Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Протокол о благих намерениях"

Насколько это согласуется с принятым документом и способено ли соглашение принести реальную пользу экономике?Сергей Бахир, вице-президент нефтяной компании СИДАНКО: «Это соглашение, по большому счету, далеко не худший вариант для нефтяных компаний. Из существовавших двух вариантов ценового соглашения выбран более мягкий: цены не замораживаются, а ограничиваются. Установлено, что до конца года они вырастут не более чем наполовину от прироста первого полугодия.
С другой стороны, отпускные цены «Сиданко» на нефтепродукты в регионах, где работает компания, до подписания соглашения были даже ниже, чем должны быть в соответствии с ним.
Так, в апреле—мае дизельное топливо отпускалось по цене 2000 рублей за тонну (в соглашении — 2100 рублей, то есть по 2 руб. 10 коп. за 1 л), 76-й бензин — по цене 2500 рублей (в соглашении — 3158 рублей, то есть по 3 руб. 16 коп. за 1 л). То есть, по сути, СИДАНКО уже тогда шла навстречу государству, отпуская нефтепродукты по столь низким ценам,— как известно, платежеспособность сельских (читай: бюджетных) потребителей достаточно низка.
Проблема, на наш взгляд, вообще состоит не в том, как цены заморозить, а в том, как обеспечить государственные гарантии своевременных расчетов за поставки. Сейчас расчеты идут — и это в лучшем случае — с опозданием на полгода. Что это значит с учетом инфляции, объяснять не нужно: прямые убытки.
Чтобы не допустить скачка цен, подобного тому, который случился в отдельных регионах в мае, влиять на ценообразование надо постоянно, но исподволь. Примитивное сдерживание цен — политика бесперспективная. Взрыв может произойти в любой момент, как это случилось с рублем в августе прошлого года. Последствия такого обвала заметно болезненнее ощущаются экономикой, чем постепенный, на 1,5—2% в месяц, рост цен.
К тому же регулирование не охватывает розничные цены, в том числе на бензин. Любой владелец бензоколонки ориентируется на спрос, а не на соглашение».

Динамика цен на дизтопливо и бензин в Москве

ДатаДизтопливоАИ-80 (руб.)АИ-92 (руб.)АИ-95 (руб.)АИ-98
17 мая2,62,63,74,85,95
31 мая2,92,94,35,16,35
14 июня334,55,56,75
28 июня3,053,054,55,56,95

Высокопоставленный сотрудник Министерства топлива и энергетики: «С экономической точки зрения соглашение представляет собой не более чем протокол о намерениях. Его выполнение — добровольное дело подписантов, и юридически привлечь их к ответственности за невыполнение соглашения просто нельзя.
Кроме того, в подписанном варианте этого соглашения не предусмотрен цивилизованный механизм выхода из него. А это значит, что все подписанты изначально понимали, что рано или поздно его придется нарушить.
С экономической точки зрения картель состоит из совершенно разных по своей сути компаний, представляющих совершенно разные отрасли. С одной стороны — естественные монополии типа МПС и «Газпрома». Регулированием их тарифов занимаются целых два ведомства: Федеральная энергетическая комиссия и Федеральная служба по регулированию естественных монополий на транспорте. И вряд ли они нуждаются в еще большей «зарегулированности».
С другой стороны в соглашении фигурируют представители такой предельно либерализованной отрасли, как нефтяная промышленность. Совершенно понятно, что малейшие изменения в налогообложении нефтянки сразу же вынудят компании привести тарифы в соответствие с новыми налоговыми реалиями, то есть нарушить соглашение. Кроме того, чтобы эффективно регулировать цены, например, на нефтепродукты, придется для начала раза в два увеличить штат МВД, и далеко не факт, что это поможет».
Михаил Иванков, первый заместитель министра путей сообщения РФ: «После принятия соглашения и МПС, и всем его участникам стало значительно проще планировать свою работу.
Наша позиция сейчас заключается в том, чтобы вообще не повышать тарифы до конца 1999 года. Они у нас дважды снижались с 1997 года. И если соглашение будет соблюдаться, мы до конца года цены на пассажирские билеты повышать не будем. Что касается тарифов на грузовые перевозки, то они не будут повышаться в третьем квартале, а в четвертом могут вырасти не более чем на 5%.
Данное соглашение, кроме всего прочего, учитывает, что многие подписанты являются экспортерами и поэтому после девальвации рубля получают значительные прибыли от экспортной выручки. Это позволяет им сдерживать внутренние рублевые цены на свою продукцию.
Напрямую соглашение не затрагивает розничных цен. Но понятно, что опосредованно оно на розницу влияет. Ведь если не растут тарифы, не растут оптовые цены, поднимать розничные в условиях конкуренции уже сложно.
Соглашение не имеет юридической силы. Но это такой своеобразный джентльменский договор. Он задает направление совместных действий и, думаю, будет соблюдаться. Кроме того, после окончания срока его действия в 2000 году государство сможет на основе полученного опыта более эффективно планировать как бюджетные доходы и расходы, так и дальнейшее регулирование цен и тарифов».
Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, в 1992—1993 годах министр финансов РФ: «Во всем мире картельные соглашения заключаются обычно для того, чтобы согласованно повышать цены. Кстати, законодательства многих стран, в том числе США, такие соглашения запрещают. У нас, как обычно, все наоборот.
Мотивы подписания соглашения понятны. Принятие пакета законов МВФ, направленных в Думу, косвенно могло способствовать довольно сильному повышению цен. Соглашение было политическим ходом правительства, чтобы успокоить Думу, способствовать принятию законов. Ну и подстраховаться от повышения цен.
Мера, безусловно, нерыночная. Она больше напоминает времена Госплана и Госкомцен. Но я не думаю, что это будет сильным ударом по рыночным принципам организации экономики. Понятно ведь, что мера временная, а цель в данном случае оправдывает средства. Ведь кредит МВФ нам сейчас очень нужен. Без него ЦБ едва ли сможет удержать курс рубля и уровень инфляции. А, как известно, инфляционный налог имеет самые тяжелые последствия для большинства населения, особенно малообеспеченных слоев.
Какое-то время соглашение, безусловно, будет соблюдаться. Ведь несмотря на то, что формально оно не имеет юридической силы, у государства есть масса возможностей для воздействия на участников соглашения. Это либо крупный пакет акций, как в случае с РАО ЕЭС или МПС, либо регулирование доступа к трубе в случае с нефтяными компаниями. Кроме того, все подписавшие соглашение являются должниками госбюджета и договариваются с правительством индивидуально. А правительство может и ужесточить свою позицию вплоть до возбуждения процедуры банкротства.
Мера такого рода вполне действенна, но очень недолговременна. То, как долго монополии будут готовы сдерживать тарифы, целиком и полностью зависит от темпов инфляции. Если инфляция будет очень высокой, предприятия окажутся в тяжелом положении. Долго работать себе в убыток они просто не смогут. Такую корову нельзя доить вечно».
Андрей Вавилов, директор Института финансовых исследований: «Соглашение носит ярко выраженный политический характер. Комментировать этот аспект мне бы не хотелось. А вот с экономической точки зрения сказать и вовсе нечего. Административное регулирование цен возможно и необходимо лишь в случае с монополиями. Безусловно, государство может регулировать тарифы, например, МПС. Если же в отрасли есть конкуренция, отрегулировать тарифы очень сложно. Поэтому в случае с рядом нефтяных компаний такое соглашение вряд ли может считаться эффективным. Как административный приказ оно не имеет перспективы».
Дэвид Джонс, президент инвестиционного фонда «США—Россия»: «Опыт многих стран, в том числе США, показывает, что госконтроль над ценами никогда не решал реальных проблем экономики. А соглашение с крупнейшими предприятиями, которое правительство заключило несколько дней назад, представляет собой попытку именно такого регулирования.
Рыночная экономика плохо переносит государственное ценообразование. Результатом искусственного сдерживания цен в течение определенного периода обычно является их резкий скачок по окончании данного периода. Другим негативным следствием государственного контроля может стать дефицит ресурсов у самих компаний. Кроме того, вопрос ценообразования в нефтяной и газовой отраслях, в энергетике не зависит только от решения национальных компаний и уж тем более от решения правительства. Ведь он напрямую связан с ценами на мировом рынке.
Кроме того, нужно учитывать, что обеспечить контроль над выполнением настоящего соглашения очень непросто».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK