Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Про банкноты — без купюр"

Об этом рассказал «Профилю» генеральный директор Гознака Сергей ВЯЗАЛОВ.Сергей Вязалов: Производство денег и ценных бумаг во всем мире — это довольно серьезный и зарегулированный бизнес. Компаний, которые этим занимаются, немного — одна-две в стране, не больше. Большинство таких компаний являются либо государственной собственностью, либо это частные компании, которые работают в условиях жесткого государственного контроля.
Как правило, бизнес разделяется на несколько секторов. Прежде всего — производство бумаги и различных добавок к ней. Понятно, что в нашем случае речь идет об очень сложных и дорогих технологиях, о системе патентов и лицензий.
Следующий сектор — это собственно печать, полиграфия. Здесь опять же все довольно сложно устроено. Защищенной печатью в мире занимаются несколько десятков компаний, однако оборудование для высококачественной защищенной печати производят единицы. В том числе швейцарско-немецкая компания, которая является монополистом на этом рынке и контролирует примерно 95% объемов производства этих машин. Их использование также очень тщательно контролируется. Каждая из специализированных печатных машин зарегистрирована не только компетентными органами собственной страны, но и Интерполом.
«Профиль»: Как-то не верится, что Россия всегда закупала машины для печатания денег за границей
С.В.: Действительно, до начала 60-х мы производили собственные машины. Но затем все-таки начали их импортировать. На самом деле это, повторяю, нормальная мировая практика. Более того, далеко не все страны имеют возможность и считают целесообразным печатать деньги внутри страны, а потому заказывают их за рубежом.
«П.»: И как много стран, которые живут с «импортными» деньгами?
С.В.: Трудно сказать. Но это ведь вопрос чисто экономической целесообразности. Возьмем, например, какую-нибудь небольшую и не очень богатую страну типа Монголии. Население — 2,6 млн. человек. Денежная масса — не более 100 млн. банкнот. Какой смысл тратить сотни миллионов долларов и закупать оборудование для печати денег? Ведь это не только очень дорого, но и неэффективно. Современная машина сможет напечатать все необходимые для страны банкноты за 2 недели (а возможно, и за несколько дней), а остальное время будет простаивать. Еще дороже, чем полиграфическое оборудование, обходится организация производства специальной бумаги. Поэтому даже если страна сама печатает свои деньги, бумагу часто заказывают за рубежом.
«П.»: А какова «доля импорта» в российских деньгах?
С.В.: Очень мала. Мы закупаем за рубежом — кроме самого полиграфического оборудования — лишь некоторые составляющие для изготовления бумаги и некоторые составляющие спецкрасок. На сегодня перед нами задача самим выйти на международный рынок, стать крупным экспортером. И мы уже осуществляем эти планы. Не только печатаем деньги для ряда стран, но и поставляем, например, специальные виды бумаги.
В начале 90-х, после распада СССР, в стране остро стояла проблема наличных денег — просто нечем было выдавать зарплату. Причина в том, что оборудование для печатания денег износилось и Гознак не справлялся с заказами ЦБ. Вопрос был поставлен тогда очень жестко, и для Гознака закупили самое современное оборудование. Сейчас можно сказать, что мы оснащены самым лучшим и самым современным оборудованием и в части полиграфии, и в части производства спецбумаги, и в части производства монет и орденов.
Сегодня у нас в Петербурге одна из самых лучших бумажных фабрик в мире. Оба монетных двора — в Питере и в Москве — тоже оснащены по последнему слову техники.
Этот рынок, несмотря на высокую конкуренцию, очень привлекателен. Сегодня уровень развития технологий так высок, что для обеспечения безопасности необходимо менять деньги раз в 5 лет или чаще. При том, что в середине ХХ века достаточно было делать это раз в 20—40 лет. Я не открою большого секрета, если скажу, что новые наличные евро оказались не очень удачными с точки зрения уровня защиты. Уже идет разработка нового дизайна купюр, которые через несколько лет сменят нынешние. Сегодня уже известно, что США поменяют весь свой банкнотный ряд, через несколько лет так же поступят швейцарцы. Довольно часто меняют свои купюры и те страны, которые сами не производят бумагу. Так что место на рынке для продукции Гознака есть.
«П.»: В какие страны вы сейчас поставляете свою продукцию?
С.В.: Сегодня мы изготавливаем банкноты и бумагу, чеканим монеты по заказам 15 стран. В ряде случаев мы можем эти страны называть. Так, на московским монетном дворе мы чеканим индийскую рупию, в Петербурге изготавливают бумагу для банкнот Индонезии, большой ассортимент нашей продукции поступает в Юго-Восточную Азию.
Однако в большинстве случаев заказчик предпочитает, чтобы информация не разглашалась.
«П.»: Вы говорили и о высокой конкурентности этого рынка. Удается ли Гознаку увеличивать долю экспорта?
С.В.: Конкуренция действительно высока. Тем более что в последние годы страны-заказчики стали работать открыто, стремятся снизить цену на размещаемый заказ, объявляют тендеры и зачастую меняют своих традиционных подрядчиков.
У нас есть возможности предлагать свои услуги на очень конкурентных условиях — при довольно низкой цене рабочей силы и вполне разумных, несколько ниже общемировых, ценах на коммунальные платежи, и мы вполне можем претендовать на значительную часть рынка. Только за последний год оборот наш вырос почти на $40 млн. А в этом году правительство пошло навстречу Гознаку и отменило 10-процентную пошлину на вывоз спецбумаги (объем которой составляет, к слову, не более 0,4% от общего объема производимой в стране бумаги). Для объединения это большой плюс, наша конкурентоспособность возрастает.
«П.»: Какие из крупных контрактов были заключены Гознаком в последнее время?
С.В.: Из наших последних успехов стоит назвать выигрыш тендера на поставку двух- и пятирупиевых монет в Индию. Это был страшный удар для англичан. Они ведь десятилетиями поставляли в Индию бумагу и деньги. А теперь индийцы начали проводить тендеры, и позиции англичан очень сильно ослабли.
Мы всерьез рассчитываем на расширение сотрудничества как с Индией, так и с рядом других стран.
«П.»: Какова в среднем стоимость изготовления купюры?
С.В.: Обычно эта информация не разглашается. Однако известно, что средняя цена купюр — 2—5 центов. Понятно, что чем больше номинал — тем больше степень защиты, то есть тем она дороже. Самая дорогая купюра — швейцарский франк — она же, кстати, и самая защищенная. Срок службы купюры — от одного года до двух лет.
«П.»: Где больше прибыль у Гознака — при работе на внешнем либо на внутреннем рынке?
С.В.: Примерно одинаковая. На внутреннем рынке у нас есть постоянные заказчики: Центробанк, МВД, Росналогслужба, Таможенный комитет. Ведь мы печатаем практически все документы, которые сопровождают любого человека на протяжении его жизни: свидетельство о рождении, аттестат, затем диплом об окончании учебного заведения, всевозможные справки, бланки, сертификаты и т.п.
Основная наша задача — как можно эффективнее загрузить оборудование. Однако при этом нужно понимать, насколько выгодно производить тот или иной заказ. Мы участвуем в большом количестве мировых тендеров и стараемся получить как можно больше крупных заказов. И их рентабельность очень разная.
«П.»: Есть ли у вас конкуренты на внутреннем рынке?
С.В.: Да, достаточно. Ведь, с одной стороны, мы можем выпускать продукцию самого высокого качества и самой высокой степени защищенности. С другой — наше производство очень дорогое. В том числе, между прочим, и потому, что велики накладные расходы на обеспечение безопасности, осуществление требований режима, в котором работает наше производство.
Например, сегодня купить оборудование самого высокого качества для производства значков — это несколько десятков тысяч долларов, и разместить его можно в любом подвале площадью 100 кв. метров. Понятно, что такой производитель будет делать продукцию намного дешевле нашей и мы с ним по определению конкурировать не сможем.
Однако тут же возникает другая проблема: качество такой продукции, по словам заказчиков, очень сильно отличается не в лучшую сторону от того, что делается на предприятиях Гознака. Но здесь опять же важен вопрос цены. Поэтому в ближайшее время мы будем реструктурировать некоторые части наших производств, выводить их из режимных зон, работать над снижением затрат.
«П.»: Всегда, когда речь идет о защищенных бумагах (будь то деньги либо что-то еще), возникает проблема подделок. Насколько часто подделывают вашу продукцию?
С.В.: Если говорить о банкнотах, то проблемы, скорее всего, просто нет. Наш заказчик не имеет сведений о существовании качественных подделок купюр достоинством в 500 и 1 тыс. рублей. А более мелкие купюры подделывать качественно просто невыгодно. Кроме того, оборудование такого уровня на рынке не купишь и в подвале не поставишь. Речь может идти о подделках на ксероксе. Но ксерокс подделывает только цвет, а защищенная продукция, в том числе и банкноты, обладает целым комплексом других защитных признаков.
Большое беспокойство вызывает ситуация с федеральными акцизными марками. В отличие от региональных, которые делают и другие структуры, федеральные марки выпускает только Гознак. Их подделывают довольно часто. Это, конечно, лежит в области компетенции правоохранительных органов, но мы постоянно изучаем ситуацию. Можно уверенно сказать, что водяные знаки, краску и т.п. вполне реально подделать с достаточной, на взгляд неспециалистов, степенью похожести. Но такую же, как у нас, бумагу поддельщики изготавливать еще не научились.
Недавно была любопытная история. Нам позвонили из ГТК и сообщили, что пришла партия спецбумаги, на которой стоял водяной знак с надписью «акциз». Я попытался договориться с таможенниками, объяснить им, что нужно принимать меры. Однако таможня вполне резонно парировала, что в законодательстве не указано, что в страну нельзя ввозить бумагу с водяными знаками. Они лишь поинтересовались, сколько может стоить такая бумага. Оказалось — для того, чтобы не ошибиться в размере таможенной пошлины. Так что пришлось обращаться в «компетентные органы».’
«П.»: Сейчас много говорят о том, что на рынке появляются партии фальшивых долларов очень высокого качества. Насколько вероятно, что они изготовлены «промышленным» способом?
С.В.: Есть такая проблема. Она, конечно, к Гознаку отношения не имеет, хотя на нашем оборудовании отпечатать доллары несложно. Но такое оборудование, понятно, существует в целом ряде государств. Что касается Гознака, то режим работы наших предприятий настолько строг и продуман, что даже в шутку говорить о возможности печатания долларов не имеет никакого смысла.
Если серьезно, очень много подделок выплывает от наших ближайших соседей — некоторых стран Восточной Европы, где на волне общей демократической эйфории часть оборудования для печатания денег ушла из-под контроля государства. Там есть масса небольших частных предприятий, где можно заказать довольно качественную продукцию. Те же акцизные марки.
«П.»: Вы хотите сказать, что можно вот так взять и, пусть на самом качественном оборудовании, напечатать доллары или рубли, которые ничем не отличаются от оригинала?
С.В.: Не все так просто. Дело в том, что, когда Центробанк какой-либо страны делает заказ или объявляет тендер на изготовление денег, он, как заказчик, выдает техническое задание, в котором устанавливает число требуемых уровней защиты. Обычно требуют несколько десятков уровней. И мы, как изготовители, выполняя это техническое задание, перевыполняем его, вводим, скажем, на десяток уровней защиты больше. Об этом знают буквально несколько человек. Поэтому подделать купюру так, чтобы не отличили даже в Центробанке страны, невозможно. Опять же вопрос в том, что изготовить качественную фальшивку порой дороже ее стоимости.
«П.»: Лет 20 назад вся страна развлекалась собиранием юбилейных рублей. Сейчас юбилейных монет очень мало. С чем это связано?
С.В.: Этот вопрос нас тоже волнует. Оборот юбилейных и коллекционных монет — это отдельный бизнес, причем довольно прибыльный. Это действительно большой рынок, и мы не против принять участие в его развитии в России. Но проблема в том, что заказчик таких монет — Центробанк. А он, как известно, не является коммерческой структурой. Во всем мире этим занимаются специалисты, коммерсанты, которые заинтересованы в больших тиражах коллекционных монет. Нам еще только предстоит создать подобную уполномоченную структуру, для чего нужны изменения в законодательстве.
Сейчас мы выпускаем лишь небольшое количество коллекционных монет достоинством в 200, 100, 25, 3, 2, 1 рубль из серебра, в 10 000, 1000, 200, 100, 25, 10 рублей из золота — очень небольшими тиражами, от 100 штук до нескольких тысяч, и юбилейные 10- и 2-рублевые монеты из медно-никелевого сплава. Последние их серии были выпущены к 55-летию Победы и 40-летию полета Юрия Гагарина тиражом по 10 миллионов штук — большинство из них сразу осело у коллекционеров. Сейчас мы чеканим первые три монеты из серии «Древние города России». В этом году выпустим монеты, посвященные Костроме, Старой Руссе, Дербенту, — тиражом по 5 миллионов штук. Работа над всей серией будет идти 15 лет — по 3 монеты в год. Если наши договоренности с ЦБ реализуются (а работа в этом направлении идет), юбилейных и коллекционных монет будет больше.
«П.»: И последний вопрос: какова зарплата у тех, кто делает деньги?
С.В.: Если говорить о госсекторе, зарплаты у нас довольно высокие. В среднем по предприятиям они составляют 9 тысяч рублей в месяц. Хороший печатник получает около 30 тысяч рублей. Но такому специалисту любая коммерческая типография часто предлагает еще большие деньги.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK