Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Пришел, увидел, проиграл"

Сейчас уже пора сказать о том, что главным проигравшим в иракской войне стала Россия, точнее, ее власть. Проиграла она по собственному желанию, причем не Америке, а самой себе. Своим комплексам, инстинктам и некомпетентности.Американский комфорт против самурайского духа

Почему-то у нас существует поголовная уверенность в том, что американцы не умеют воевать, то есть очень любят комфорт и панически боятся потерь. Справедливости ради надо сказать, что так же думает почти весь мир. Видимо, это своеобразная компенсаторная реакция на американскую гегемонию. Правда, подтверждений этому в истории нет никаких.
Через два с половиной года после начала Первой мировой войны терпеливая и закаленная в боях русская армия сломалась и стала громить собственную страну. Тогда же, в середине 1917-го, в очень похожем состоянии находились французы. Бунты и дезертирство во французской армии еще не стали всеобщим явлением, как у нас, но носили уже достаточно массовый характер. Именно американцы переломили ситуацию на Западном фронте, именно они внесли решающий вклад в разгром Германии, разгромившей перед этим Россию.
Вторую мировую, конечно, в основном выиграли мы. Тем не менее янки тоже эту войну выиграли, в частности, у тех же немцев. Вермахт, как и его предшественник рейхсвер, по очень многим параметрам был лучшей армией в мире. И против англичан и американцев он воевал с тем же ожесточением и мастерством, что и против нас. Однако именно американцы в конце июля 1944-го прорвались на оперативный простор с плацдарма в Нормандии, где союзники топтались два месяца после высадки. Они же отразили в декабре хорошо подготовленное наступление немцев в Арденнах. И они в марте 1945-го форсировали Рейн, после чего сопротивление вермахта на Западе практически прекратилось. При этом, вопреки распространенному в нашей стране мнению, на Западном фронте воевали в высшей степени боеспособные немецкие части. Более того, большая часть Люфтваффе с лета 1944-го сражалась на Западе, а не на Востоке.
Не менее, а может быть и более сложной была для американцев война против Японии на Тихом океане. Здесь кроме фанатического упорства и высокого (особенно в начале войны) уровня боевой подготовки противника янки встретились с крайне враждебными природно-климатическими условиями. Надо сказать, что для русского крестьянина, ставшего солдатом и вынесшего на своих плечах Великую Отечественную, бытовые и климатические условия на фронте «от Баренцева до Черного моря» были почти такими же, что и в мирной жизни. Для парней из Нью-Йорка и Техаса само пребывание в джунглях Новой Гвинеи или Соломоновых островов было пыткой еще до встречи с противником. Тем не менее американцы не просто выиграли войну, они даже отдельных сражений почти не проигрывали. Именно здесь сказался тот пресловутый комфорт, который так любят янки. Американское командование действительно приложило максимум усилий для того, чтобы облегчить повседневную жизнь военнослужащих. А вот японцы по степени пренебрежения к бытовым проблемам превзошли, пожалуй, даже нас. Всерьез считалось, что для успеха в бою хватит самурайского духа и верности императору. Наиболее умные офицеры пытались объяснить высшему начальству, что, если войска поставлены в совершенно невыносимые жизненные условия, потери от этого существенно возрастают. Не объяснили. Американский комфорт выиграл у самурайского духа, он оказался эффективнее с военной точки зрения.
В мире мифов

Кстати, есть подозрения, что если бы нам пришлось вести такую войну, как американцам на Тихом океане (или как на Атлантике против подводников Деница, которую они тоже выиграли), в лучшем для нас случае она закончилась бы вничью. Если война носит воздушно-морской характер, противника нельзя завалить своими трупами. Главную роль начинает играть техника и умение ее использовать. При всех выдающихся качествах танка Т-34 или штурмовика Ил-2 они гораздо проще в производстве и эксплуатации, чем авианосец типа «Эссекс» или стратегический бомбардировщик В-29. Вспомним Цусиму. А ведь русский императорский флот и по качеству кораблей, и по уровню боевой подготовки личного состава был на голову выше советского флота времен Великой Отечественной.
В Корее американцы сражались с бесчисленными ордами китайских «народных добровольцев», поддержанных отлично подготовленными советскими летчиками-истребителями. Здесь стало ясно, что воевать против китайцев, не применяя ядерного оружия, практически невозможно. Тем не менее американцам удалось по крайней мере удержать Южную Корею, завершив войну вничью.
Во Вьетнаме янки встретились с прекрасно подготовленным в боевом и морально-психологическом отношении противником, имеющим вполне современное оружие, отлично использующим знакомые ему и враждебные американцам природно-климатические условия. Тем не менее в военном отношении и эту войну американцы отнюдь не проиграли. Фактически дело шло к такой же ничьей, как и в Корее. Однако здесь армию победили собственные СМИ и «прогрессивная общественность». С российской армией через четверть века абсолютно то же самое случилось в Чечне. Именно после Вьетнама весь мир, видимо, и сделал поспешный вывод об американской военной недееспособности.
В плену иллюзий находились и Саддам Хусейн со своими генералами. Они были уверены, что после первых же жертв янки побегут, а их общественное мнение потребует немедленного возвращения войск домой. Однако общественность на этот раз была убеждена в праведности войны, поэтому готова была принять потери. А армия ясно продемонстрировала очень высокую боеспособность и готовность идти до конца.
После этого арабы сломались психологически. Естественно, любители конспиралогии как у нас, так и во всем мире сразу стали говорить о том, что американцы купили иракских генералов. Не приходится сомневаться, что часть генералитета была куплена. Но ведь абсолютно очевидно, что готовность продаться возникла только тогда, когда сила и решимость американцев стали абсолютно очевидны. Кроме того, у арабов исчезла всякая мотивация к войне. Они очень ценят силу, а американская сила оказалась сильнее силы Хусейна. Причем речь идет не только о силе железа, но и о силе духа.
Ирак, разумеется, ничего не проиграл (Хусейн и Ирак — это отнюдь не синонимы, скорее, наоборот). А мы проиграли в экономическом, политическом, моральном плане. Российское руководство живет в мире мифов и штампов советской эпохи и не способно понять, насколько изменилась ситуация. В Ираке оно ожидало «Брестской крепости» и «Сталинграда». А получило позор, причем не столько иракский, сколько свой.
В советское время противостояние США в любой ситуации можно было объяснить борьбой двух сверхдержав за мировое господство. Однако даже и тогда слепое рефлекторное реагирование на американские действия привело к тому, что США все время владели инициативой, фактически управляя нашей политикой и целенаправленно загоняя Союз в гроб. Сейчас подобная политика совершенно безумна. Почему мы должны противостоять Америке? Только потому, что нам не нравится их гегемония?
Интересно, а как бы мы вели себя на их месте, оказавшись в положении мирового лидера по всем параметрам? И чем вообще эта гегемония нам мешает? Как конкретно мы от нее пострадали?
Мы волнуемся о международном праве? А кто и когда его уважал? Оккупируя в 1968 году Чехословакию, СССР спрашивал разрешения в ООН? О праве вспоминают слабые, это очень прискорбно, но факт. Мы очень гордые? А где была наша гордость, когда Хусейн выкинул из Ирака «ЛУКойл»? Где она была, когда на второй день войны иракский посол в Москве предложил нам «подавиться» нашей гуманитарной помощью (слово «подавиться» он не употребил, но сказал именно это)? Или когда великий руководитель Ким Чен Ир выступил категорически против посредничества России в переговорах между КНДР и США? Нет сомнений, что это не помешает нам и дальше защищать чучхейский режим.
Очень странная у нас гордость: почему-то мы всегда готовы терпеть любое унижение от ничтожеств. И уж совсем смешно в этой ситуации звучат слова о том, что мы «сохранили лицо». Интересно, хоть где-нибудь в мире Россию стали больше уважать за ее «мужественную позицию»? Совершенно излишне говорить о том, что конфронтация со Штатами прямо противоречит экономическим интересам страны. Нам это не нужно, мы не торгуемся? А зачем тогда все время нудно жалуемся на нищету и пытаемся по уровню жизни догнать Португалию? И как мы собираемся, в конце концов, хотя бы в отдаленной перспективе восстановить свои геополитические позиции при экономике, составляющей 2% от американской?
На полтона ниже

Что интересно, янки ведь даже не просили нас поддержать их в иракском вопросе. Штаты, как это ни удивительно, вполне были готовы сохранить наше лицо. Они просили протестовать на полтона ниже, а потом умыть руки и предоставить им расхлебывать то, что они же заварили. То есть поступить так, как Китай, который сказал, что он против, но не устраивал истерику и ни разу не грозил правом вето. Наши «государственники» по любому поводу, без всякого понимания обстоятельств требуют учитывать китайский опыт. Вот наконец и появилась возможность сделать это на практике. Но ведь для того, чтобы учитывать чей бы то ни было опыт, надо руководствоваться умом, а не инстинктами.
От инстинктов и более чем странный союз с Францией и Германией. Что он нам дает? Нас примут в зону евро? Или сделают серьезные инвестиции в российскую экономику? Или хотя бы советские долги простят? Абсолютно очевидно, что никогда ничего этого не случится. Как нет никаких сомнений, что между нами никогда не будет военного союза. «Франко-Германия» может даже ткнуть американцам в глаза нашим ядерным потенциалом, но никогда ничем не поможет нам в возможных будущих конфликтах с Китаем или исламскими странами. Хотя бы потому, что европейские армии, в отличие от американской, действительно изнежены и небоеспособны, ничего у них не осталось от прежних традиций.
Да и не волнуют их наши интересы. Уже после иракской войны наши европейские союзники разработали «чеченскую резолюцию» для комиссии ООН по правам человека, а однопартиец «друга Шредера» Биндик вообще «шьет» нам трибунал по этой самой Чечне. И из России в Россию (в Калининградскую область) мы по их милости будем ездить по визам, только по-другому названным.
Одной из важных причин нынешнего антиамериканизма европейских гигантов является быстро растущая доля «лиц исламской национальности» в населении этих стран. Отсюда и неприятие войны с Хусейном, и поддержка чеченских и палестинских террористов. При этом франко-германская коалиция в экономическом отношении вполне сравнима с США и решила бросить им вызов. То есть речь идет об обычной конкуренции. Несопоставимость военных потенциалов французов и немцев не волнует, понятно ведь, что они никогда не будут воевать с Америкой. Но наше руководство мотивов европейцев не понимает, оно всерьез считает, что антиамериканизм может и должен быть самоцелью.
Мы в экономическом отношении с Америкой несопоставимы, поэтому и на военное соревнование не способны, тем более что оно ни для чего не нужно. Ведь большинство нынешних врагов США являются и нашими врагами. Штаты своей кровью и за свои деньги решили проблему талибов, которые представляли для нас большую угрозу, чем для самой Америки. И афганский поход Штатов принес нам больше пользы, чем им самим.
Мотивов иракского похода наша элита абсолютно не поняла. Разумеется, янки не искали там «оружия массового поражения». И нефть, на которой Россия, похоже, окончательно свихнулась, тем более ни при чем. Затраты Америки на собственно военную операцию, на послевоенное обустройство Ирака, на восстановление его нефтяной отрасли настолько велики, что не окупятся никогда, даже если все иракские месторождения окажутся в полном распоряжении американских компаний.
Дело в том, что радикальный ислам, проходящий под псевдонимом «международный терроризм», объявил цивилизации (не «христианско-иудейской», а цивилизации вообще) войну и Штаты, как наиболее сильная из цивилизованных стран, стали, как и следовало ожидать, первым объектом для удара.
США приняли вызов. Пока исламские страны еще разобщены и полностью зависят от Запада в области технологий, Америка постарается ликвидировать все антиамериканские режимы и поставить регион под свой контроль. Если на Ближнем Востоке не останется самостоятельных государств с сильными армиями, для подавления террористов, а также тех, кого ими назначат, американцам хватит весьма ограниченных сил. Ко всему этому приложится нефть, причем не в том плане, что она достанется Америке, а в том, что ее потеряют враги Штатов.
Ирак не имел к радикальному исламу никакого отношения, ему просто не повезло. Во-первых, Хусейн являлся одним из злейших врагов Америки, во-вторых, его армия была чрезвычайно ослаблена войной 1991 года, в-третьих, Ирак очень удобно расположен, с его территории можно контролировать весь Ближний Восток, в-четвертых, в стране не было базы для настоящего народного сопротивления.
Штаты хотели получить плацдарм для дальнейших действий, и они его получили с минимальным ущербом для себя. Оттуда можно бить Сирию, Иран, да и Саудовскую Аравию, «стратегического союзника» Америки, который по совместительству оказался надежным оплотом исламского терроризма во всем мире. А можно добиться их капитуляции и без войны. Как уже говорилось, Восток любит и понимает силу.
Излишне объяснять, что Россия нисколько не меньше Штатов заинтересована в разгроме исламских радикалов. Мы ведь с ними воюем уже почти 10 лет. Америка это поняла, официально признав чеченских террористов террористами. И вообще, мы ведь тоже принадлежим к цивилизации. Рассуждения о том, что Америка недостойна защищать интересы цивилизации, являются чистейшим лицемерием. Увы, никто, кроме нее, на это просто не способен. Ни Франция с Германией, ни Россия.
В такой ситуации бессмысленно обсуждать достоинства и недостатки Штатов. Можно говорить о наглости и цинизме этой страны, о двойных стандартах в ее политике, даже о том, что демократии и свободы слова в сегодняшней Америке меньше, чем в России. Все это правда, но, к сожалению, «другой Америки у меня для вас нет». По крайней мере, эта страна четко понимает свои национальные интересы и руководствуется ими, а интересы эти на данном историческом этапе в целом совпадают с нашими.
Не исключено, впрочем, что поведение руководства страны кроме советских инстинктов объясняется и предвыборными соображениями. Наша элита привыкла судить по себе и уверена в поголовной ненависти к Штатам среди российского населения. На самом деле зоологический антиамериканизм на уровне рефлексов характерен для двух групп населения страны: самой элиты и люмпенов. Такое сочетание достаточно естественно, поскольку советская власть изначально строилась именно как власть люмпенов. Народ относится к бывшему противнику гораздо спокойнее и адекватнее. Тем не менее именно население расплатится за глупость начальства. За поражения ведь платит всегда не власть, а народ. При этом наш президент, как выясняется, ошибки признавать не умеет и вместо того, чтобы постепенно отыграть назад и минимизировать ущерб от поражения, собирается встать в позу обиженного и принципиального, тем самым в очередной раз подчеркнув свою политическую и человеческую слабость.

АЛЕКСАНДР ХРАМЧИХИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK