Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Призыв к мести"

Босоногие сомалийские пираты не обращают внимания на скопление иностранных кораблей у их побережья. После недавних захватов судов Запад решил ужесточить меры. Теперь спецслужбам известно, как работают морские разбойники и то, что они всё теснее сотрудничают с исламистами.Мешок с миллионом долларов — в сотенных купюрах — весит почти 15 килограммов. За одно захваченное судно вместе с командой дают выкуп иногда в $3 млн. А это 45 килограммов.
   Передавать миллионы пиратам — уже дело рискованное, рассказывает Джек Клунан, специалист по борьбе с терроризмом из Нью-Йорка: «Прикинь, эти там стоят наверху, вооруженные до зубов, а ты сидишь в надувной лодчонке с этими мешками. И ты им говоришь: держи мешок, этот — тебе, а этот — тебе, а тут еще один».
   Джеку Клунану приходилось иметь дело с множеством гнусных типов. Будучи агентом ФБР, он внедрялся в банды гангстеров, охотился на шпионов из восточных стран, а после 11 сентября стал заниматься террористами «Аль-Каиды». Однако передача денег обколотым сомалийским пиратам — это операция особой сложности: «Лучше было бы, если бы они принимали банковские переводы. Но не принимают».
   Клунан бросил работу в государственной структуре и перешел в бизнес, где настоящий бум: его зовут на помощь владельцы пароходств, когда морские грабители захватывают их суда у африканского мыса Горн.
   Он и его бригада организуют переговоры, они знают трюки и ловушки, в итоге они самыми непредсказуемыми путями доставляют деньги в Африку и должны гарантировать, чтобы команда и торговое судно добрались до родной гавани. За последние месяцы Клунан освободил много кораблей. Но дел еще непочатый край.
   С начала марта, когда установилась погода, босоногие пираты из Сомали захватили семь судов, в том числе немецкий контейнеровоз Hansa Stavanger с пятью немецкими офицерами и 19 матросами на борту.
   Морские бандиты на своих пластиковых лодчонках посрамили великие мировые державы. Целых четыре флотилии из сверхсовременных боевых кораблей разных стран несут патрульную службу у побережья Сомали и помимо них — эсминцы и крейсеры из Китая и России, действующие в автономном режиме. Все эти суда оснащены пушками или ракетами, вертолетами, средствами спутниковой поддержки. Некоторые из них могли бы в пух и прах разнести целые города. Но на пиратов, вооруженных автоматами Калашникова и носящихся по морю на ободранных шлюпочках с навесными моторами, все это не производит никакого впечатления. Чистый поединок Давида с Голиафом. Только в роли Давида — силы зла, а в образе Голиафа, как ни странно, силы добра.
   Но теперь битва принимает более жесткие формы. У военных накопилось достаточно обид и злости, правительствам надоело поставлять мешки с деньгами. Каждый миллион долларов придает пиратам новые силы. Дилемма эта известна давно: стоит заплатить однажды, как в следующий раз требуют еще больше.
   Американцы и французы стратегию изменили и начали стрелять на поражение. Немцы тоже размышляли, не освободить ли силой Hansa Stavanger. Специалисты в Вашингтоне, Лондоне и Берлине разрабатывают боевые планы, как будто началась новая война, местом которой избрана разорванная на части страна — Сомали, где уже многие армии пролили немало крови. Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Само преступление родом из ХVII века, а бороться с ним нам приходится средствами ХХI века».
   Но проблема не терпит отлагательств, просматривается уже новая угроза: эксперты спецслужб внедрились в пиратские кланы. Известны имена боссов, места складов оружия, кто с кем в союзе и о чем есть договоренности. Есть и указания на то, что пираты все теснее сотрудничают с исламистами, вероятно, близкими к «Аль-Каиде», возглавляемой Усамой бен Ладеном. Складывается альянс, от которого становится не по себе: взнос пиратов — деньги и оружие, вклад исламистов — войска и власть в стране.
   Эта дружба из разряда тех, что кажутся невероятными: до недавнего времени пираты и исламисты были непримиримыми врагами. Когда в 2006 году власть в Сомали захватил радикальный «Союз исламских судов», он незамедлительно принялся искоренять пиратство, ибо оно, как было сказано, противоречит законам шариата.
   Но спустя полгода оккупационные войска соседней Эфиопии при поддержке США изгнали исламистов. И пираты тут же вновь принялись за свое.
   Тем временем эфиопские силы почти полностью покинули Сомали, но избранное в январе правительство в Могадишо контролирует лишь небольшую часть страны. А остальная находится в руках исламистских организаций, таких как милиция «Аш-Шабаб» и недавно возникшая парамилитаристская группировка «Хизб-аль-ислам».
   Пиратам нужны деньги, исламисты стремятся к власти. Интересы их иногда пересекаются. В ноябре прошлого года вновь возник конфликт — после того, как пираты захватили Sirius Star. Выяснилось, что это было очень не к месту, поскольку супертанкер принадлежит саудовцам, то есть мусульманам. Исламисты посчитали, что это не по понятиям. Пришлось даже пострелять.
   Но чтобы разрушить союз, взрывной силы этого конфликта не хватило. Причина как раз в том, что в сомалийских водах скопилось множество кораблей «неверных». Внешний враг консолидировал бывших противников: ведь пираты «тоже моджахеды, поскольку участвуют в войне против христианских стран», заявляет теперь шейх Хассан Турки, лидер «Хизб-аль-ислама». А предводитель «Аш-Шабаб» Мухтар Робов гордо заявляет, что пираты «охраняют побережье от врагов Аллаха».
   На Пасху американские снайперы освободили капитана контейнеровоза Maersk Alabama, застрелив при этом троих бандитов. Среди пиратов разнесся призыв к мести. Теперь их риторика полностью совпадает с исламистской: США — «наш враг номер один», заявляет Джамак Хабеб, пират из Эйля. «Теперь мы охотимся специально на американцев и, кого поймаем, будем убивать, как скот», — угрожает пират по имени Измаил из Харардере.
   Если «хрупкий альянс» пиратов и исламистов укрепится, то «угроза станет еще большей», прорицает журнал спецслужб Jane’s Intelligence Review. По сведениям экспертов, пираты уже сейчас координируют свои действия гораздо лучше, чем было до недавнего времени.
   В банду пиратского гнезда Харардере, в семи морских милях к северу от которого пришлось бросить якорь немецкому Hansa Stavanger, входят самые крупные кланы побережья. Это дает группировке возможность свободно передвигаться. Доминирующую роль играет клан Сулеймана, но одним из командиров в Харардере является человек из клана Салебан, по профессии торговец древесным углем.
   Банда держит две основные опорные базы на побережье, рассылая оттуда ударные отряды. Она состоит из четырех подразделений. Есть стратеги, разрабатывающие операции. В эту группу входят в числе прочих суданцы и пакистанцы. Бывшие рыбаки помогают, когда становится нужен их опыт мореходов, молодые боевики захватывают корабли. А переговорщики торгуются с противниками за суммы выкупа — с такими, как Джек Клунан.
   Добычу покрупнее пираты из Харардере любят обрабатывать вместе с бандами из других мест, охотнее всего с коллегами из Кисмайю, находящегося в 800 км к югу. По сведениям, тамошняя банда захватила Sirius Star. А переговоры вели специалисты из Харардере.
   «Это настоящий пиратский холдинг, — рассуждает Клунан, — морская организованная преступность». Поначалу представления владельцев судов и пиратов о размерах выкупа друг от друга очень далеки: гангстеры требуют $15 млн, а судовладельцы предлагают один. Война нервов начинается с этого.
   Пираты любят пользоваться спутниковой телефонной связью, имеющейся на кораблях. Они звонят родственникам моряков и угрожают казнью. «Они обожают и пострелять во время телефонного разговора и говорят тогда, что как раз одного пристрелили. На владельцев судов это сильно действует».
   Иногда пираты угрожают разогнать корабль до полного хода и разбить его о берег. Бывает, что заставляют моряков голодать, потому что якобы кончился провиант. А иногда по нескольку дней вовсе не выходят на связь. «От этого владельцы судов психуют больше всего», — рассказывает Клунан.
   Когда же по прошествии недель и месяцев Клунан и пираты договариваются о выкупе, бывший агент должен привезти деньги. В первое время он брал напрокат в Момбасе океанскую баржу и привозил мешки с деньгами к точке с указанными координатами. Когда на горизонте появлялось захваченное судно, в надувную лодку садился один невооруженный человек, который должен был передать выкуп у борта корабля. «И в этот момент ты надеешься, что пираты будут вести себя как договорились». В последнее время мешки часто сбрасывают на парашютах с самолета, потому что пираты захватывали и баржи, и посредников.
   Иногда людям из команды Клунана, прежде чем заплатить, приходилось проверять, в полном ли составе выкупленная команда и все ли здоровы. Был случай, когда знали, что один из членов команды тяжело болен. Прежде чем передать деньги, они долго его искали и нашли в морозильнике захваченного судна. Он бросился вниз с верхней палубы.
   Пираты вовсе не глупы и очень уверены в себе, рассказывает Клунан: «Они знают, что их бизнес-модель успешна и что они почти не рискуют».
   Центрами логистики большинства группировок стали городки Гарове и Галькайо в мятежной провинции Пунтланд. Огромные суммы долларов исчезли там в исламской финансовой системе Hawala, построенной на личных контактах.
   В апреле прошлого года пираты к своему ужасу заметили, что, несмотря на хорошую организацию действий на море, для ведения войны на суше они оснащены плохо. Тогда они захватили роскошную французскую яхту Le Ponant и как раз собирались с $2 млн выкупа укрыться в своей крепости Эйль, как вдруг над степью загрохотали французские вертолеты и спецназовцы открыли огонь. С тех пор шестеро пиратов сидят во французских тюрьмах. Военным удалось отбить даже небольшую часть выкупа.
   После этого морские разбойники обратились за помощью к исламистам. Некоторые из пиратских банд платят отрядам «Аш-Шабаб» по пять или десять процентов от полученного выкупа за охрану на суше. Денег хватает на всех, ведь только в прошлом году сомалийские пираты получили в качестве выкупа где-то между $30 млн и $100 млн.
   Но есть пиратские банды, предпочитающие охранять свои наземные базы собственными силами. Рассказывают, что милиционеры из отрядов «Аш-Шабаб» в прошлом июле вблизи деревни Хобио полтора месяца гоняли по учебной базе морских разбойников. В программе было обучение основам пехотного боя, тактике и коммуникации при действиях на суше. Информанты журнала Jane’s Intelligence Review полагают, что за военную подготовку пираты выложили около миллиона долларов.
   Исламисты получают деньги не только от морских бандитов. Пираты нелегально провозят для них в страну оружие. Нередко прихватывают при этом и оборудование, полезное им самим. Так, в октябре прошлого года пираты прикупили четыре зенитные пушки весьма уважаемой модели ZU-23. Где они стоят, неизвестно, но с тех пор пилоты союзнических вертолетов не чувствуют себя в безопасности.
   Сами же грузовые торговые суда практически беззащитны против гораздо лучше оснащенных бандитов. Они могут кричать «Полный вперед!» и пытаться уйти от контактов, но «любой катер, конечно, быстрее нас», признает офицер немецкого контейнеровоза. Проблемой, которую создали американцы собственными руками, стали корабли, действующие в рамках операции Enduring Freedom. Они по рации требуют от торговых судов данных об их порте приписки, курсе и цели плавания. И все эти переговоры пираты подслушивают.
   Много неприятностей приносит и внедренная в 2004 году система AIS, предназначенная для предотвращения столкновения кораблей. По ней каждое судно постоянно передает полный пакет сведений о себе другим кораблям, находящимся в этом морском регионе. Приемники можно купить свободно и где угодно, немецкие фирмы устанавливают их уже за 360 евро.
   С начала нынешнего года суда, проходящие по Аденскому заливу, берут под охрану военные корабли, создавшие там специальный коридор. Но пираты отреагировали моментально и стали вывозить свои катера на «материнских» баржах далеко в Индийский океан. Чтобы контролировать такой район, не хватит флота ни у одной из морских держав.
   Несмотря на это, Хиллари Клинтон в позапрошлую среду объявила о принятии плана из четырех пунктов, который должен положить конец пиратству. Правда, во всех четырех пунктах речь идет о конференциях, то есть говорильне. Но она намекнула, что задумано нанести удары по базам пиратов.
   Американский вице-адмирал Кевин Косгрифф, бывший до прошлого года главнокомандующим ВМС США на Ближнем Востоке, видит два выхода. Возможна «малая наземная операция», при которой соединения ВМС разбили бы только флот, склады горючего и базы пиратов. Если предпочесть «крупную наземную операцию», то нужно захватывать города и деревни, где базируются пираты, и открывать охоту на их боссов. Вице-адмирал считает, что этот вариант связан с непредсказуемым риском.
   Разумной представляется так называемая блокада, которую предлагает Международная ассоциация владельцев танкеров. Пиратам необходимы порты, а их в Сомали всего четыре: Харардере, Хобио, Эйль и Босасо. Достаточно поставить перед каждым из портов по военному кораблю, чтобы он не позволял выйти вооруженным судам в море. Это намного проще, чем держать под контролем целый океан.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK