Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Продано!"

Владимир Гусинский окончательно ушел из медиабизнеса. Однако процесс передела его медиаимперии, похоже, только начинается. Хотя бы потому, что достойного покупателя нет, а продавец никуда не торопится.На прошлой неделе стало известно, что экс-олигарх и экс-медиамагнат Владимир Гусинский продал остававшиеся в его собственности акции компаний, некогда входивших в созданный им холдинг «Медиа-МОСТ». Причем продал не кому-нибудь, а компании «Газпром-медиа», так много сделавшей для того, чтобы некогда могущественный владелец телекомпании НТВ, радиостанции «Эхо Москвы», газеты «Сегодня» и «прочая, прочая, прочая» ко всем своим пышным титулам приобрел досадную приставку «экс».
О возможности заключения сделки между представителями некогда споривших хозяйствующих субъектов говорили уже давно. Не последний человек во взаимоотношениях Владимира Гусинского с «Газпром-медиа» — министр печати Михаил Лесин — еще в начале февраля этого года сообщил прессе о том, что новый гендиректор «Газпром-медиа», Борис Йордан, вместе с неким анонимным русским банкиром «уже купил или покупает» долю экс-телемагната в телекомпании НТВ. Кроме того, по слухам, несколько месяцев назад г-н Гусинский уже продал новым хозяевам отнятых у него телекомпаний права на отечественные художественные фильмы, телесериалы (такие, как «Улицы разбитых фонарей», «Досье детектива Дубровского»и др.), а также записи популярных телепрограмм, которые с начала лета вновь появились на ранее принадлежавших ему каналах.
Продажа Гусинским остававшихся у него акций, по сути дела, ставит точку во взаимоотношениях экс-магната с его прежними обидчиками. Все то, что на протяжении последних лет именовалось «ситуацией вокруг НТВ» — и «споры двух хозяйствующих субъектов», и «окончательное удушение свободы слова в России», — завершилось. По всей видимости, к обоюдному удовольствию самих субъектов.
Птичьи права

Несомненно, сделка оказалась выгодной г-ну Гусинскому. Во-первых, превратившийся усилиями российской власти из собственника крупнейшей медиаимперии в миноритарного акционера созданных им же компаний экс-олигарх сумел конвертировать «остатки былой роскоши» в деньги. Несмотря на то, что участники сделки решили не раскрывать ее сумму, по разным оценкам покупка пакетов акций Гусинского в медиакомпаниях обошлась «Газпром-медиа» в сумму от $100 до $150 млн. Эти сравнительно небольшие для среднего российского олигарха деньги, конечно, не станут лишними для вынужденного эмигранта. Тем более что теперь эти средства, до того, по сути, замороженные в России, могут быть использованы Гусинским для развития новых медиапроектов за рубежом.
Однако для г-на Гусинского эта сделка, судя по всему, оценивается не только в денежном эквиваленте. Для него гораздо важнее другое. Его отношения с государством, которое еще совсем недавно сажало непокорного олигарха в Бутырку и разыскивало — с целью экстрадиции на Родину — по всей Европе, перешли в нормальное, деловое русло. Ведь сам факт сделки государственной корпорации с человеком, обвиняемым российской прокуратурой в мошенничестве, может стать началом если не политической, то уж, во всяком случае, юридической «реабилитации» экс-олигарха. В этом плане характерно, что Генпрокуратура, ранее столь охотно комментировавшая все перипетии уголовного дела в отношении Гусинского, в последнее время хранит по этому поводу полное молчание. Даже недавняя реплика Василия Колмогорова — главного лоббиста экстрадиции экс-олигарха — о том, что вступление в силу нового УПК придаст давнему уголовному делу «второе дыхание» и позволит «наложить арест на зарубежную собственность Гусинского», прошла почти незамеченной и не получила действенного подкрепления. Все это позволяет предположить, что за чисто экономической сделкой может стоять и своеобразная юридическая «сделка обвиняемого с правосудием». Иначе говоря — негласная договоренность сторон если не о прекращении уголовного дела, то по крайней мере, о завершении преследований его главного фигуранта.
В любом случае Владимир Гусинский, который практически не имеет бизнес-интересов в России, рассудил вполне логично: если можно получить дивиденды с того, что, кроме неприятностей, никаких особых доходов не приносит, грех упускать такую возможность. Зачем обострять конфликт, если из него и так извлечено максимум возможного, например имидж защитника свободы слова и фактически статус политэмигранта на Западе? Зачем вставлять палки в колеса тем, кто уже давно тебя переиграл, ведь кроме дополнительных неприятностей — в виде препятствий для развития бизнеса за рубежом — это ни к чему не приведет. А то, что у российского государства такие возможности есть, Гусинскому продемонстрировали на примере Бориса Березовского. Обвинив бывшего «серого кардинала» Кремля в причастности к финансированию чеченских террористов, власть дала понять, что при определенных обстоятельствах может добиться включения его в «черные списки» тех, с кем все мировое сообщество активно борется после событий 11 сентября. Такие «приключения» Гусинскому явно ни к чему.
Предпродажная подготовка

От сделки, несомненно, выиграл и «Газпром», и его дочерний медиахолдинг. Теперь их шансы выгодно продать непрофильные медиаактивы — а о таком намерении заявлялось неоднократно — резко повысились. Как заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер, «мы надеемся, что консолидация акционерного капитала создаст более благоприятные условия для дальнейших переговоров с потенциальными инвесторами». Интерес последних к медийным активам должен теперь возрасти, считают в «Газпроме».
Очевидно, что наличие в реестре акционеров фамилии Гусинского резко снижало привлекательность компаний. Памятуя о непростых отношениях экс-магната с властью, потенциальные покупатели могли успешно «играть на понижение», напоминая продавцам о рисках, связанных с возможным продолжением преследований Гусинского со стороны государства. Кроме того, начало переговоров затруднялось и тем, что «Газпром-Медиа» всерьез опасался и самого миноритарного акционера. Ведь по российскому законодательству «право первой ночи» — то есть право на первоочередное приобретение контрольного пакета в случае его продажи — принадлежит именно миноритариям. А значит, лишенный собственности Владимир Гусинский формально сохранял за собой приоритетное право выкупить то, что раньше и так ему принадлежало. Такая перспектива не могла устраивать ни медийных менеджеров «Газпрома», ни само государство.
Также немаловажным для финансового состояния холдинга Алексей Миллер считает и то, что наряду с акциями «Газпром-медиа» приобрел и все долговые обязательства подконтрольных ему компаний перед компаниями Владимира Гусинского. По некоторым данным, сумма этих долговых обязательств составляет $320 млн. Теоретически наличие задолженности позволяло экс-магнату инициировать процедуру банкротства некогда отнятых у него структур; теперь «Газпром-медиа» может не опасаться возможности быть втянутым в арбитражные разбирательства.
Третий — лишний?

Итак, вроде бы все препятствия для того, чтобы наконец избавиться от непрофильных активов, устранены. Вопрос теперь в том, насколько быстро и охотно газовый монополист уйдет из медиабизнеса. И вопрос, как оказывается, непростой. Председатель совета директоров «Газпром-медиа» Александр Дыбаль говорит о том, что перед компанией сейчас стоит первоочередная задача — продать активы хотя бы без убытков для себя. То есть не менее чем на $500—600 млн. Совершенно очевидно, что активы в их нынешнем состоянии этих денег просто не стоят. Кроме того, в России нет структуры или даже консорциума компаний, которые смогли бы заплатить эти деньги и, что не менее важно, найти применение всем продающимся активам. То есть поставить их на ноги и извлекать прибыль. Поэтому дальнейшая судьба медиаактивов может развиваться по нескольким сценариям.
Первый вариант — быстро продать относительно прибыльные и привлекательные активы. Это, прежде всего, медиахолдинг «7 дней», на сегодня являющийся единственным прибыльным и вполне готовым к продаже активом; компания НТВ, которая если пока и не прибыльна, то явно интересна для ряда фигурантов — прежде всего Бориса Йордана; а также, возможно, несколько радиостанций (эти интересуют многих мелких инвесторов, однако продажная цена радиокомпаний не превышает $2—4 млн. за каждую). В этом случае с остальными частями холдинга придется либо очень долго работать, дабы сделать их привлекательными для покупателя, либо просто их «прикрыть». Этот вариант, хотя и является наиболее «оперативным», едва ли реализуем — хотя бы потому, что не принесет «Газпрому» требуемых средств.
Второй вариант — среднесрочный — состоит в том, чтобы «развить» ряд проектов, таких как ТНТ (превратив его в более или менее прибыльное развлекательное телевидение), газеты «Труд» и «Трибуна» (что представляется крайне сложным, по крайней мере в ближайшие год-два), и продавать активы крупными блоками, «нагружая» прибыльные проекты довесками из менее прибыльных (например, продавать весь «телевизионный куст» с довеском в виде убыточного «НТВ Плюс»). Этот вариант требует достаточно большого периода предпродажной подготовки (1,5—3 года) и поиска серьезных покупателей, которыми, скорее всего, могут стать международные медиахолдинги. Последние, по признанию источников в «Газпроме», уже давно проводят консультации с российскими продавцами. Этот вариант представляется более вероятным, особенно потому, что «среднесрочный» период окончится уже после выборов 2004 года.
Третий вариант предусматривает приход некоего крупного инвестора, который купит весь медиахолдинг и таким образом избавит «Газпром» от его тяжкой ноши. Но по ряду вышеперечисленных обстоятельств вероятность такого исхода, если и есть, то в очень долгосрочной перспективе и при очень благоприятной конъюнктуре (рост российской и стагнация европейской и американской экономик). Более того, такой инвестор может быть только крупной иностранной компанией либо консорциумом с незначительным участием российского капитала. Кроме всего прочего, подобный вариант труднореализуем в связи с особенностями российского законодательства, которое запрещает иностранцам владеть контрольными пакетами российских электронных СМИ.
Единственно возможным (и наиболее вероятным) вариантом реализации такой схемы может стать продажа контрольного пакета «Газпром-медиа» крупному инвестору, при том что у самого «Газпрома» останется некий блокирующий пакет, который позволит ему не только «сохранить лицо», превратившись формально из управляющего собственника в рантье, но и соблюсти интересы государства — то есть продолжать активно влиять на политику медиахолдинга.
В принципе, последний вариант развития событий устраивает и «Газпром», и государство. Они вполне могут подождать. Причем сколь угодно долго. Ведь после ликвидации «раздражающего фактора» в виде Владимира Гусинского спешить этим двум интересантам явно некуда.

Структура активов ОАО «Газпром-медиа»

СтруктураБыло до покупки акций В. ГусинскогоПриобретено у В. Гусинского
Телевидение
НТВ65%30%
«НТВ Плюс»50% + 1 акция42,5%
«ТНТ-Телесеть»50% + 1 акция48,3%
АСТ97,5%
Радио
«РДВ. Радио для взрослых»53,4%1,37%
«Эхо Москвы»50% + 1 акция14,5%
«Спорт-FM»50% + 1 акция50% — 1 акция
«Открытое радио»97,5%
«До-Радио»50% + 1 акция50% — 1 акция
Печатные СМИ
Журнал «Семь дней»50% + 1 акция25% — 1 акция
Журнал «Итоги»50% + 1 акция25% — 1 акция
Журнал «Караван историй»50% + 1 акция25% — 1 акция
Газета «Труд»48%
Газета «Трибуна»59,9%
Кинопроизводство, прокат
«Мост-видео»51%49%
Кинотеатр «Октябрь», Москва50% + 1 акция50% — 1 акция
Кинотеатр «Кристалл-палас», С.-Петербург50% + 1 акция

ВЛАДИМИР РУДАКОВ, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK