 100 лет позже, чем в Европе, кроме того, наложило свой отпечаток и практически полное отсутствие светских книг в допетровскую эпоху, а также разорение частных библиотек после революции.

   Вмешиваются в процесс становления российского рынка, объем которого сегодня затрудняются оценить даже самые осведомленные эксперты, и особенности национального характера. Дело в том, что отношение к купле-продаже книг как к бизнесу на просторах самой читающей в прошлом страны в полной мере еще не сформировалось. «Главное отличие — более уважительное отношение к книгам, — говорит Наталья Бережная. — На Западе же главенствует утилитарный подход». Однако постепенно новые русские игроки этого рынка тоже начинают осознавать всю инвестиционную привлекательность книжных раритетов.

   В какие именно книги вкладывать деньги — вопрос непростой даже для профессионалов. «Как правило, интересны первые прижизненные издания классиков, старинные книги, выпущенные до XVIII века, сборники поэтов Серебряного века, роскошные подарочные экземпляры и, конечно, книги с автографами, — утверждает Бережная. — Рыночная стоимость таких изданий всегда будет только расти».

   Самые ликвидные сегодня — произведения русских классиков: Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Достоевского. Ажиотаж вокруг этих имен, естественно, подогревает и рост цен. По словам гендиректора антикварного салона «Юнисэн-Арт», эксперта Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ Марии Чапкиной, за последнее десятилетие стоимость прижизненных изданий «главного» поэта страны выросла примерно в 10 раз. «Первые главы «Евгения Онегина» ушли на аукционе «Гелос» в августе 2004 года за рекордные для России 2,6 млн. рублей (практически $1 млн.), а еще одно издание «Онегина», с утратой страниц, было продано в мае прошлого года за 2,2 млн.», — вспоминает руководитель букинистического отдела аукционного дома «Гелос» Елена Горская. В том же 2004 году с молотка за 440 тыс. рублей ушло и первое прижизненное издание «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова (1840). Стоимость таких книг, по оценке Елены Горской, ежегодно растет на 15—25%.

«Грамотное» вложение
   Вообще, ценообразование — один из наиболее сложных и неоднозначных процессов на букинистическом рынке. Оценка книги возможна лишь с учетом большого количества факторов, наиболее важными из которых являются имя автора и редкость издания. «Например, «Майн кампф» вышла при Сталине тиражом в 200 экземпляров для внутреннего пользования в НКВД и партии. Сегодня это очень большая редкость, — утверждает Елена Горская. — Еще один пример — первый тираж книги «Путешествие из Петербурга в Москву» Александра Радищева, большая часть которого была в свое время уничтожена». В баснословные деньги может встать инвестору выпущенная Николаем Гоголем под псевдонимом Алов и уничтоженная после плохих рецензий поэма «Ганс Кюхельгартен».

   Отдельная категория популярных изданий — это запрещенная литература. Книги, попадающие в разряд табуированных, обычно стремительно взлетают в цене. Так что недавние заявления представителей Общественной палаты о начале формирования списка запрещенных книг могут серьезно увеличить их стоимость. В числе имеющих шанс попасть в этот список трудов — работы фашистского идеолога Альфреда Розенберга, небезызвестные «Протоколы сионских мудрецов», а также произведения отечественных авторов — Олега Платонова, Владимира Авдеева и Григория Климова. Так что, купив эти книги сейчас, в будущем на них можно будет неплохо заработать.

   Хотя немаловажную роль в ценообразовании играет и возраст книжки. Любое светское издание XVII—XVIII веков вне зависимости от содержания обладает определенной индивидуальной ценностью. Помимо этого крайне важен и внешний вид книги. «Существует понятие «дефектный экземпляр», — объясняет Елена Горская. — Если издание утратило несколько страниц или гравюр, его цена стремительно падает. Например, известный альманах «Северные цветы» за 1828 год был продан за $10 тыс., а самый редкий, датированный 1832 годом, который редактировал сам Пушкин, но с отсутствием последних шести страниц оценили уже всего лишь в $2,6 тыс.».

   Стабильно высокий интерес к светским книгам петровских времен объясняется тем, что они гораздо более редки, чем церковные (трудно представить себе хоть одну семью в XVII—XVIII веках, в которой не было Псалтыря). Так, «Повесть о разорении Трои» (1709) даже с пятнами и утратой последних девяти страниц ушла с аукциона за $2,6 тыс. А «История Петра Великого» (1788), написанная его сподвижником Феофаном Прокоповичем, — за $17 тыс.

   Церковные же книги, хоть и пользуются спросом, особой ценности не имеют. Так, стоимость рукописного Соборного уложения 1649 года не превышает $2 тыс. Правда, бывают и исключения — в этом году за $28 тыс. был продан именно Псалтырь (1868), отпечатанный мастерами Никифором Тарасиевым и Невежею Тимофеевым. Лот оказался с изюминкой — это была первая книга, появившаяся на свет после изгнания первопечатника Ивана Федорова из Москвы.

   Самым дорогим лотом на аукционных торгах в России за последние несколько лет стал труд собирателя Дмитрия Ровинского «Материалы для русской иконографии» (1884), состоящий из 12 тетрадей по 40 гравюр, — он был продан за 5,8 млн. рублей. Бывает, что произведения наших авторов выставляют и ведущие международные аукционные дома — несмотря на критическую разницу в ценах на российском и западном рынках. Одним из самых главных «прорывов» 2005 года стала продажа книги футуриста Алексея Крученых «Замаул 4» на аукционе Sotheby’s за $105 тыс., что в 15 (!) раз превысило первоначальную цену. Покупатель остался неизвестен, продавец — тоже. Как книга попала за границу — неизвестно. Между тем согласно указу президента от 1994 года к антиквариату относятся любые культурные ценности старше 50 лет, поэтому редкие издания могут быть вообще запрещены к вывозу, а те, что разрешены, облагаются 10-процентной госпошлиной. При ввозе ценной книги платить пошлину не придется в том случае, если она будет задекларирована и зарегистрирована в теруправлении Росохранкультуры.

Не книга, а алмаз
   Серьезную конкуренцию русским классикам по части цен могут составить гораздо более «молодые» коллекционные издания, для которых визитной карточкой является именно внешний вид. На сегодня такими книгами всерьез занимается несколько организаций, самая известная из которых — элитный клуб Monplaisir издательства «Терра». Клуб предлагает своим членам, среди которых Роман Абрамович и семья Бориса Ельцина, издания стоимостью 1 тыс. евро и выше, выпускаемые ограниченным тиражом. Для украшения используются разнообразные материалы — к примеру, переплет книги русского историка, генерала-лейтенанта Николая Шильдера «Александр I» украшают ювелирные изделия Swarovski, а на двухтомнике «Очерков по истории камня» академика Александра Ферсмана можно разглядеть натуральные полудрагоценные камни и барельефы скульптур. «Наши издания, безусловно, можно рассматривать в качестве инструмента инвестиций», — уверена заместитель генерального директора издательства «Терра» по клубной работе Наталья Принц. Правда, стремление к роскоши — отнюдь не ноу-хау отечественных издателей. В 2004 году в Китае была издана книга стоимостью $3 тыс. под названием «Великий человек — Дэн Сяопин», напечатанная на тонких листах золота 999-й пробы.

   Но ценность «молодым» изданиям может придавать не только обилие драгкамней на обложке. Искусственная «антикваризация» книг — модное нынче направление в России. Выпуском редких книг занимаются не только типографии, но и отдельные мастера. Такие книги изготавливаются вручную (никаких компьютеров!) и очень ограниченным тиражом. К тому же экземпляры, как правило, нумеруются и могут отличаться друг от друга. Такого рода издания имеют международное обозначение «артбук» или artist’s book — книга художника.

   Эксперты советуют: прежде чем вкладывать деньги в книги, необходимо учесть множество факторов, разобраться во всем многообразии которых самостоятельно практически невозможно. Выход один — консультации специалистов антикварных салонов, а также соответствующих отделов магазинов и аукционных домов. Такие услуги обойдутся начинающему инвестору в 10% от стоимости покупки. При этом профессиональные букинисты вряд ли способны избавить вас от душевных терзаний. «У некоторых людей возникает психологический барьер — как можно платить несколько сотен тысяч долларов за тоненькую книжицу? Поэтому для того, чтобы инвестировать в книги, надо любить литературу всей душой», — считает Елена Горская. И здесь как раз скрывается самый главный парадокс: привязавшись к определенным «обитателям» вашей книжной полки, вы уже ни за что не захотите с ними расставаться. Наоборот, будете готовы практически на все, чтобы приобрести еще один, недостижимый доселе экземпляр. «И в этот момент весь ваш бизнес-подход полетит в тартарары», — улыбаются специалисты.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK