Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПРОРВАВШИЕСЯ"

Недавно мне случилось пообщаться с лауреатами президентской премии «Прорыв» и участниками одноименного слета. Печальное и поучительное зрелище.    На «прорывном» слете один мальчик спросил меня: ну хорошо, когда молодежь ничего не делает — вам не нравится. Когда что-то делает — вы тоже недовольны. Определитесь!
   Вот я и пытаюсь определиться: разве не сиживал автор этих строк на всякого рода комсомольских активах и не участвовал сам в работе школьного политклуба «Прометей»? Еще как участвовал. Но почему комсомольские активисты нашего времени были далеко не так противны, как молодежная часть президентского резерва? И что такого сделала мне эта часть, что я не могу смотреть на нее без нескрываемой злости? Попробуем разобраться.
   Конечно, в наше время тоже полно было организованных, талантливых карьеристиков. Но, во-первых, нашим ровесникам решительно некуда было деться, кроме как в политклубы, агитбригады или комсомольские дискотеки. Другие варианты отсутствовали. Сейчас их море.
   Во-вторых, среди тогдашних активистов был немалый процент людей, серьезно веривших в торжество коммунизма и советской мирной политики. Отчасти это происходило потому, что они с детства были оболванены, а отчасти потому, что капитализм в самом деле никак не выглядит светлым будущим всего человечества, и переход его в какую-то другую, более человечную формацию выглядел логичным и неизбежным.
   Сегодняшние карьеристы не говорят ни одного искреннего слова. Внешне они те же, что в наши времена: ботаниковатые молодые люди в костюмчиках и галстучках, крепенькие девушки в темно-синем. Но целью они называют, конечно, не победу нашего социального строя во всем мире (благо никто не знает, какой у нас социальный строй), а личную самореализацию и здоровую семью. У них уже оформился и словарь медведевской эпохи: модернизация, инновация, презентация, проект, куратор, — еще они очень любят начинать фразы словами «Я как представитель» и «Я являюсь членом». Они страшно обидчивы, как все «Наши». В их проектах идеи вроде «Как сделать интеллект модным?», обязательное упоминание «постиндустриальной, технологичной экономики» и множество пафосных общих фраз. Немногочисленные адекватные люди, потенциально знаменитые математики или выдающиеся сельскохозяйственники совершенно растворяются в море этих одинаково одетых, одинаково улыбающихся ребят, впадающих в неприличный экстаз при виде власти. Я вовсе не утверждаю, что «Прорыв» собрал одних подхалимов. Там наверняка есть приличные люди — ужасно другое: как долго они сохранят приличность, участвуя в мероприятиях вроде этого? Ведь для молодого человека так естественно не вписываться в уже существующую иерархию, а создавать новую, свою! Однако молодежь сегодня делится не на «противоправительственную» и «оппозиционную», а на карьерную и никакую, на гиперактивную и сонно-ленивую, и я отнюдь еще не знаю, какое зло больше — полное неучастие в жизни страны или патологический карьерный раж, маска, стягиваемая немедленно, как только отвернется собеседник. Между собой они говорят правду и откровенно хихикают над всем этим антуражем, включая свой «Прорыв». Ясно ведь, что никто никуда не прорвался, что и собирали, и награждали их для виду, — чего ж тут не понять, ребята-то умные.
   Были ли циниками карьеристы 70-80-х? Конечно, и это не помешало им стать более или менее приличными людьми, последним советским поколением. Но цинизм оседает в крови незаметно, как холестерин, и не в последнюю очередь ему обязаны мы сегодняшней почти повальной апатией. Думаю, зрелость сегодняшних младороссов, молодогвардейцев и нашистов будет опасна для окружающих и безрадостна для них самих — ведь им врать приходится с детства, а от этого и кожа портится, и непосредственность исчезает.
   Нет, нам не надо было столько притворяться. И Со-ветский Союз, при всех его общеизвестных минусах, требовал кое-чего помимо показухи. Он умел уважать интеллект и ставить на первое место не лояльность, а сообразительность. Тогдашняя Рос-сия соотносится с нынешней примерно как пажеский корпус с суворовским училищем, в котором вдобавок, для разнообразия, разрешены телесные наказания.
   Можно ли еще спасти этих полудетей? Не знаю. Боюсь, что они не хотят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK