Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "ПРО Клинтона"

Владимир Путин не спешит договариваться с нынешним хозяином Белого дома, ожидая его преемника, с которым российскому президенту придется иметь дело в течение ближайших лет.Запасной вариант

Как несомненный актер и одновременно постановщик собственных шоу, Билл Клинтон всегда понимал, что любое действо должно венчаться эффектным финалом. За два месяца до конца своего первого президентского срока в 1996 году он отдал приказ со всей силы ударить ракетами и бомбами по Ираку.
Можно спорить, насколько эффективна была та операция с военной точки зрения (ее целью было защитить иракских курдов, проживающих на севере страны, от карательных отрядов Саддама Хусейна). Но политический эффект бомбардировки Ирака несомненен. До той поры многие американцы считали своего президента недостаточно жестким и решительным лидером. Удар же по Ираку добавил образу Клинтона недостающих черт. Его рейтинг резко пошел вверх, и на выборах в ноябре он без проблем выиграл у кандидата от Республиканской партии Боба Доула.
Избрание на третий срок Клинтону не грозит — этого не предполагает Конституция США. Теперь его главная цель — обеспечить победу на выборах в ноябре нынешнего года однопартийцу, кандидату от демократов вице-президенту США Альберту Гору. А для этого администрации Клинтона снова необходим крупный политический успех, который увенчал бы ее восьмилетнее правление.
Хозяин Белого дома не стал пускать дело на самотек. Подготовка к основополагающему триумфу началась аж осенью 1997-го — за три года до предстоящих выборов. Местом действия был избран Ближний Восток — регион, считающийся сферой жизненных интересов Америки. Клинтон поставил перед собой грандиозную задачу — урегулировать более чем полувековой конфликт Израиля с арабским миром, что, помимо прочего, было бы по достоинству оценено влиятельным еврейским сообществом США.
Американский президент выбрал израильского лидера, на которого, с его точки зрения, можно было опереться в осуществлении этого замысла. Им стал начинающий (на тот момент) политик — бывший начальник генштаба израильской армии Эхуд Барак. Не боясь быть обвиненным во вмешательстве во внутренние дела зарубежного государства, Вашингтон направил на помощь Бараку лучших имиджмейкеров Белого дома и обеспечил финансовую поддержку его предвыборной кампании. Между прочим, американского ставленника тогда активно поддержал российский медиа-магнат Владимир Гусинский. Перед выборами международная служба НТВ, которую принимают в Израиле, открыто агитировала за Барака. Кроме того, Гусинский тоже послал в Израиль своих политических советников, которые занимались организацией предвыборной кампании Барака среди русскоязычных израильтян и работали в тесном контакте с американскими советниками.
Кстати, большим интервью, которое, приехав в Москву, Клинтон дал радиостанции «Эхо Москвы» (полностью показанное по НТВ — оба этих СМИ входят в оппозиционный, а потому прессингуемый властями холдинг «Медиа-МОСТ»), лидер свободного мира не только ненавязчиво напомнил Путину о необходимости соблюдать свободу слова и не наезжать на независимые СМИ. Из Вашингтона проблема МОСТа видится более многоплановой.
Вы будете смеяться, но Гусинский для США важнее, чем Путин,— не в смысле объекта большой политики, а в том, что касается прикладного употребления. Путин в деле отстаивания ценностей глобального мира для Америки человек потерянный; кроме того, таких «ненужных Путиных» Россия может выставить сколько угодно. Гусинский же силами своих СМИ занимается как раз пропагандой открытого общества, и, что не менее важно, заменить его в России некем. Это первое. А во-вторых, Владимир Гусинский возглавляет Российский еврейский конгресс и входит в руководство Всемирного еврейского конгресса. К тому же, как было сказано, он близок к нынешнему израильскому правительству. Поэтому могущественное еврейское лобби в США требует, чтобы Клинтон встал на защиту холдинга, возглавляемого Гусинским. И для американских демократов это тоже вопрос предвыборный.
Поэтому совершенно мимо ворот прошло заявление разобиженного телеканала ОРТ, который устами Михаила Леонтьева огрызнулся: мол, пусть американский президент выступает на НТВ, зато наш, российский, будет и впредь общаться с народом на каналах государственных.
Клинтон не с россиянами общался, а обозначал позицию.
Однако вернемся к розыгрышу американской администрацией ближневосточной карты. Промежуточная-то цель была достигнута — в мае 1999 года Барак победил на выборах в Израиле. Едва став премьером, он сразу же провозгласил, что в сентябре 2000 года заключит окончательный мирный договор с палестинцами, а в октябре (за месяц до президентских выборов в США) — с сирийцами и ливанцами. Но из этого ничего не вышло. Попытка ускорить мирный процесс дорого обошлась Бараку — его позиции пошатнулись, коалиционное правительство вот-вот расколется, кнессет грозит вотумом недоверия. План установления мира на Ближнем Востоке к ноябрю 2000 года оказался под угрозой срыва.
Что же делать Клинтону? Похвастаться-то перед самыми выборами демократам оказалось нечем!
Пришлось срочно готовить запасной вариант. Договоренность с Россией о внесении нужных Америке поправок в советско-американский договор по противоракетной обороне (ПРО) 1972 года могла бы стать пусть не столь впечатляющей, но все же достаточно эффектной концовкой политической карьеры американского президента.
Предложение провести 3—5 июня в Москве российско-американский саммит, поступившее из Вашингтона около полутора месяцев назад, было для Кремля полной неожиданностью. Этот саммит не входил в планы Путина. Но Клинтона решили уважить.
Торг здесь пока не уместен

Сначала американцы ломали голову над тем, какую цену запросит Путин за согласие на изменение договора по ПРО (США хотят избавиться от содержащихся в этом договоре ограничений на производство и развертывание ПРО нового поколения) и сможет ли Вашингтон ее заплатить.
Однако за две недели до саммита американские дипломаты, усиленно прощупывавшие позиции Москвы, пришли к выводу, что торг не состоится. Просто потому, что Путин не спешит договариваться с нынешним хозяином Белого дома, ожидая его преемника, с которым ему предстоит иметь дело в течение ближайших лет.
Клинтону пришлось довольствоваться малым. «Договор по ПРО не единственная и даже не главная тема переговоров»,— заговорили вдруг в Белом доме. Мол, главное — это расставить вехи в российско-американских отношениях на XXI век, обсудить весь комплекс проблем, представляющих взаимный интерес. То есть вместо дела пошла обычная дипломатическая лабуда, долженствующая хоть как-то обеспечить имиджевые интересы демократического кандидата Гора.
Но диалог по ПРО в Москве все же состоялся. И Путин, судя по всему, сделал маленький шажок навстречу Вашингтону. Это произошло во время продолжавшейся около часа беседы с глазу на глаз в Кремле утром в воскресенье, 4 июня. По словам официального представителя Белого дома Джо Локхарта, президенты вышли к своим делегациям очень довольные, а позже, на пресс-конференции, Клинтон дал понять, что Путин не исключил возможности внести поправки в договор по ПРО. «Однако мы пока не знаем, как это сделать»,— признался американский президент.
В ответ Клинтон пошел на более серьезную уступку. Признав связь между договорами по оборонительным и наступательным стратегическим вооружениям, он дал понять, что в обмен на поправки по ПРО США готовы на более радикальное сокращение своих ядерных арсеналов, чем заявляли ранее. (Москва настаивает на том, чтобы число боеголовок по договору СНВ-3 было сокращено до 1500 — больше Россия просто не может содержать, в то время как США пока хотят сохранить 2500 боеголовок.)
Но самым важным итогом обсуждения президентами разоруженческих проблем стало маловразумительное совместное заявление, смысл которого на самом деле прост: стороны договариваются не делать резких движений. Вашингтон постарается максимально отдалить заявление о начале развертывания злополучной ПРО (благо пока у американцев остается много нерешенных технических проблем), а Россия не будет будоражить мир угрозами выйти из прежних разоруженческих договоров. Тем временем американские демократы попытаются выиграть президентские выборы и стороны продолжат поиски компромисса к обоюдному удовольствию.
Награду, на которую может рассчитывать Москва в благодарность за предполагаемый компромисс, Клинтон обозначил: американские инвестиции в российскую экономику, поддержка в получении кредитов МВФ и вступлении России в ВТО.
Марсианские хроники

По завершении саммита Владимир Путин нарушил протокол — не дожидаясь отъезда Клинтона, отправился с запланированным визитом в Италию. Впрочем, президент США сам виноват: как было сказано, он настоял на этом саммите и поломал график поездок российского лидера. К тому же Путину кажется, что контакты с Европой для него сейчас гораздо важнее: в европейских столицах накопилось законное недовольство Соединенными Штатами и Москва считает, что сейчас самое время вбить клин между союзниками.
Действительно, европейцы занервничали — особенно из-за недавней угрозы Москвы выйти из договора по ракетам средней и меньшей дальности (договор ограничивает число указанных ракет у США и России) если американцы развернут свою ПРО. Это означало бы, что Россия вдобавок к «Тополям» может разместить на своих границах десятки «малых» ядерных ракет, способных долететь до любой европейской столицы. Кроме прочего, европейцев возмущает тот факт, что впервые со времени окончания второй мировой войны США не приняли их в расчет в своей оборонной инициативе. Америка собирается прикрыться ракетным зонтиком, оставляя Европу беззащитной.
Все это так, но при этом нисколько не тянет на возможность вбить мало-мальский военно-политический клин между Вашингтоном и европейскими столицами. Дело в том, что за последние годы Европа настолько встроилась в американскую систему глобального мира, что незаметно для себя стала играть отчетливо подчиненную роль в трансатлантических финансовых и военно-политических проектах — от МВФ до НАТО. И нет никаких предпосылок для того, чтобы эта практика повернула вспять. Так что России куда выгоднее напрямую иметь дело с Америкой и уж тем более не нервировать заокеанского дядю маловразумительными шашнями с его европейскими племянницами.
Что касается путинских инициатив о совместном с американцами участии в разработке системы ПРО, в том числе и для Европы, то люди, сильно сведущие в физике и геополитике, полагают, что все это очень похоже на горбачевскую новацию по тому же поводу. Дело в том, что когда при Михаиле Горбачеве американцы разрабатывали так называемую программу звездных войн, кто-то в российском МИДе подбросил идею, чтобы вместо звездных войн мы вместе с американцами слетали бы на Марс,— Горбачев полгода носился с этой чушью.
За что боролись, на то и напоролись

Возвращаясь к Биллу Клинтону, надо заметить, что во время своего пятого официального визита в Россию он совершил прямо-таки отчаянный поступок, осмелившись заглянуть в самое логово российской демократии — Государственную думу.
При этом глава Соединенных Штатов решил на всякий случай подстраховаться, а потому народным избранникам была прочитана заранее заготовленная речь, которая не подразумевала не только дискуссии, но даже ответов на вопросы. Однако, по мнению многих депутатов, не очень-то им и хотелось, а потому послушать американца N1 пришли далеко не все народные избранники и совсем немного губернаторов — свободные места были заняты мидовскими работниками, преподавателями МГИМО и сотрудниками думского аппарата. Так или иначе, но замеченный в депутатском кресле думский аппаратчик Бегов по имени Омар с одноименной татуировкой на руке слушал американского президента весьма внимательно, важно покачивая кавказской папахой.
Но еще до этого Клинтону пришлось-таки отведать думского гостеприимства. Во время шествия в зал заседаний (председатель Совета Федерации Егор Строев пытался незаметно оттереть плечом думского коллегу Геннадия Селезнева, сопровождавшего Клинтона по праву хозяина) неизвестная особа, вскочив на стол, неистово завопила: «Клинтон, сними штаны и покажи свой секс-символ!» Чуть ранее бывший депутат от ЛДПР Евгений Логинов, надев майку с хулительной надписью, пытался продемонстрировать ее вражескому гостю, но был оттеснен службой безопасности Думы в Малый зал.
Кстати, очевидно, догадываясь о думских нравах, американская служба безопасности буквально наводнила российский парламент. Здоровенный негр с собакой проверял зал заседаний, а остальные представители клинтоновской секьюрити так и шныряли по нижней палате с «макаронами» в ушах, чем привели в негодование бывшего главного охранника российского президента Александра Коржакова. Последний в кулуарах Думы с возмущением вспомнил, что когда Борис Ельцин выступал в Конгрессе США, то в здание был допущен для сопровождения только один он, Коржаков,— других российских охранников не пустили даже на порог.
Так или иначе, но все обошлось без особых безобразий, и напоследок Билл Клинтон отдал дань старой дружбе, навестив первого президента РФ Бориса Ельцина в его загородной резиденции. Мельком показанная по ТВ президентская дочка Татьяна Дьяченко сияла от удовольствия. Ей было особенно важно показать, что отец продолжает оставаться на виду — неподалеку от действующего президента РФ.
Наблюдая эту семейную идиллию, один американский журналист (наверное, республиканец) задумчиво сказал: «Американские налогоплательщики не могут понять одного. Как так вышло, что в ельцинскую Россию за время клинтоновского президентства были закачаны на демократические реформы огромные деньги, а кончилось это все коррупцией, «олигархами», Чечней и кадровым кагэбэшником, приведенным к власти самим же Ельциным?»
Несколько российских коллег, не сговариваясь, в один голос злорадно прокомментировали: «За что боролись, на то и напоролись!»

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ, ЕМЕЛЬЯН ЗАВЕЛЬСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK