Наверх
17 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Призрачная защита"

Инициатива Минкомсвязи о привязке заводских номеров мобильных телефонов к их владельцам не поможет радикально снизить количество краж аппаратов, но осложнит жизнь абонентам и операторам. 

Инициатива Минкомсвязи о привязке заводских номеров мобильных телефонов к их владельцам не поможет радикально снизить количество краж аппаратов, но осложнит жизнь абонентам и операторам. 

   Минкомсвязи поддержало идею депутатов привязать заводские номера мобильных телефонов к их владельцам, чтобы стало меньше краж. Пока речь идет о привязке на добровольной основе. Эксперты уверены, что предложенный механизм от краж не спасет, но может осложнить жизнь абонентам и операторам.    Депутаты Госдумы уже давно обсуждают вопрос о привязке заводского идентификационного кода каждого аппарата (IMEI) к конкретному владельцу с внесением сведений в базу данных сотовых операторов. В случае кражи это позволит оперативно заблокировать сам аппарат, лишив возможности регистрировать его в любых сотовых сетях в России. Разблокировка же будет возможна только по желанию самого владельца. Такие меры усложнят сбыт ворованных трубок и сделают кражи невыгодными, считают депутаты. В начале этого года позицию парламентариев одобрило Минкомсвязи.    "Мы поддерживаем инициативу депутатов Госдумы о создании возможности для каждого пользователя услуг сотовой связи на добровольной основе внести информацию о своем терминале (сотовом телефоне) в базу данных операторов связи. Добросовестное использование допускается в сети любого оператора и не связано с регистрацией у конкретного оператора и выделением абонентского номера", — отмечают в министерстве. Чиновники также говорят, что кроме "защиты населения от краж мобильных телефонов" законодательная инициатива о возможности регистрации уникального IMEI-номера в базах данных сотовых сетей также приведет к "резкому снижению ввоза несертифицированных абонентских терминалов на территорию России", проще говоря, серых трубок. То есть от этого выиграют официальное ритейлеры.    "Есть вероятность, что этот законопроект могли лоббировать крупные ритейлеры, которые теряют деньги из-за серого ввоза. Особенно активны несертифицированные продажи топовых моделей и новинок, которые пока официально не представлены или появляются на российском рынке по сильно завышенным ценам, — говорит владелец одного из интернет-магазинов, пожелавший остаться неназванным. — Apple iPhone 4S или новый Samsung Note, к примеру, можно купить в некоторых интернет-магазинах на $500 дешевле, чем продают ритейлеры. Официальные продажи iPhone 4S в России были просто провальными именно из-за того, что через серые каналы телефоны были поставлены и раньше, и существенно дешевле".    Но эксперты рынка и сами ритейлеры в один голос заявляют, что объемы серых продаж в России сейчас настолько незначительны, что лоббировать какие-то законы по борьбе с неофициальными поставками было бы глупо. Президент "Евросети" Александр Малис оценивает объемы серого рынка мобильников не более чем в 5%. Ведущий аналитик Mobile Review Эльдар Муртазин считает, что и того меньше — порядка 3%. А аналитик J'Son & Partners Сергей Савин полагает, что на неофициальные продажи в 2011 году приходилось 8-10%.    Впрочем, для снижения серого импорта регистрация IMEI телефона должна быть обязательной (такие правила действуют, к примеру, на Украине), а не по желанию абонента, как предлагает Минкомсвязи. Ведь покупатель неофициального мобильника попросту может его не регистрировать.    Те же аргументы применимы и к трактовке регистрации IMEI в духе теории заговора — дескать, спецслужбы смогут по базе данных операторов и номерам аппаратов выявлять, например, участников демонстраций или политических акций, а также блокировать аппараты "неугодных" и "несогласных". Но спецслужбы и сейчас могут в любой момент заблокировать любой номер или аппарат по действующему соглашению с операторами.    Есть и еще одна версия активизации госорганов в вопросе блокировки аппаратов. Изначально сообщение информ-агентств о регистрации IMEI содержало информацию, что уникальный номер трубки будет привязываться к SIM-карте. Тогда аналитики предположили, что это может быть первый шаг в очень плавном переходе к продаже дотируемых операторами аппаратов. Сейчас эта схема используется за рубежом при продаже дорогих смартфонов — за четверть цены, но с двухлетним контрактом, который включает в себя пакеты операторских услуг (так в США продается iPhone). Привязка к SIM-карте дала бы операторам рычаг воздействия на абонентов, купивших аппарат по контракту, но не выполняющих его условия, — можно было бы просто заблокировать устройство. Однако в России закон о защите прав потребителей запрещает продавать аппараты, которые можно использовать только в сети одного оператора (кстати, это одна из основных причин, по которой у нас не прижился механизм продаж дотируемых мобильников).    Еще один момент — это принципиальные отличия российских реалий от западного опыта в плане кредитной истории человека. В Штатах, к примеру, к номеру социальной карты привязана вся жизнь гражданина — и его кредитная история по любым займам в любом банке, и его криминальная история, и его пенсия, и стаж работы. В общем буквально все. И если вдруг гражданин купил бы дотационный телефон и в нарушение контракта решил бы сменить оператора, его "история" была бы испорчена. В России всей этой системы не существует, а потому и дотационные продажи нереализуемы. Плюс к тому Минкомсвязи дезавуировало первоначальные сообщения, уточнив, что речь идет именно о регистрации IMEI без привязки к SIM-карте.    "На самом деле все эти разговоры об интересе ритейла и спецслужб притянуты за уши. В первую очередь меры по регистрации IMEI, конечно же, призваны решить задачи снижения криминальной составляющей, поскольку усложняют жизнь жуликам. Пусть это, скорее, виртуальные барьеры, но все же барьеры", — говорит Сергей Савин. Кражи мобильных телефонов — настоящий бич российской действительности: аппараты крадут из карманов, сумок, со столиков в кафе. Кражи телефонов, впрочем, тяжело поддаются подсчету: большинство жертв, как правило, не заявляют о происшествии в полицию (если это, конечно, не грабеж или разбой) — считается, что шансы найти утраченный аппарат равны нулю, поскольку полицейские, как правило, не занимаются их розыском, относя подобные преступления к разряду незначительных. Хотя вполне могли бы, ведь киоски и рынки, где продается подержанная техника, известны всем — и "поставщикам", и покупателям, и правоохранителям. По оценке Эльдара Муртазина, в год продается до 8 млн б/у-телефонов, больше половины которых приходится именно на краденые. "В Москве, к примеру, по приблизительным оценкам, крадут 10 тыс. мобильников в день (!), и лишь десятая часть потерпевших обращается в правоохранительные органы", — говорит Эльдар Муртазин.    Предлагаемые меры должны снизить количество таких краж, поскольку перепродать заблокированную трубку невозможно. Но это в теории. Не стоит забывать о том, что существует масса сервис-центров, которые перепрошивают трубки, избавляя их от привязки к операторам и меняя IMEI. То есть заблокированный оператором телефон можно будет вернуть к жизни перепрошивкой и сменой его номера с заводского на произвольный. Это примерно такая же махинация, как перебивка VIN на угнанном автомобиле. С той лишь разницей, что за смену IMEI не предусмотрено никакой ответственности.    Кроме того, с блокировкой телефона по IMEI в нашей стране могут возникнуть и другие проблемы. Дело в том, что в сотовых сетях может находиться несколько аппаратов с одинаковым регистрационным номером (так получается из-за нелегальных перепрошивок трубок и ввоза серых аппаратов, не предназначенных для использования в России). В этом случае появляется угроза совпадений и блокировка девайсов ни в чем не повинных абонентов.    Эльдар Муртазин считает, что именно из-за неучтения массы технических нюансов реализация изначально благой идеи будет традиционно провалена. "Хорошо, кражи дешевых трубок, возможно, сократятся, поскольку перепрошить их будет стоить дороже, чем стоит сам телефон, — говорит Муртазин. — Но красть дорогие смартфоны — а их доля в продажах растет — будет по-прежнему выгодно". В России за смену IMEI сервисным центрам ничего не грозит, и они так и будут предоставлять эти услуги, снимая операторскую блокировку. В Великобритании, к примеру, введена ответственность за смену регистрационного номера аппарата — до 5 лет лишения свободы, и это отбивает охоту вести какие-то дела на рынке ворованных трубок", — аргументирует Эльдар Муртазин.    Кроме того, большинство самих абонентов могут не воспользоваться своим правом, если регистрация IMEI потребует с их стороны каких-то ощутимых денежных или временных затрат. "Эффект от нововведения напрямую зависит от того, как будет реализован весь процесс и кто будет за это платить, ведь оператору ведение баз IMEI стоит денег. Процедура регистрации номера должна быть для абонента легкой и бесплатной или очень дешевой. Вставил симку в новый аппарат, сбросил на специальный номер SMS с IMEI или сделал USSD-запрос, и все. Если же абоненту придется ехать в офис компании связи, стоять там даже в небольшой очереди, чтобы подписать договор, вся эта затея вряд ли сработает", — считает Александр Малис.    Некоторые опрошенные эксперты полагают, что инициатива Минкомсвязи и депутатов с привязкой IMEI — всего лишь "политический момент" и попытка попиариться на теме защиты интересов потребителей. Предложения по привязке IMEI всплывают в дискуссиях комиссии по связи Госдумы уже не первый год, однако все эти инициативы касаются только взаимоотношений с операторами и прав абонентов зарегистрировать номера своих трубок. Чтобы поставленная цель — снижение уровня преступности, где объектом грабежей и краж становится мобильный телефон, — была достигнута, решения должны быть более кардинальными, вплоть до уголовной ответственности за перепрошивку телефона.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK