Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "Прощальный поцелуй"

Акционерный конфликт вокруг сети гипермаркетов «Лента» не
утихает.

Эксперты сходятся во мнении, что судебные разбирательства двух мажоритарных
акционеров — Svoboda (Август Мейер и Дмитрий Костыгин) и Luna (фонды TPG и
«ВТБ-Капитал») — затянутся как минимум до февраля следующего года. Впрочем, и
Svoboda, и Luna — финансовые инвесторы. Способ урегулирования разногласий между
ними может быть очень простым. Вопрос в цене: как заявил директор Prosperity
Capital Management Алексей Кривошапко, на каком-то этапе люди должны сесть и
договориться, за сколько одни покупают у других. Вопрос: кто у кого
купит?
   Представитель группы акционеров Svoboda Август Мейер заявляет, что
не делал официального предложения фондам TPG и ВТБ (владеют 31% акций сети), но
при этом не исключает такую возможность.
   Мейер намекает оппонентам, что
они могут выйти с прибылью уже сейчас и при этом избежать репутационных рисков,
связанных с продолжающимся конфликтом.
   Однако это, судя по всему, не
вписывается в общую стратегию TPG и «ВТБ-Капитал», которые покупали долю в
растущей «Ленте» явно не для того, чтобы продать ее через год.
   Как
неоднократно заявляли представители фондов, при нынешних темпах роста сети их
инвестиционный горизонт составляет как минимум пять лет. К тому же на стороне
TPG и «ВТБ-Капитал» Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) со своими
11%, который также не собирается уходить, хлопая дверью, по выражению
пресс-секретаря банка в России Ричарда Воллиса.
   А в чем интерес Мейера и
Костыгина? Попробуем в этом разобраться.
   

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ

   По рассказам старожилов «Ленты», еще в
2004 году основатель сети гипермаркетов и тогдашний мажоритарный акционер Олег
Жеребцов понял, что Дмитрий Костыгин искал способ получить операционный контроль
над компанией и ее финансовыми потоками.
   Это стало причиной первого
акционерного конфликта в «Ленте». Владимир Сенькин, генеральный директор
компании в 2008 году, утверждает, что настоящей причиной конфликта стало желание
Дмитрия Костыгина финансово обогатиться за счет средств компании, используя
Августа Мейера для получения контроля над сетью.
   После прихода инвестиций
ВТБ и TPG в 2009 году Дмитрий Костыгин продолжил придерживаться тактики
извлечения личной финансовой выгоды. Он признался «Коммерсанту», что при
генеральном директоре Боброве сумел заключить с «Лентой» годовой контракт на
консультационные услуги на общую сумму около 30 млн рублей. Контракт Костыгин
подписал скрытно, без одобрения членов совета директоров, что отмечено в
протоколе заседания совета от 17 декабря 2009 года (документ имеется в
распоряжении «Профиля»).
   В августе этого года в период краткого пребывания
в кресле генерального директора Сергей Ющенко, ставленник Костыгина, только за
один месяц выплатил ему вознаграждение в размере 16 миллионов рублей (помимо его
зарплаты консультанта). По информации источника, близкого к «Ленте», в последний
день пребывания Ющенко и Костыгина в офисе были сделаны платежи на сумму около
10 млн рублей, которые имели все признаки вывода денежных средств из
компании.
   Любопытен также факт использования при Ющенко и Костыгине
средств «Ленты» для ведения информационной борьбы с акционерами сети.
   Вероятно, на деньги сети финансируются PR-акции Костыгина и Мейера и
кампания по запугиванию контрагентов сети (поставщикам угрожают возможным
пересмотром контрактов).
   Впрочем, генеральный директор компании
«Петербурженка» (поставщик колбасы для «Ленты») Александр Вихорев сообщил
«Деловому Петербургу»: «Мы как работали с сетью, так и работаем». Многие
партнеры «Ленты» даже ощутили заметное повышение ее оборотов за последний год,
так что заявления Костыгина и Ющенко они воспринимают скептически.
   Один из
миноритарных акционеров «Ленты» рассказал «Профилю», что в конфликтах Костыгина
с Жеребцовым и Luna прослеживаются четкие параллели. В обоих случаях Костыгин
пытался сделать Ющенко главой «Ленты».
   Но если мотивы Костыгина ясны — он
хочет получить доступ к финансовым потокам компании, — то каков интерес Мейера?
Он владеет более чем 40% сети и явно не намерен довольствоваться «процентами» от
контролируемых контрактов от имени «Ленты».
   

КАНДИДАТ НА ВЫЛЕТ

   Август Мейер уже многократно отыграл
свои первоначальные инвестиции в «Ленту». По оценкам экспертов, в 2003 году он
вложил в бизнес Олега Жеребцова $10-15 млн, а сегодня долю Мейера можно оценить
в десятки раз больше. Похоже, что для Мейера инвестиционный цикл подходит к
концу, и он надеется, что купит не он, а купят у него, поэтому испытывает
терпение фондов и прибегает к испытанной годами тактике корпоративного
шантажа.
   Весь вопрос только в том, когда Мейер сможет получить от «Ленты»
goodbye kiss («прощальный поцелуй»). В мировой бизнес-практике это выражение
означает выкуп доли гринмейлера — акционера, создающего проблемы для других
владельцев, — по цене значительно выше рыночной. Первого ноября закончился
трудовой контракт Яна Дюннинга в качестве генерального директора «Ленты».
Дюннинг, несмотря на конфликт, сумел добиться впечатляющих результатов (рост
продаж сети за 10 месяцев 2010 года составил 25%) и ушел со своего поста, открыв
возможность сторонам сесть за стол переговоров.
   Костыгин хотел поставить
вместо Дюннинга своего назначенца Сергея Ющенко. Но Ющенко скомпрометировал себя
на посту генерального директора, и большинство членов совета директоров, включая
Luna и ЕБРР, никогда не проголосуют за его кандидатуру. А право Svoboda в
одностороннем порядке назначать генерального директора прекратило действовать
еще 31 августа. Если бы Мейер действительно хотел остаться в «Ленте», он бы мог
сейчас воспользоваться ситуацией и пролоббировать назначение на пост
генерального директора нового кандидата. Но Мейер ушел в глухую оборону, упорно
игнорирует заседания совета директоров и саботирует принятие решений по развитию
«Ленты». Значит, он решительно настроен дожать фонды, чтобы те согласились
выкупить его долю с солидным повышающим коэффициентом.
   Миноритарный
акционер «Ленты», на протяжении длительного периода работавший рядом с Мейером,
высказывает другую версию развития событий. По его мнению, Мейер не
удовлетворится даже предложением выкупить свою долю по цене выше рыночной.
Далеко не бедный Мейер, в прошлом прокурор в Сан-Диего, видит в «Ленте» площадку
для реализации своих амбиций и готов в войне с фондами идти до конца.
   Этот сценарий самый негативный, так как от него пострадают и работники, и
потребители ритейлера, которые в какой-то момент в полной мере ощутят на себе
негативные последствия такого противостояния.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK