Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Пришел и говорит"

В самое ближайшее время будет ясно, удастся ли ему удержаться в роли ньюсмейкера, озвучивающего новые инициативы власти.А мы уйдем на Север?

Новый год в России, как известно, продолжается как минимум с 25 декабря по 13 января. На три недели экономическая и политическая активность населения плавно перемещается либо в теплые края, либо, в крайнем случае, в увеселительные заведения в родном отечестве. Однако нынешний год как-то не задался. Новогоднее умиротворение сограждан было нарушено недавно назначенным спикером верхней палаты российского парламента Сергеем Мироновым. Вместо того, чтобы лениво наблюдать за снегопадами в Европе и входящим в пике аргентинским песо, россияне были просто вынуждены внимать будоражащим заявлениям нового третьего лица страны.
Вначале до сограждан донесли, что в самом скором будущем столица из Москвы может начать плавно перемещаться в Питер. В принципе, ничего нового и уж тем более неожиданного в таком заявлении не было. Во-первых, потому, что подобные идеи не раз высказывались и ранее. Пару лет назад в этом духе высказывался другой, думский спикер, питерец Геннадий Селезнев. Тогда он ратовал за перенесение в северную столицу нижней палаты парламента, и злые языки даже веселились по поводу необходимости оснащения железнодорожных вагонов устройствами для голосования. Как известно, идея благополучно почила и подрядчикам от МПС так и не удалось получить выгодный контракт. Во-вторых, анекдоты про питерскую команду в Москве уже перестали быть смешными и желание новопитерцев переместить работу поближе к дому никого не удивило.
Сергей Миронов даже сообщил прессе, что уже готов законопроект, который наделяет Санкт-Петербург «рядом столичных функций». Вскоре, однако, выяснилось, что глава Совета Федерации и по совместительству представитель Санкт-Петербурга вовсе не собирается всерьез заниматься перемещением федеральных министерств, а лишь предлагает компенсировать своему родному городу потери от проведения там различных мероприятий федерального значения — вроде проведения межпарламентской ассамблеи стран СНГ и подобных мероприятий. Да и вообще, Москва за свою столичность получает из бюджета около 700 млн. руб. ежегодно, а Питер — ни копейки. Вполне понятно желание представителя северной столицы восстановить справедливость. Особенно на фоне возникших недавно слухов о пока еще неосознанном желании спикера переместиться в губернаторское кресло.
Теоретически в «диверсификации» федеральных органов власти есть некий резон. Опыт ряда европейских стран, в том числе, например, Германии, показывает, что перенос органов власти из столицы в другой крупный город приводит как минимум к ускорению экономического развития этой территории. Однако, во-первых, Россия — не Германия. Полное отсутствие инфраструктуры и огромные расстояния могут превратить эту благую на первый взгляд идею в крайне дорогое и неудобоваримое удовольствие. Во-вторых, исполнительная вертикаль и так организована крайне неэффективно, и если важный документ может пересекать неширокую Ильинку в течение нескольких недель, то сколько же потребуется времени для преодоления расстояния до Питера?
Так что, похоже, москвичам беспокоиться не о чем. Скорее всего, данное заявление г-на Миронова вызвано в лучшем случае проявлением беспокойства о городском бюджете.
Крики в тишине

Сергей Миронов, однако, выступил на прошлой неделе не только как защитник интересов родного города. Он, кроме того, продолжал активно ратовать за повышение значимости и влияния Совета Федерации.
На самом деле, роль и влияние Совфеда в последние годы неуклонно снижались. Дума постепенно научилась легко преодолевать вето верхней палаты и таким образом практически нейтрализовала ее влияние на законодательный процесс. Курс президента на постепенное лишение регионов все большего числа полномочий и финансовых ресурсов только поощрял эти действия Госдумы. А изящное превращение Совфеда из избираемого органа в назначаемый и вовсе отбило у глав регионов всякое желание принимать активное участие в законотворческой деятельности. Понятно, что в нынешнем виде верхняя палата должна обрести несколько другие функции. Скорее всего, превратиться из регионального «законодательного фильтра» в корпоративный. И это логично. Ведь для новых питерцев жизненно необходимо сформировать сильную и влиятельную бизнес-элиту, которая была бы к ним полностью лояльна. А «конструктивный диалог» власти с бизнесом значительно проще поддерживать не в рамках публичного РСПП, а в формате менее публичной и более влиятельной верхней палаты парламента.
Нынешний состав Совфеда вполне способствует именно такой «трансформации функций». Несколько десятков отставных чиновников высокого ранга вполне могут (и, скорее всего, будут) выполнять там функцию грамотных профи, которые смогут более активно участвовать в законотворческой деятельности Госдумы не только на стадиях согласительных комиссий, но и с самого начала работы над законами. А у представителей крупного бизнеса появится возможность формулировать приоритеты и направления движения этих крепких профессионалов. Нынешний Совфед действительно имеет все шансы стать более влиятельным и значимым. Впрочем, с одним «но». Все его влияние и растущая значимость лежат вне правового поля — то есть могут базироваться лишь на неформальных контактах с нижней палатой. Ведь для того, чтобы Совфеду формально участвовать в разработке законопроектов на всех стадиях, необходимо поменять конституцию и целый ряд законов, который не ограничивается только новым регламентом работы Совфеда. Процедура эта, как известно, долгая и шумная и может повлечь за собой множество непредсказуемых последствий. Слишком уж много в последнее время высказывается различных радикальных идей по изменению конституции.
Так что в данном случае спикер верхней палаты говорит все правильно и совершенно «в русле». Опять же если бы не одно «но»: говорить об этом на самом-то деле не нужно. Для обеспечения нормальной работы Совета Федерации в его нынешнем виде необходима тишина. Его функции совершенно не нуждаются в пиаре. Более того, громкие разговоры по поводу планов и конкретных действий сенаторов должны быть признаны вредными и мешающими процессу.
Однако патриотически-корпоративным заявлением дело не закончилось. Следующим шагом Сергея Миронова стало живое участие в судьбе журналиста Григория Пасько. Спикер усомнился в адекватности решения суда и почти прямым текстом обозначил, что с решением этим не согласен и готов оказать всяческую поддержку адвокатам осужденного в восстановлении справедливости. Понятно, что объясняется такое участие, скорее всего, активной гражданской позицией физического лица Сергея Миронова. Однако когда это физическое лицо одновременно является еще и главой Законодательного собрания, публичные выступления с критикой решения суда выглядят как минимум странно. И уж эти заявления кроме как желанием «попиариться» объяснить просто невозможно.
Это ж-ж-ж-ж — неспроста

Безусловно, Сергей Миронов с первых же дней своего назначения стал довольно заметной фигурой, по крайней мере в СМИ. Всего за несколько недель он озвучил ряд радикальных инициатив и идей. Его нынешнее положение и понятное происхождение автоматически наводят на мысль о том, что, как говорил Винни-Пух, «это ж-ж-ж-ж — неспроста». Заявления третьего лица страны, которое очевидно принадлежит (по крайней мере, по формальным признакам) к команде президента, воспринимаются в последнее время совершенно однозначно: «так хотят наверху». И даже негативная реакция Владимира Путина на инициативу спикера верхней палаты о продлении срока президентства до 7 лет вполне может быть объяснена неким политическим кокетством. Тем более что Сергей Миронов упорно продолжает настаивать на необходимости продления срока полномочий президента. Правда, теперь уже не до 7, а до 5 лет.
Однако все эти объяснения можно придумывать лишь до определенного рубежа. Если еще пара инициатив спикера не найдет поддержки у президента, придется признать, что Владимир Путин все-таки совершает кадровые промахи и что ресурс питерцев начинает иссякать. Либо предположить, что такое поведение спикера верхней палаты — сознательная и хорошо продуманная игра администрации президента, направленная на полную дискредитацию этого самого спикера. Ведь сильная и плохоуправляемая фигура (каковой, например, был Егор Строев) во главе Совфеда очень серьезно затрудняет процессы контроля и управления верхней палатой. А если фигура слаба и маловлиятельна, вполне подконтрольная Дума и совсем уж ручной Совет Федерации делают существование администрации президента совершенно безоблачным и счастливым. И излишняя любовь Сергея Миронова к публичности и громким заявлениям вполне может стать составляющей этого самого административного счастья.

ВЛАДИМИР ЗЛЫДНЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK