Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Про то, что между ушами"

Участники состоявшегося на минувшей неделе в Иркутске 4-го Байкальского экономического форума (БЭФ) сделали еще один шаг к тому, чтобы перенести центр тяжести инвестиционной активности в Зауралье. Москву, десятилетиями «прираставшую» Сибирью, призвали поделиться.Новая индустриализация
   Россия должна вступить в новый этап освоения Сибири, выражали уверенность участники и гости БЭФ. Среди них были аж 49 членов Совета Федерации во главе со спикером Сергеем Мироновым, 14 депутатов Госдумы, руководители ряда федеральных ведомств, губернаторы, первые лица крупных компаний. На 4-й БЭФ приехало и беспрецедентно большое число зарубежных гостей — делегации из 24 стран мира (больше всех, разумеется, было китайцев).

   Своим видением «сибирского измерения» поделились Сергей Миронов и Владимир Яковлев, Леонид Рейман и Михаил Зурабов, Владимир Якунин и Александр Шохин, губернаторы Александр Хлопонин и Александр Тишанин и другие. Хлопонин выступил на БЭФе с докладом, претендующим на статус программного. Назвав стремительное развитие стран Азиатско-Тихоокеанского региона главным вызовом для России, он подкрепил сказанное цифрами, характеризующими масштаб этого вызова: 27 млн. чел. и суммарный региональный валовой продукт в $110 млрд. Сибирского и Дальневосточного округов против 2-миллиардного населения и $3-триллионного суммарного ВВП остального АТР. При том что «по территории и природным ресурсам мы равны; это означает, что наш экономический потенциал используется крайне неэффективно». Уменьшить перекос, по его убеждению, можно через «новый мощный виток индустриализации».

   Ключевую роль в «новой индустриализации» Сибири, говорилось на форуме, призвано играть частно-государственное партнерство (ЧГП). Государство вкладывает деньги в создание инфраструктуры (транспорт, энергетика, дороги), а бизнес инвестирует в добычу сырья и производства; в рамках этой схемы на один рубль государственных вложений обычно приходится четыре-пять рублей частных. Из одобренных правительственной комиссией семи масштабных проектов два находятся в Сибири. Первый — строительство совместно с «Норникелем» железнодорожной ветки в Читинской области, от Транссиба до Быстринского полиметаллического месторождения, появление которой позволит приступить к освоению пяти месторождений и строительству того же количества обогатительных комбинатов. Строительство ветки обойдется в 141 млрд. рублей, в том числе 41 млрд. рублей будет выделен из федерального бюджета.

   По сходной схеме предполагают реализовывать и проект «Нижнее Приангарье»: планируется строительство инфраструктурных объектов — ЛЭП, железнодорожной ветки, автодороги, мостов и т.д. Все это позволит достроить Богучанскую ГЭС, а с вводом ее в строй станет возможным строительство еще одного алюминиевого завода (инвестором выступит СУАЛ), нового ЦБК (холдинг «Илим Палп Энтерпрайз»). На «Нижнее Приангарье» предусматривается выделить 211 млрд. рублей, в том числе 34 млрд. рублей из федеральной казны. Реализация обоих проектов приведет к созданию 80 тыс. рабочих мест.

   По расчетам некоторых экспертов, в восточной части России в обозримом будущем можно реализовать порядка ста инвестиционных проектов на общую сумму до $200—230 млрд. Почти все эти проекты станут реальными при условии создания адекватной инфраструктуры. На нее (автомобильные и железные дороги, возведение ЛЭП и других объектов) государству придется потратить $70—100 млрд. за 10 лет.

   Ну а откуда взять людей на все эти свершения? Предполагается переселять работоспособных граждан, стимулируя их предоставлением жилья и других льгот, из депрессивных районов европейской части РФ и стран СНГ. Цифра, которая прозвучала на форуме, впечатляет своей амбициозностью: для подъема Сибири и Дальнего Востока понадобится ежегодная (!) «прибавка» рабочих рук в количестве около 300 тыс. чел. Звучит нереально. Куда реальнее то, о чем говорили в кулуарах — о том, что не обойтись без «контролируемого» импорта рабочей силы из Китая.

Не нефтью единой…
   Пока из наработанных 4-м и предыдущими Байкальскими форумами проектов превалируют и реально реализуются нефтегазовые, горнорудные и транспортные. Но поставка углеводородов и сырья на экспорт, говорилось в Иркутске, лишь первый шаг. Регион не должен останавливаться на этом, последующие проекты должны предусматривать создание высокотехнологичных производств по глубокой переработке сырья (в частности, выпуск полимеров и пластиков), развитие машиностроения и т.д. Предусматривается создание технопарков, свободных экономических и инновационно-внедренческих зон. А на месте знаменитой Листвянки, на берегу Байкала, планируется создать туристическо-рекреационную зону с пятизвездными отелями, аквапарком и горнолыжным центром.

   Чтобы «соскочить с сырьевой и топливной иглы», уверен Сергей Миронов, нужно вкладываться в человеческий фактор: «Вопрос его качества, а следовательно, и повышение качества жизни людей приобретают ключевое значение в реализации намеченных планов». Увы, правительственные гранты, подлил скепсиса кто-то из ораторов, достаются пока вузам, расположенным в европейской части страны; впрочем, и в других социальных сферах та же картина. Ведь Сибирь, генерируя 13% российского ВВП, получает лишь 3% государственных инвестиций (только с прошлого года темпы прироста инвестиций в субъекты СФО и ДВО начали заметно опережать показатели по европейской части РФ).

Теория Гринберга и Гранберга
   Прокомментировавший по просьбе «Профиля» ход дискуссии в Иркутске директор Института экономики РАН Руслан Гринберг отверг рассуждения скептиков о том, что масштабные проекты развития Сибири обернутся созданием нерентабельных производств. Не согласен он и с мнением, что на деле их реализация приведет к еще большему закреплению роли России как топливно-сырьевого придатка АТР. «Модернизацию экономики нужно вести по широкому профилю, в том числе диверсифицировать экономику и здесь. Не противопоставлять что-либо вывозу топлива и сырья, а, используя этот вывоз, делать транспортную инфраструктуру. Денег в России сейчас сколько хочешь, и тратить их нужно в тучные годы. Если их в тучные годы не потратить, тогда что же останется делать в не тучные? Да, сразу создать рентабельные производства несырьевого профиля не получится. Государство вначале должно вкладывать деньги. Там, где есть приоритеты, а частный бизнес отказывается развивать производство, государство должно его туда завлекать, а завлекать можно только госгарантиями».

   По убеждению Гринберга и подключившегося к нашей беседе академика Александра Гранберга, издержки по созданию соответствующей инфраструктуры — «это не издержки, это реализация социальной полезности проекта в интересах большинства, в том числе с точки зрения геополитической безопасности и геоэкономической независимости».

   «Когда рыночное время началось, стали сравнивать эффективность государственных и частных инвестиций, а это бред сивой кобылы», — говорит академик Гранберг. «Потому что некоторая путаница в мозгах произошла, — соглашается Гринберг. — Оппозиция инвестициям в стране возникла, под это подпали и инфраструктурные инвестиции. А это вообще нельзя сравнивать: там, где есть быстрая отдача, там государство вообще не нужно, бизнес сам справляется. Взаимодополняемое участие должно быть».

   Доводы оппонентов (мол, зачем такие деньги вкладывать в Сибирь, когда в европейской части России столько мест, где еще конь не валялся, и климат лучше, и транспортные концы меньше, и народ уже живет) ученые считают несостоятельными. «Если бы Сергей Витте и Николай II услышали такое, они бы не поверили своим ушам. Они жили в эпоху нормального мышления, когда строился Транссиб, а вот в нашу эпоху Греф скажет: разворуют».

Сибирский транзит
   Но если возрождение машиностроения, как и развитие секторов экономики, остается «вещью в себе» (в силу низких стартовых условий, плохого менеджмента и отсутствия в России «системы тиражирования знаний»), то использование транзитного потенциала Сибири и Дальнего Востока уже сулит реальные перспективы. Впечатляющую программу интеграции его компании в международные транспортные сети обрисовал президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин. Получая сейчас 90% денег в регионе от перевозки нефти в Китай, руководство компании вкладывает заработанное в комплексную модернизацию Транссиба. Он должен превратиться в эффективный транспортный коридор Европа—Азия, по которому поезда грузоподъемностью выше 900 тонн идут со скоростью 90 км/час. А в недалеком будущем (с созданием уже заказанных специальных локомотивов для контейнерных перевозок и 2 тыс. платформ для перевозки 40-футовых конвейеров) составы станут передвигаться со скоростью 160 км/час. Уже сейчас простой контейнеров на границе сократился до нескольких часов по сравнению с «привычными» еще несколько лет назад тремя-пятью сутками. Достигнуто, сообщил Якунин, принципиальное соглашение между РЖД и таможенной службой о беспрепятственном пропуске контейнерных поездов и растаможивании их в конечном пункте в случаях, если грузоотправителем является уважаемая, авторитетная фирма.

   Впрочем, как истинный государственник, Владимир Якунин абстрагировался от задач и перспектив лишь своей отрасли, заметив в своем выступлении: «Географическое положение и природные богатства не есть само по себе гарантия экономического процветания страны». И процитировал высказывание одного своего американского приятеля: «Все народы делятся на две категории — кто-то кормится за счет добывания того, что у них под ногами, другие же, — эксплуатируя то, что находится между ушами. Мы должны когда-то перейти во вторую категорию».
ЕВГЕНИЙ ВЕРЛИН, Иркутск—Москва

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK