Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Призраки, которые не исчезнут"

Снимут с Буша обвинения или нет, ему все равно не удастся так просто отмахнуться от своего прошлого в Harken.Несомненно, вторая по значимости задача Джорджа Буша (George W. Bush) как президента — восстановить веру в корпоративную Америку и вновь сделать фондовый рынок безопасным для инвесторов. Тем не менее самого борца с демонами, одолевающими Большой Бизнес, преследуют призраки из его прошлого.
Более 10 лет назад, в бытность директором Harken Energy Corp., Бушу доводилось практиковать приемы, весьма сходные с теми, за которые он сегодня клеймит корпоративную Америку. Например, он входил в аудиторский комитет Harken, когда компания преждевременно записала в прибыль доход от продажи одного из своих подразделений и завысила показатель прибыльности. Эти ошибки Harken позднее пришлось исправлять по настоянию Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC). Буш продал значительную часть акций всего за восемь дней до того, как Harken объявила о существенных убытках. И хронически опаздывал с отчетностью для SEC.
Знакомая картина, не правда ли? Неправильное оформление доходов стоит за немалым числом недавних бухгалтерских катастроф. А уж непредоставление акционерам важной информации президент чуть ли не в первую очередь ставит в вину сегодняшним, не стесняющимся никаких методов генеральным директорам. «Ситуация для Буша очень неприятная, — говорит политолог из University of Texas Брюс Бьюкэнэн (Bruce Buchanan). — Есть ли в этом вина Буша, нет ли, но очевидно сходство с бухгалтерией в стиле Enron».
Демократы чувствуют во всем этом оттенок лицемерия. «Президент Буш обожает проповеди об ответственности, — говорит председатель Democratic National Committee Теренс МакОлифф (Terence R. МасAuliffe). — Но как только речь заходит о [его] собственных подвигах, его лозунг: «Я за это не ответчик». Защищаясь, Буш говорит, что SEC отказалась от обвинений в инсайдерном трейдинге много лет назад. «Ничего в этом этакого не было», — запальчиво заявил он на пресс-конференции 8 июля.
Однако параллели между нынешней эпидемией неэффективного аудита и делами Буша в Harken настойчиво напрашиваются снова и снова. Его проблема уходит корнями в 1986 год, когда он поменял свою долю в тонущей нефтяной компании Spectrum 7 на $600 000 в акциях Harken. Буш не только попал в совет директоров Harken, но и стал членом аудиторского комитета, где в его обязанность входил контроль за подготовкой финансовых отчетов, причем не кем иным, как аудиторской фирмой Arthur Andersen.
И после этого у Harken тоже были проблемы. Для увеличения доходов в июне 1989 года компания продала одно из своих гавайских подразделений, компанию Aloha Petroleum Ltd., группе инсайдеров Harken за $12 млн. Покупатели заплатили $1 млн. наличными, а на остальную сумму Harken приняла вексель. Потом Harken объявила о доходе в $8 млн., хотя по закону средства по долговым обязательствам могут считаться доходами только при наличии серьезного залогового обеспечения и только если компания имеет серьезные доказательства того, что заем будет выплачен. Эта схема дала возможность Harken завершить 1989 год с убытками всего $3,3 млн. вместо $12 млн.
Всего три месяца спустя Буш продал 212 140 акций Harken по $4 за акцию, что принесло ему почти $849 000. Вряд ли акции Буша стоили бы $4, если бы Harken сообщила о больших убытках. Позднее SEC заставила Harken объявить о доходах без прибыли от продажи Aloha.
Вторая проблема Буша заключается в неспособности раз и навсегда покончить с вопросами о том, располагал ли он внутренней информацией до того, как продал свои акции. SEC более двух лет вела расследование, пытаясь выяснить, продал ли Буш свои акции в июне 1990 года, уже зная о том, что Harken сообщит о более высоких убытках, чем обычно. Через два месяца после продажи Бушем своих акций Harken сообщила о $23,2 млн. убытков во втором квартале. После этой новости ее акции упали с $3 до $2,38.
Буш еще больше осложнил свое положение тем, что несколько раз пропустил сроки подачи формы 4, или уведомления о продаже акций членом правления. Буш уведомил SEC о продаже акций в 1990 году только в марте 1991 года, 34 недели спустя. В служебной докладной записке SEC, текстом которой располагает наблюдательная группа Center for Public Integrity, указывается, что Буш с опозданием сообщил о четырех транзакциях на общую сумму $1,02 млн. К счастью для него, SEC в то время не преследовала в судебном порядке физических лиц, если в целом они запаздывали с предоставлением информации не более шести раз.
Обвинения в использовании внутренней информации для личного обогащения Бушу удалось опровергнуть, когда его адвокаты доказали, что он не мог знать размеров убытков Harken за второй квартал 1990 года. А так как рынку потребовалось 2 часа, чтобы отреагировать на убытки компании, экономист SEC сделал вывод, что объявление о доходах не было «существенным» событием. Но тень сомнения не желает исчезать.
К тому же на протяжении большей части расследования отец Буша занимал пост президента, а председатель SEC Ричард Бриден (Richard C. Breeden) был одним из юристов Белого дома. Кроме того, во время расследования генеральным советником SEC являлся Джеймс Доути (James E. Doty), ранее представлявший Джорджа-младшего, когда тот покупал бейсбольный клуб Texas Rangers. Основная часть средств на эту покупку была из денег, вырученных от продажи акций Harken. Доути, однако же, утверждает, что от этого расследования отстранился.
Много шума из ничего, уверяет Буш: «В бизнесе некоторые вещи не могут быть исключительно черно-белыми, когда дело касается бухгалтерии». К несчастью для президента, сегодня такими объяснениями критиков молчать не заставишь.

Пола Дуайер (Paula Dwyer) в Вашингтоне. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK