Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ПРИРУЧЕНИЕ ТИБЕТА"

Сможет ли Пекин реализовать свои грандиозные планы развития региона?КИТАЙ
Былая колыбель тибетской цивилизации, пыльный город Цетанг сегодня больше похож на форпост китайской культуры. Здесь расположена база Народно-освободительной армии Китая. На вывесках китайские иероглифы теснят тибетские письмена. Большинство магазинов, гостиниц и ресторанов в Цетанге держат китайские иммигранты-хань, хотя большинство жителей тибетцы. «Магазины все китайские. Здесь тибетцам вообще работы нет, — ворчит 36-летний тибетец-велорикша, едущий по шоссе Гесанг в Цетанге. — У китайцев связи в правительстве, вот они и получают работу».
И ему в скором времени придется столкнуться с еще более жесткой конкуренцией. Китай намерен вытянуть отсталую, субсидируемую экономику Тибета, покончить с ее зависимостью от сельского хозяйства, развив туризм и торговлю. Пекин надеется, что экономическое развитие лишит давнишнее сепаратистское движение Тибета главных козырей. Осью этого плана является строительство 1142-километровой железной дороги, которая свяжет Тибет с остальным Китаем. Движение по ней должно начаться 1 июля 2007 года. Однако вместе с железной дорогой в край придут и новые мигранты-китайцы. «Без этой дороги невозможно будет обеспечить высокие темпы экономического роста Тибета, — считает Джампа Пхунцог (Jampa Phuntsog), заместитель партийного секретаря региона, который китайцы именуют Тибетским автономным районом. — Это поможет нам интенсифицировать контакты с остальным миром».
У Китая в отношении Тибета большие планы. Правительство вложило здесь порядка $5 млрд. в проекты разной величины — от скоростных трасс до электростанций и стадионов — и к 2005 году планирует инвестировать еще $10 млрд. Пекин предлагает китайским компаниям, готовым к инвестициям в Тибет, бесплатный землеотвод и налоговый праздник на три года. «Сегодня экономика Тибета живет постоянными вливаниями — она очень зависит от «переливания крови» из остальных регионов страны», — говорит Чжан Чжирон (Zhang Zhirong), специалист-тибетовед из Пекинского университета.
Мало кому придет в голову спорить, что Тибет в помощи не нуждается. Детская смертность почти в два раза выше среднего показателя по стране. По оценкам независимых организаций здравоохранения, примерно половина тибетских детей недоедает, а заболевания вроде зоба и туберкулеза распространены повсеместно. Только половина тибетцев владеет грамотой против 90% взрослого населения по стране. Производственных мощностей здесь практически нет, а иностранные инвестиции за последние пять лет составили менее $10 млн. При этом небольшие доходы горожан в пять раз превышают доходы сельского населения Тибета, и разрыв увеличивается.
Пекин считает, что ключом к улучшению экономической ситуации в Тибете станет модернизация инфраструктуры, а также более серьезный контроль КНР над регионом в целом. К 2005 году Тибет получит не только $3,2-миллиардную железную дорогу, но и тысячи километров новых и отремонтированных автомобильных дорог. Ведется строительство мостов и тоннелей на железнодорожной трассе, которая свяжет тибетские города. И Пекин намерен дальше развивать мощный потенциал гидроэнергетики на могучих реках, берущих начало в Тибете: Брахмапутре, Ганге, Меконге и Янцзы.
Почему Пекин так озабочен судьбой Тибета? Начнем с того, что Тибет — это большой синяк под глазом у КНР в международном масштабе. Оккупировав в 1951 году Тибет — в Китае это называется «мирное освобождение», — китайская армия в 1959 году утопила в крови восстание против китайского владычества. Погибли тысячи людей, а 24-летний далай-лама, духовный и политический лидер Тибета, был вынужден эмигрировать. В годы Культурной революции хунвейбинами были разрушены тысячи монастырей. Сегодня Пекин претендует на более серьезную политическую и экономическую роль в жизни Азии, поэтому китайское руководство должно убедить весь мир, что Тибету гораздо лучше быть частью КНР и что это в его собственных интересах. Кроме того, Тибет граничит с Непалом, Индией, Бутаном и Бирмой. Новые строящиеся пограничные пункты превратят регион «в китайские ворота в Южную Азию, — комментирует Пхунцог. — Мы надеемся, нам удастся использовать наше выгодное положение для укрепления стабильности и экономического развития региона в целом».

ДОХОД НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ В ТИБЕТЕ

КВАРТАЛГОРОДДЕРЕВНЯ
I ’0025070
II ’0026075
III ’0040080
IV ’0050085
I ’0165087
II ’01650100
III ’01675125
IV ’01700150
I ’01730165
II ’01750175
III ’01900190
IV ’01850200

ДОЛЛАРОВ США

Источник: Тибетское статистическое бюро, Китайское национальное статистическое бюро

Не так то просто может оказаться убедить остальной мир в том, что жизнь тибетцев становится лучше. Несмотря на щедрость Пекина, большинство тибетцев уверены, что их настоящим вождем является далай-лама. Пока Пекину удается сохранять непростое равновесие. Даны некоторые послабления для буддистов, но число монахов ограничено, и по закону, религиозные отправления запрещены правительственным чиновникам и студентам университетов. Нельзя вывешивать портреты далай-ламы. Но даже в таких условиях большинство тибетцев остаются глубоко религиозными людьми. «Наша самая большая проблема в том, что далай-ламы нет здесь с нами», — считает 22-летний монах одного из монастырей в Центральном Тибете.
При этом основная часть экономических преобразований идет на пользу иммигрантам из Китая, а не коренным тибетцам. Местные жители часто не обладают достаточным образованием, не владеют мандаринским диалектом и часто страдают от дискриминации хозяев-китайцев при приеме на работу, отмечают ученые и неправительственные организации. Поэтому китайцу-хань гораздо проще расти в карьерном и деловом отношении. Даже железную дорогу, на постройке которой занято 38 тыс. человек, тянут в основном китайцы. Да, в проекте занято 6000 чернорабочих-тибетцев, но из 27 тыс. рабочих специалистов и управляющих «практически нет тибетцев», — замечает Хуань Дифу (Huang Difu), главный руководитель проекта. Причина в том, говорит он, что основная часть работ передана субподрядным фирмам из других регионов страны.
Это не означает, что тибетцев держат в черном теле. Заместитель партсекретаря Тибета Пхунцог, например, тибетец. Он входит в ту небольшую когорту тибетцев, которые рано вступили в компартию и которых тщательно готовили к власти. Пхунцог в 1980-х даже учился в Высшей партшколе в Пекине. Сейчас 56-летний партбосс служит номинальным председателем — то есть фактически губернатором — Автономного района. Пхунцог, однако, отчитывается перед реальным повелителем края — Гуо Чжинлоном (Guo Jinlong), китайцем, стоящим во главе партийной организации Тибета.
Некоторые тибетцы, пусть они и в меньшинстве, успешно ведут бизнес. Церинг Ванцзинь (Tsering Wangqing), 38-летний тибетец из провинции Сычуань, открыл популярные тибетские рестораны в Лхасе, Пекине и Кунмине. Обстановка в его ресторанах выдержана в традиционном тибетском стиле, с тибетской обстановкой. Гостей развлекают народными тибетскими танцами и музыкой. «Экономика Китая крепнет, — говорит Ванцзинь. — И нам, тибетцам, ее масштабность предоставляет большие возможности».
Понятно, что Ванцзинь — исключение. Но Пекин надеется, что экономическое развитие подтолкнет большее число тибетцев к принятию власти КНР как реальности, которая вряд ли станет другой. Несмотря на свою высокую репутацию за рубежом, далай-лама уже немолод — ему 68 лет — и он все больше склоняется к миру с Пекином. Он больше не просит независимости, а призывает лишь к некой форме культурной автономии Тибета. И даже на фоне продолжающихся встреч далай-ламы с западными руководителями и их заявлений об обеспокоенности соблюдением прав человека в Тибете, мало кому из них это мешает торговать с Китаем. Что означает: Китай, скорее всего, получит полную свободу в приручении горного региона, независимо от того, что об этом думают тибетцы.

ДЕКСТЕР РОБЕРТС

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK