Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Прозрачные отношения"

Елена, жена Бориса Титова, главы компании «Интерхимпром», члена бюро Российского союза промышленников и предпринимателей, умеет обращаться с тонкими материями. Своего мужа она знает с детства, но до сих пор сохранила любовь к нему. А в своем хрупком бизнесе (Елена возглавляет Фонд развития художественного стеклоделия и галерею «Жизнь стекла») она добилась твердых успехов.Людмила Лунина: Я так понимаю, Елена, что вы, пользуясь семейным положением, знаете немало состоятельных людей, которые готовы покупать произведения искусства. А иметь круг потенциальных клиентов — половина успеха любой художественной галереи.
Елена Титова: Мы, разумеется, пропагандируем современное русское искусство среди бизнесменов, но галерея должна работать вне зависимости от моих личных знакомств. Хотя, конечно, если бы не бизнес-среда (коллеги и друзья моего мужа), я, может быть, и не поняла бы, насколько своевременно и важно было создать подобную галерею. Общество меняется. У поколения первых российских бизнесменов подрастают дети, они получают европейское образование, возвращаются в Россию со сложившимися взглядами на дизайн, комфорт, красоту. Вот они-то и являются главными нашими потенциальными покупателями.
С другой стороны, создавая галерею, мы не думали исключительно о продажах. Нам хотелось разумно поддержать российских художников.
Л.Л.: А чем вы занимались при социализме?
Е.Т.: Работала инженером. Я окончила Институт легкой промышленности, отделение конструирования. По сути, я дизайнер одежды, но тогда слово «дизайн» произносили редко, а если писали, то только по-английски.
Л.Л.: Ваше образование, судя по всему, сегодня вам помогает?
Е.Т.: Конечно. Со студенческих времен я очень заинтересованно отношусь к искусству, люблю, как бы пафосно это ни прозвучало, воплощать художественные идеи. Моя специальность — конструирование — как раз и заключается в том, чтобы подхватить идею художника и понять, как ее можно реализовать.
Л.Л.: Вы — кутюрье?
Е.Т.: Кутюрье, который изучал высшую математику, начертательную геометрию, сопромат, — все это входило в наш учебный курс.
Л.Л.: Человек творческой специальности легко пережил революционные катаклизмы в стране?
Е.Т.: У меня родился сын, и я три года занималась его воспитанием. В это время в стране как раз и началась перестройка, мое предприятие преобразовали в нечто наподобие кооператива. Наша конструкторская фирма сотрудничала с несколькими ателье. Мы делали выкройки, по которым ателье шили небольшие серии одежды. Я была очень увлечена: появились новые материалы, ткани, возможности для творчества. Это было захватывающее, живое дело, пусть даже наша компания и не сказала громкого слова в моде. Я уже ждала второго ребенка, но до последнего часа бегала на работу.
К тому моменту, когда родилась дочь, в нашей жизни изменилось слишком многое. У мужа была серьезная фирма, его бизнес стремительно развивался. И мы уехали жить в Лондон.
Л.Л.: А если вернуться чуть-чуть назад: как вы с будущим мужем познакомились?
Е.Т.: Наши родители дружили семьями, мы знали друг друга с детства. Мы никогда не учились вместе, но у нас были общие знакомые, одна среда. В какой-то момент наш обоюдный интерес достиг той критической точки, когда захотелось быть вместе всегда.
Л.Л.: Вы любите хвалить мужа?
Е.Т.: Да, Бориса можно хвались долго. Ему необходимо постоянно двигаться вперед — это главное его качество. Он очень организован, дисциплинирован, может настроить себя на любую работу. Если он внутренне решил на чем-то сосредоточиться, то мобилизует все силы: и интеллектуальные, и физические. Он умеет увлечь себя тем, что делает. В нашей семье он лидер, придумывает даже, как провести отпуск.
Борис никогда ничего не боялся, всегда знал, что будет заниматься бизнесом. Он сильно рисковал, открывая в конце 80-х свое дело: еще было непонятно, как станут развиваться в стране события. Но его компания с самого начала была в финансовом плане прозрачна — одно это заслуживает уважения.
Л.Л.: А откуда Борис знал, как надо строить бизнес?
Е.Т.: Во-первых, у него было неплохое образование: он окончил экономическое отделение МГИМО. Во-вторых, его отец работал в Министерстве внешней торговли, так что часть знаний Борис получил в семье. Он с юности ориентировался на этот род деятельности. То, что в стране произошли колоссальные перемены, помогло ему, но так или иначе он все равно занимался бы бизнесом, даже в границах социалистических законов.
Л.Л.: В 1993-м вы уезжали из России навсегда?
Е.Т.: Нет, мы планировали вернуться. Жизнь в Лондоне была бесценным опытом, у нас появилось много новых друзей, я поняла, как устроена западная жизнь, какие там действуют правила игры. Все это актуально для меня до сих пор. Но мне было бы сложно остаться там навсегда. Что касается семейного уклада, он был весьма своеобразным: муж жил на две страны, мы считали время от каникул до каникул. Я была не в восторге от такого положения и рассматривала его как временную, вынужденную меру.
Собственно, мы уехали, чтобы дать хорошее образование детям. В результате сын окончил и английский колледж, и среднюю школу в России. Мне кажется, что такое двойное образование — большой плюс.
Л.Л.: Неужели ваш сын учился в одном из этих закрытых английских интернатов, где дети, по сути, изолированы от общения с родителями и так одиноки?
Е.Т.: Нет, он ходил в обыкновенный колледж. В начале 90-х в России, действительно, было очень популярно посылать детей в так называемые boarding schools, но мы решили этого не делать. Одни дети в силу своей психологической гибкости быстро привыкают к интернату, а другие, наоборот, ломаются и находят не самые лучшие формы протеста.
В английской системе образования есть, конечно, рациональное зерно — там ребята быстрее становятся самостоятельными. А в России детей пестуют дольше, зато потом обижаются, что они сидят на шее у родителей.
Л.Л.: Где сейчас учатся ваши дети?
Е.Т.: Сын — в английском университете, хотя не исключено, что приедет в Россию доучиваться. Дочери десять лет, она ходит в московскую школу. Посылать ее учиться за границу мы не планируем, если только она сама не захочет. Хотя пример старшего брата — сильная мотивация. Да и с Лондоном у нее связаны только приятные воспоминания. С другой стороны, она оценила и прелести московской жизни: друзья, родственники, хорошие отношения в школе.
Л.Л.: А вы, возвратившись в Москву, стали, что называется, искать себя?
Е.Т.: В общем, да. Родной город хорош тем, что здесь всех знаешь, есть проверенные временем друзья. Я объединила усилия с моей давней подругой, художницей Анной Левычкиной. Она тоже в этот момент была в поисках себя. У нас оказались сходные идеи, мы вычислили на арт-рынке никем не занятую нишу. В 90-е годы в Москве появилось много галерей и салонов, но не было ни одного места, где продавали бы российское авторское стекло.
Наши семьи нас поддержали. Идея понравилась всем, нам многие помогли. Три года назад мы создали Фонд развития стеклоделия, открыли галерею. Стали искать молодежь в Строгановском училище в Москве, в Мухинском училище в Питере, подружились с уже известными мастерами, привлекли к сотрудничеству искусствоведов.
Стекло — замечательный подарок, причем эксклюзивного плана (хотя я не люблю это слово, но в данном случае оно выражает суть). Авторскую работу из стекла подчас невозможно повторить, настолько сложна и уникальна технология. У нас есть небольшая коллекция художников Шушкановых. Они умели придавать стеклу такие цвета и оттенки, которые, в принципе, по всем законам химии не могут существовать рядом, в пределах одной работы. А они проводили особый обжиг, выдерживали хитрый температурный режим и добивались удивительных цветовых эффектов. Повторить их произведения очень и очень сложно.
Л.Л.: Конкуренты у вас есть?
Е.Т.: Мы с нетерпением ждем, когда они появятся. Одна галерея стекла на огромную страну — это капля в море, а мы мечтаем, чтобы была среда, контекст. С другой стороны, отсутствие конкурентов тоже неплохо: у нас есть пусть скромный, но коммерческий успех, мы себя окупаем.
Л.Л.: Нет ли у вас наполеоновских планов открыть со временем музей?
Е.Т.: Я амбициозна в меру. Каждый проект имеет свой масштаб и границы. Галерея авторского стекла не должна занимать особняк, нам достаточно нескольких комнат. Мои наполеоновские планы ограничиваются созданием маленького стекольного заводика, точнее, студии, экспериментального производства, где художники могли бы работать. Сделать это непросто, но, надеюсь, получится.
Л.Л.: А сами вы стекло коллекционируете?
Е.Т.: У меня есть небольшая коллекция. Но так как галерея фактически мой второй дом, мне стекла хватает здесь.
Л.Л.: Есть ли любимые художники у вашего мужа?
Е.Т.: Не могу сказать, что у него есть какие-то особые пристрастия. Он бывает на вернисажах, что-то ему кажется интересным и достойным показа, что-то — нет. Я к его мнению всегда прислушиваюсь, у него замечательное чувство предмета и очень развитый вкус.
Л.Л.: Сегодня Борис Титов активно работает в РСПП. Это почетная нагрузка или основная деятельность?
Е.Т.: Это серьезная часть его жизни, которая требует времени и сил. Основная его работа все-таки бизнес. Он не вдруг попал в РСПП, это стало продолжением его прежней деятельности. Войдя в бюро РСПП, муж стал публичным человеком. Но это не то, что нас обоих увлекает, будоражит или тешит какие-то наши тайные амбиции. Мы по складу характера люди дела, а не пиара и не стремимся делать себе рекламу. Кстати, и вернисажи в моей галерее — события камерные, а не шумные светские приемы.
Некоторое время назад мой муж возглавил в РСПП комиссию по этике, которая призвана регулировать корпоративные споры. Со стороны кажется, что комиссия подменяет собой арбитражный суд. Но подобные комиссии существуют во всем цивилизованном мире. Многие компании вначале обращаются туда, а не в суд. Есть вещи, которые можно решить, обсуждая их с коллегами, причем с такими, которые пользуются авторитетом.
Л.Л.: Ваш муж не возражал, когда вы вышли на работу? Бизнес-леди обычно возвращаются домой довольно поздно.
Е.Т.: Меня спасает то, что Борис возвращается еще позже. Мне повезло: мой муж ценит уют, но домостроевских замашек у него нет.

ЛЮДМИЛА ЛУНИНА, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK