Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПРОБКА"

Нас было человек двадцать. Мы собрались, чтобы провести последний день уходящего года в тепле дружеских объятий. И мы не ждали от нового года ничего хорошего.    Тем, кто не знает. Леха продает дорогой алкоголь. В частности, хорошее шампанское. В прошлом декабре его дела были совсем плохи. Народ из-за кризиса перешел на водку. Склады стояли затаренные, расплачиваться с поставщиком было нечем, кредиты мочканулись. Леха грустил и только качал трицепсы для грядущей неласковой перспективы. Но Новый год мы все-таки решили отметить. Как встретишь — так и проведешь. Леха выставлял алкоголь, в частности никому не нужное дорогое шампанское. За мной был (или все-таки — было?) оливье: моя бабушка, увлекшись, настрогала его целый тазик. Подружка Лехиной жены Марины, Оля, обещала напечь пирогов с капустой и мясом. Первый муж Марины, Виталик, обещался познакомить всех со своей второй женой, Катей, — по этому поводу с него было мясо. Компания набралась человек двадцать, так что выбора не было: четырехкомнатная Лехина квартира. Только она могла вместить всю ораву.
   Честно, давно мы так не собирались. Стол ломился, так что мой (или все-таки — мое?) оливье был сослан на балкон. «До лучших времен!» — пояснила свои действия Марина. «Он протухнет, пока они наступят!» — пообещал ей я, не очень веря в светлое будущее. Пироги у Оли получились роскошные. Народ натащил из закромов все, чем может гордиться пир во время экономической чумы. Девушки были красивы и трезвы. Мужчины — не очень трезвы, зато хорошо шутили. Леха запустил свою знаменитую коллекцию винила — начали с Ива Монтана.
   Дело шло к полуночи и сольному выступлению президента под елкой. Хрустальные бокалы теснились на краю стола. Несколько бутылок были уже предусмотрительно извлечены с балкона.
   — Леш-Леш, — частила Марина, — но только давай все по-правильному. Открывай на последнем ударе часов. И чтоб пробка в потолок!
   — В потолок, в потолок! — захлопала в ладоши Оля. — У тебя же настоящее шампанское, без дрожжей, которые кладут в наше. Обязательно в потолок!
   А новая жена Виталика, Катя, посмотрела вверх и сурово сказала:
   — Люстру пожалейте. Стреляйте в угол.
   И вот — под прошлогодним снегом — президент. Леха начал потихоньку снимать нарядную фольгу.
   — Не спеши, — хлопнула его по руке Маринка.
   Часы начали свой торжественный отсчет.
   — Раз! Два! — хором кричали мы, пока Леха осторожно откручивал проволочку на горлышке. — Одиннадцать! Двенадцать!
   Леха снял руку с пробки… Девушки зажали уши ладонями.
   Тишина.
   Леха недоверчиво взглянул на бутылку. Пробка была на месте.
   Он встряхнул — шампанское завилось в бутылке светящимся штопором. Пробка была на месте.
   Он легонько хлопнул по эксклюзивному дну с ямкой — никакой реакции.
   Он двинул со всей силы. Пробка прочно закупоривала волшебное игристое.
   Леха попытался вытащить пробку за крепкий набалдашник, который торчал над горлышком. Набалдашник был упорен, как часовой у Мавзолея, и с места не двинулся.
   Леха чуть не рыдал.
   — Так, наливаем в бокалы от шампанского водку, — закричал Виталик, — и еще раз попросим куранты повторить!
   Это было счастливое решение. Наш одноклассник архитектор Витя отбивал удары часов вилкой по бутылке, и на двенадцатый удар водка была открыта.
   — С Новым годом! — закричали все.
   Только Леха не закричал. Он сидел на диване и пытался открыть шампанское.
   — Да брось ты его, — попыталась успокоить мужа Марина. — Тяпни водочки.
   И протянула Лехе бокал от шампанского, до краев наполненный водкой.
   Под водку еда быстро закончилась. Даже Олины пироги, которые она привезла прямо в противнях на машине. Тут-то Маринка и вспомнила про мой оливье на балконе.
   — Лучшие времена! — сказала она и подняла палец.
   Черт побери, надо наконец определиться с родом. Если салат — то «он». Если ориентироваться на окончание среднего рода «оливье» и заемное происхождение, — то, разумеется, «оно». Так, в колебаниях между мужским и средним родом проходит в России жизнь.
   Тазик притащили в комнату. Но подлый салат на морозе замерз, и от него было невозможно отколупать даже кубик мороженой морковки.
   — Нет проблем, — закричала подруга архитектора Вити, — давайте поставим его в духовку!
   Сказано — сделано! Никто не мог помешать нам встретить Новый год весело.
   И только грустный вид Лехи с бутылкой в руках внушал растерянность. Он пытался открыть бутылку штопором. И уже вогнал штопор в пробку, но вытащить штопор не мог. Тогда мы разделились. Потому что смотреть на него было невозможно. Одни держали бутылку и Леху, другие, в частности я, тянули штопор.
   — Р-р-раз! — и наша половина повалилась в кучу на пол. В руках у меня был штопор с верхней частью пробки. Ле-ха смотрел на закупоренную бутылку, щеки его дрожали.
   — Сволочи, сволочи! — шептал он. — Маринка, дай мне что-нибудь острое!
   Руки у Лехи опасно тряслись. Жена, недолго думая, подала ему вилку. Леха накинулся с вилкой на бутылочное горлышко, как Самсон на льва, только с прямо противоположным результатом. Вилка выпрыгнула у Лехи из рук и, соскочив с гладкого горлышка, вошла ему в запястье. На белую скатерть фонтаном хлынула кровь.
   — Дура! Дура несчастная! — кричал Леха, обливаясь слезами и кровью, а вилка опасно раскачивалась в его руке.
   Тут мужественный поступок совершила вторая жена Виталика, Катя. Она подошла к Лехе и спокойно вынула у него из проткнутой руки вилку. Положила ее на тарелку и сказала:
   — Я позвоню в «Скорую».
   Кровь заливала скатерть. Оля предложила продезинфицировать рану водкой и поднять руку повыше, но Леха воспринял эту идею как личное оскорбление.
   Марина даже вынесла шампанское из комнаты в кухню — чтобы сам вид бутылки не травмировал мужа.
   Врачи приехали через десять минут — вот что значит езда без пробок.
   При слове «пробка» Леха зарыдал еще сильнее.
   Врачи сурово выслушали историю с нераскупоренным шампанским. И тут один из них сказал:
   — Ребята, а у вас вообще-то ничего не горит?
   — Нет, — уверенно сказала Маринка.
   — Ой! — заорала не своим голосом Оля, бросаясь на кухню, уже окутанную плотными пеленами дыма. — Салат! В духовке!
   И тут я вспомнил, что тазик-то был пластмассовый.
   Никому не ведомый Слава, непонятно как очутившийся в нашей компании, бросился за Олей в дым. Потом, когда все залили, он клялся, что видел даже языки пламени.
   — Я позвоню пожарным, — сказала вторая жена первого Марининого мужа, Катя.
   — Все пропало, — рыдал Леха, сидя на диване, пока врачи промывали ему рану и останавливали кровь.
   Тут с улицы раздалась сирена — это приехали пожарные.
   Они возникли на пороге дома — в шлемах, с огнетушителями в руках и сразу бросились на кухню. Как только оплавившийся тазик был обезврежен, уже перебинтованный Леха пришел к пожарным на кухню и спросил:
   — Выпить хотите?
   И тут раздался выстрел, и нас окатило хлопьями пены. Это выстрелило шампанское, которое Маринка вынесла на кухню. Вино не выдержало перепада температур и все-таки вытолкнуло упрямую пробку.
   — С Новым годом, ребята, — сказали пожарные. — Отдыхайте поаккуратнее.
   — Руку не мочить! — предупредили врачи.
   — Я, пожалуй, вызову такси, — произнесла вторая жена Виталика, Катя.
   — А я приготовлю что-нибудь поесть, — предложила Оля.
   — Помогу, — двинулся за ней в задымленную кухню никому не известный Славик.
   — Значит, все-таки ремонт, — оглядывая кухню, сказала Маринка
   — Может, потанцуем? — предложил Леха.
   Он был счастлив — бутылка с шампанским все-таки была открыта!
   В заключение я хочу передать привет министру по чрезвычайным обстоятельствам Сергею Шойгу. В тяжелой ситуации новогодних праздников на фоне общего развала его пожарные действовали быстро и четко. Они вовремя потушили пожар и даже отказались выпить за собственное здоровье. Также передаю привет министру здравоохранения Голиковой. Нельзя не поражаться — сокращаются расходы на медицину в целом и на «Скорую помощь» в частности. Лекарств не хватает. А люди — работают! Приехали вовремя, быстро оказали помощь. И даже негромко ржали.
   Эх, братцы! Говорят, как начнешь год, так и закончишь. А вот и не обязательно!
   Начинали фактически без работы, с плохим настроением, с долгами, в опаленной пожаром квартире. С раненым Лехой, который чуть было не остался без руки. А как заканчиваем? Зарплата — есть! Ремонт — есть! Апельсинов — завались! Леха — жив-здоров и по-прежнему занимается алкогольным бизнесом.
   

   Уважаемые читатели!
    Если у вас есть свой «личный опыт» — расскажите о нем людям. Присылайте ваши СЮЖЕТЫ (именно сюжеты, а не рассказы) Ивану Штрауху, а он их изложит на страницах нашего журнала, указав вас в качестве соавтора. Посылайте сюжеты по адресу: strauch@yandex.ru
   P.S. Байки из Интернета не принимаются.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK