Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "ПРО и contra"

Чем нынешняя инициатива США угрожает России? И что мы можем предпринять в ответ?Владимир Дворкин, профессор, генерал-майор, до недавнего времени начальник 4-го Главного управления РВСН (западные специалисты называют его идеологом российской ядерной доктрины): «Содержание речи президента Буша не было неожиданным для специалистов. Вопрос заключался лишь в том, когда именно прозвучит такое заявление. Речь идет, по существу, о денонсации договора по ПРО 1972 года. Прямо об этом не сказано, говорится о том, что предстоят консультации, переговоры и т.п.
Дело в том, что в основе стратегии обеспечения военной безопасности всех государств ядерного клуба и новых государств лежит ядерное сдерживание, от которого никто в обозримом будущем не планирует отказываться. Для России это тем более существенный фактор, который она не должна потерять. Несмотря на то, что «холодная война» кончилась и Россия и США не противники, потенциал сдерживания нужно сохранять, в том числе с учетом развертывания системы американского ПРО.
Какие меры может принять Россия для сохранения потенциала сдерживания? История выработки таких мер относится к тому времени, когда в США впервые была развернута программа «звездных войн». У нас рассматривались и симметричные, и асимметричные меры. Наиболее приемлемыми оказались асимметричные, так как их реализация требовала намного меньше времени и средств. Они основаны на перенасыщении информационных и огневых средств ПРО. Другими словами, количество целей, против которых работает ПРО, должно значительно превышать возможности их обнаружения и поражения (ложные цели, разделяющиеся боеголовки.— «Профиль»).
Наши ядерные средства поражения и наземного, и морского базирования обладают значительными ресурсами не только по повышению числа боезарядов в имеющихся ракетах, но и по оснащению их мощными средствами для преодоления ПРО. Именно это направление должно быть реализовано нами при развертывании США своей системы ПРО.
Несмотря на заявления о том, что нынешняя «СОИ-2″ направлена лишь на несанкционированные пуски и на защиту от ракет третьих стран, США не устанавливают никаких ограничений для своей противоракетной обороны. Поэтому если даже на начальном этапе эта система и не будет снижать наш потенциал сдерживания, то нет оснований полагать, что в дальнейшем этого не произойдет.
Если говорить об экономической стороне вопроса, то асимметричные меры предполагают повышение эффективности существующего ядерного потенциала. Поэтому их реализация потребует приемлемых затрат, вполне посильных для российской экономики. Если же говорить о симметричных мерах, то затраты на них сейчас, как, впрочем, и во времена СССР, были бы непомерно велики для экономики.»

Андрей Кокошин, заместитель председателя комитета по обороне Госдумы, с 1991 по 1997 год — первый заместитель министра обороны РФ: «Думаю, что слова Буша о создании США новой, национальной системы ПРО вызывает излишне много шума и беспокойства. Кто сказал, что после заявления президента все там построятся и бросят все силы на ее создание? Между прочим, Буш пробивает радикальное снижение налогов, что не может не отразиться в том числе и на военном бюджете. То есть предстоит борьба между представителями ВМФ, ВВС, и другими военными ведомствами. Далеко не факт, что предпочтение будет отдано развитию именно противоракетной системы обороны. Тем более что демократы, которые вот-вот могут получить большинство в сенате, настроены очень скептически по отношению к идее Буша. В свое время сенат остановил СОИ, так что опыт работы с подобными инициативами первых лиц у него есть. На систему ПРО ведь уже затрачены огромные деньги при очень скромных результатах (осуществленный в прошлом году пробный запуск ракеты-перехватчика, созданной в рамках разработки штатовской ПРО, завершился полным провалом — ракета не справилась с поставленной задачей.— «Профиль»).
Кроме того, ведь Буш говорил вовсе не о глобальной системе по типу СОИ. Исходя из того, что стоимость новой программы составит до $100 млрд., речь идет о небольшой системе защиты от несанкционированных пусков и от угроз, исходящих из третьих стран — Северной Кореи, арабского мира и т.п. Такая система просто не в состоянии защитить США от нашего ядерного потенциала. Еще в 80-х мы провели много разработок «асимметричного ответа», которые вполне действенны и сейчас.
Так что все зависит от того, как подходить к заявлению Буша и какие ответные меры имеет смысл принимать. Мы должны быть адекватными. Если речь идет о небольшой системе, отвечать вообще нет необходимости. Кроме того, Буш ведь говорил о системе безопасности, которая будет учитывать не только интересы США. Так что при определенном развитии событий Россия вполне может получить приглашение на участие в создании такой системы.
На самом деле, наибольшее беспокойство это заявление вызвало у Индии и Китая. Китайский потенциал по межконтинентальным баллистическим ракетам уступает нашему раз в 500. Таким образом, создание США системы ПРО действительно всерьез уменьшает уровень стратегической безопасности Китая и Индии. Поэтому они очень заинтересованы в сохранении договора по ПРО. Так что пока ничего не случилось. Предстоят долгие и сложные переговоры».

Дмитрий Рогозин, председатель комитета по международным делам Госдумы РФ: «С моей точки зрения, говорить о том, что США выходит из договора по ПРО, пока рано. Ведь было лишь устное заявление президента США, в котором говорилось о некоторых намерениях по созданию системы ПРО. Для выхода из договора необходимо письменное заявление американской стороны, которое должно быть соответствующим образом оформлено, и только по истечении положенного срока страна имеет право из него выйти. Такого заявления не поступало. Более того, планируется ряд встреч, в ходе которых будут проводиться переговоры о судьбе договора по ПРО и других документов, связанных с ядерной безопасностью и ядерными вооружениями.
Выход США из договора по ПРО, в частности, дает России право выйти из договоров СНВ-1 и СНВ-2, а также, например, пересмотреть свои обязательства по тактическим ядерным вооружениям.
В частности, в соответствие с СНВ-2 мы обязаны заменить МБР «Сатана», способную нести несколько боеголовок, на «Тополь-М», который сейчас комплектуется одной. Но при небольшой модификации на «Тополь» можно ставить до трех боеголовок. Это существенно снижает эффективность противоракетной обороны противника.
Однако пока, повторяю, рано говорить о выходе США из договора по ПРО. Мы видим лишь декларацию и стремление к диалогу, прежде всего с Россией».

Официальная позиция НАТО (получена «Профилем» в штаб-квартире блока в Брюсселе): «На прошлой неделе в НАТО прошли консультации с представителями Соединенных Штатов. В результате ряд позиций удалось прояснить, хотя вопросов в проблеме ПРО значительно больше, чем ответов. Тем не менее очевидно, что с 1972 года многое изменилось. Это один из сильных аргументов американской стороны, который сложно не принять. В частности, много говорилось о появлении ряда новых угроз всеобщей безопасности. Прежде всего речь идет даже не о России и США, а о ряде третьих стран, которые занимают неконструктивную внешнеполитическую позицию и в настоящий момент уже обладают таким уровнем ядерных и других военных технологий, который может представлять угрозу и для США, и для всех других стран. Именно против таких угроз направлены усилия США.
Принципиальным является и то, что американцы уже не говорят о национальной системе ПРО. И не заявляют об одностороннем решении о выходе из договора по ПРО. Речь идет о создании системы, в которой могут участвовать другие страны — в том числе, возможно, и НАТО, и Россия и т.п. Хотя все это предмет будущих переговоров.
Все хорошо понимают, что, если США начинают разговор о новых стратегических концепциях безопасности, это значит, что другие крупные державы так или иначе тоже будут над этим задумываться. То есть вполне логично, что и Россия, и Китай, и ряд других членов ядерного клуба вполне могут начать вырабатывать новые подходы к собственной безопасности. Однако важно, что на эту тему начался диалог, в ходе которого должно быть найдено решение, не наносящее ущерба безопасности ни одного из его участников.
Позиция НАТО состоит в том, что у нас сейчас нет врагов и мы готовы к сотрудничеству и диалогу со всеми странами, в том числе с Россией по укреплению общей безопасности».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK