Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Про-прошлое"

   Василий Аксенов. Москва Ква-Ква. «ЭКСМО».
   «Класс литературной игры Василия Аксенова как никогда высок, что блестяще доказывает его новый роман. По мнению счастливцев, которым повезло прочитать книгу еще в рукописи, судьба Букера-2006 практически решена» — так написано в анонимной аннотации к книге, вышедшей умопомрачительным тиражом в 30 100 экземпляров. Но утверждение анонима нуждается в тщательной проверке.

   Запуск проекта предваряла мощная PR-кампания. Автор щедро раздавал интервью, пытаясь заранее отразить будущие удары: «Пускай читает тот, кто «умеет» читать. Сегодня должны, на мой взгляд, даже выделяться клубы любящих и умеющих читать». Таким вот «умеющим» читать Василий Павлович в клубе «ЖЗЛ» зачитывал фрагменты «Сцен из московской жизни 1952 года». А во время неформального общения признался, что «Москва Ква-Ква» для него — «полнейшая неожиданность»: «Мои издатели все время побуждают меня написать мемуары, а мне что-то не пишется никак, потому что все свое мемуарное я всаживаю в беллетристику. Возможно, это подспудное желание и одновременное отталкивание от мемуаров привело меня в 1952 год…»

   В громадной кубатуре сталинской высотки обитает образцовая семейка. Секретнейший академик-физик Ксаверий Ксаверьевич Новотканный, его супруга, доктор искусствоведческих наук и генерал-майор Пограничных войск неотразимая Ариадна Лукиановна Рюрих и их прекрасная дочь, комсомолка, спортсменка, отличница, символ советской девственности, пламенная сталинистка Гликерия (для своих — Глика). Их соседом, а потом и женихом «богини» становится любимец генералиссимуса, наипервейший из поэтов, красавец-плейбой Кирилл Смельчаков, которому вождь дарит ящик «Греми» и с которым ведет долгие откровенные телефонные беседы. У Отца народов мания преследования: он уверен, что зловредный Броз Тито готовит заговор с помощью отряда сербохорватских гайдуков. Также среди поколения конца 50-х в «Кве-Кве» встречаются: враг народа, полярник Жорж Моккинакки, альтер эго автора, бедный студент, сын репрессированных Так Таковский, чистый юноша Юра Дондерон, укротительница Кристина Горская, тигр Штерман Эштерхази и масса других более или менее правдоподобных типажей и узнаваемых персонажей в самых немыслимых позах и обстоятельствах. Главные события происходят в Вавилонской башне Первопрестольной — знаменитой высотке на Котельнической набережной. Треугольная любовно-эротическая история переплетается с авантюрно-параноидальной шпионской фантасмагорией, а тяжеловесная советская пафосная риторика — с глумливой фельетонной интонацией и обывательскими байками.

   Вроде бы все слагаемые «культовой книги» налицо. Но Василий Павлович попал в ловушку «высокохудожественного произведения, обреченного на коммерческий успех». Он умело свел концы с концами, почти безупречно выстроил сложный, запутанный сюжет, использовал весь ассортимент своих фирменных аттракционов и даже задействовал кое-какие приемы классиков и современников. Только чуда не произошло — конъюнктура задавила литературу, и магия высокой беллетристики на этот раз не сработала.

   Закольцованные

   Катя Гордон. Конченые. «Предлог».

   К своему четвертьвековому юбилею Катя Гордон успела выйти замуж за Александра Гордона, окончить Высшие режиссерские курсы, снять полузапрещенное кино про ветеранов и написать книгу, по которой сама же пишет сценарий. Философия ее героев — не суетиться, а ждать, пока освободится жилплощадь. Любимое занятие — курить и мечтать о том, что можно купить за деньги. Любимое занятие — кататься по Кольцевой, слегка эпатируя публику своей неадекватностью, и бесконечно трепаться обо всем и ни о чем. Поколению 80-х в кайф называть и чувствовать себя потерянным — ведь только так можно оправдать бессмысленное существование.

   Старая история

   Виталий Гладкий. В архивах не значится. «Центрполиграф».

   Охотники обнаруживают в тайге обглоданное хищниками тело неизвестного мужчины 70—75 лет, убитого самодельной пулей. При обыске находят необычные для охотника вещи: серебряные часы фирмы «Пауль Буре», немецкий довоенный портсигар с вмонтированной бензиновой зажигалкой, лупу в латунной оправе с литой рукояткой, старинные платиновое колечко с гравировкой на внутренней стороне и кожаное портмоне с массивной застежкой и гербом. Откуда весь этот антиквариат? Расследование выводит на кровавый след, который тянется из 20-х годов прошлого века.

   Горе от ума

   Мартен Паж. Как я стал идиотом. «Иностранка».

   Молодой интеллектуал Антуан решает «упрятать свой мозг в саван глупости». У него нет ни денег, ни постоянной работы, он чувствует себя идиотом. Так, может, надо просто им стать — и сделать свою жизнь простой и легкой? В начале эксперимента по превращению в идиота Антуан решает стать алкоголиком, но его организм категорически не переносит спиртное. В трейдерской конторе, куда он отправляется (вот где самые идиоты), Антуан неожиданно становится удачливым спекулянтом и, наконец, — активистом антиглобалистского движения, где и обретает себя. «Идиота» разобрали на цитаты. «Ум — ошибка эволюции. Если бы с конвейера природы всегда сходили безупречные особи, человечество остановилось бы на стадии питекантропов и жило бы себе счастливо без всякого прозака, презервативов и DVD долби диджитал».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK