Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«ПРЯНИК И КНУТ»"

44-летний Саид Джалили, секретарь Высшего совета национальной безопасности и переговорщик Ирана по ядерной проблематике, об атомной программе своей страны и перспективах новых санкций ООН.    «Шпигель»: Господин секретарь, в вопросах атомной программы Запад ожидает от Тегерана встречных шагов. Какие компромиссные предложения вы подготовили для переговоров в Швейцарии?
   Джалили: Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного, позвольте с самого начала констатировать: атомная проблематика является общей заботой всего человечества. Поэтому в преддверии переговоров мы подготовили базовый документ, в котором, в частности, поднимается и вопрос об использовании атома.
   «Шпигель»: Правда, на периферии — из пяти страниц он удостоился лишь полуфразы.
   Джалили: Чтобы добиться реальных подвижек, необходимо условиться, что мы принимаем принципы справедливости, демократии и мультилатерализма. Убежден, в вопросах международной политики у нас больше общего, чем кому-то кажется. Это относится к борьбе с терроризмом, в частности в Афганистане. Но если бы НАТО направило в страну тракторы, а не танки, результат был бы более впечатляющим. Усмирить террористов можно, не только постоянно усиливая военное присутствие, — быстрее всего в войне с террором можно одержать верх, способствуя мирному развитию страны.
   «Шпигель»: «Талибан» можно признать общим врагом Ирана и стран Запада. При этом вы поддерживаете «Хамас», считая его легитимным движением за освобождение Палестины, в то время как США и Европа аттестуют «Хамас» как террористическую организацию.
   Джалили: Вот видите — именно поэтому нужно сесть и договориться об общих определениях.
   «Шпигель»: Каким образом?
   Джалили: По каким-то пунктам, вызывающим споры, мы сможем прийти к согласию или сблизить наши позиции. По другим это, очевидно, не выйдет.
   «Шпигель»: В подготовленном вами документе вы призываете к «перестройке ООН» и «коллективному менеджменту экологических вопросов». При всем уважении: речь идет не об этом, а о перспективе появления ядерного оружия у Ирана.
   Джалили: Вы неверно расставляете приоритеты. Опасность исходит не от нас, а от других держав, у которых ядерное оружие есть давно. Мы за разоружение всех ядерных держав, как того требует Договор о нераспространении. Мы выступаем за «ось переговоров»…
   «Шпигель»: …очевидно, намекая на «ось зла», в связи с которой бывший президент США, Джордж Буш, поставил Иран в один ряд с Северной Кореей и Ираком Саддама Хусейна. Но позвольте, вы говорите обо всем, кроме атомной программы Ирана.
   Джалили: Как вообще появились страхи по этому поводу? Кто создает соответствующую атмосферу? Американские и европейские СМИ безответственно играют со страхами людей. Взять хотя бы угрозу, якобы исходящую от иранских ракет, из-за которой Вашингтон не один год планировал развернуть систему ПРО в Восточной Европе. И вот президент Барак Обама констатирует, что этой угрозы в таком виде не существует, и отказывается от создания противоракетного «зонтика»…
   «Шпигель»: …однако в качестве альтернативы говорит о возможном появлении мобильной ПРО.
   Джалили: Как бы то ни было, европейцы увидели, как в од-ночасье проблема попросту растворяется в воздухе.
   «Шпигель»: Президент Обама сделал шаг навстречу, обратившись с речью по случаю иранского Нового года и согласившись вступить в переговоры без предварительных условий. Но вы, несмотря на это, разницы между Бушем и Обамой не замечаете?
   Джалили: Мы видим изменения в позиции американцев, однако не видим улучшений.
   «Шпигель»: Со стороны Тегерана не последовало даже символического жеста. Как известно, Совет Безопасности ООН неоднократно вводил санкции против Ирана. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене сетует на недостаточную готовность вашей страны к сотрудничеству и по-прежнему сохраняет серьезные сомнения, действительно ли ваша атомная программа служит исключительно мирным целям. Вы надеетесь просто проигнорировать это?
   Джалили: Мохамед Эль-Барадей, покидающий пост генерального директора МАГАТЭ, в своем последнем отчете в очередной раз отметил отсутствие каких-либо доказательств наличия у Ирана военной атомной программы. Мы подписали договор о нераспространении ядерного оружия, подразумевающий не только обязанности, но и права — в том числе на обогащение урана.
   «Шпигель»: В мировом сообществе преобладает мнение, что вы утратили это право, когда умолчали о сооружении ядерных объектов в Натанзе и решили приобрести центрифуги на черном рынке.
   Джалили: Кого вы подразумеваете под мировым сообществом? Что — 120 го-сударств-участников Движения неприсоединения, признавших за Ираном данное право, к мировому сообществу не относятся?
   «Шпигель»: Во всяком случае, вы не можете утверждать, что МАГАТЭ считает сотрудничество Ирана удовлетворительным. Недавно Эль-Барадей вновь потребовал от Тегерана дополнительных усилий по обеспечению большей прозрачности. И это одна из ваших обязанностей.
   Джалили: Верно то, что у нас есть право на обогащение урана и что мы никогда не откажемся от этого права. Возможность использования энергии атома необходимо обеспечить для всех. Ядерным оружием не должен владеть никто. Именно к этому должен стремиться мир, в том числе Вашингтон. И Европа не должна быть хранилищем для ядерных боеголовок. Мне непонятно, почему беспокойство европейцев вызывает парочка центрифуг в Иране, а не ядерное оружие, складируемое в Европе.
   «Шпигель»: Сегодня в Иране свыше 1400 кг низкообогащенного урана и более 8 тыс. центрифуг. По мнению экспертов, вы уже достигли «точки невозврата» и можете приступать к созданию атомной бомбы.
   Джалили: Нам эта бомба не нужна. Она не будет легитимной и не обеспечит нам большей безопасности. Повторю: мы за всемирное разоружение. Но мы не откажемся от обогащения урана.
   «Шпигель»: Значит, вы не рассматриваете даже временного прекращения обогащения урана в качестве акта доброй воли?
   Джалили: Вы ведь знакомы с историей и знаете, насколько отрицательный опыт у нас имеется в этой связи. Однажды мы уже приостанавливали работы по обогащению урана — на два с половиной года. После этого от нас потребовали совсем отказаться от их продолжения.
   «Шпигель»: Если в результате переговоров в Швейцарии Тегеран не изменит своей позиции, вам, по словам госсекретаря США Хиллари Клинтон, грозят очень серьезные санкции.
   Джалили: Что в этом нового? Вы вправду думаете, что существуют санкции, могущие стать для нас таким уж сильным ударом? Мы уже 30 лет живем в условиях санкций — они не в силах поставить на колени столь великую нацию, как иранская. Они нас не пугают. Напротив, мы будем рады новым санкциям.
   «Шпигель»: Что хорошего может быть в таком неприятном опыте?
   Джалили: Я говорю это без иронии. 2009 год мы объявили годом энергосбережения. Мы стремимся к бережному использованию своих ресурсов. Здесь нам на руку все, что ограничит потребление и усилит автаркию Ирана. Кроме того, в сегодняшнем мире санкциям места нет. В первую очередь они наносят урон тем, кто их вводит. Запад постоянно использует в отношении нас метод «пряника и кнута», что неправильно и унижает достоинство иранского народа. Мы полагаемся на широкие массы избирателей, поддержавших нас в ходе последних выборов.
   «Шпигель»: Что вы говорите! А как же миллионы людей, вышедших на улицы и кричавших, более того — до сих пор кричащих: «Где мой голос?»?
   Джалили: Разногласия — непременная составляющая демократии. У нас свободное общество. Была борьба кандидатов. 25 миллионов проголосовало за действующего президента, 14 миллионов — за его конкурента.
   «Шпигель»: Факт в том, что ваши тюрьмы заполнены представителями оппозиции, против которых устраиваются показательные процессы.
   Джалили: Это неверно. Проголосовало 40 миллионов человек, тогда как число арестованных исчисляется сотнями.
   «Шпигель»: Значит, все, кто на Западе считает, будто в Иране подавляются гражданские свободы, и опасается, что Иран может создать ядерное оружие, страдают паранойей?
   Джалили: Этого я не говорил. На Западе немало наблюда-телей, дифференцированно оценивающих ситуацию в Иране и приходящих к другим, более честным и взвешенным выводам.
{PAGE}
   «Шпигель»: Ведущие израильские политики открыто обсуждают возможность военного удара по атомным объектам вашей страны. Какой может быть ваша реакция?
   Джалили: Израиль уже не в первый раз высказывает подобные угрозы. Почему никто на Западе это не порицает?
   «Шпигель»: Разве у Израиля нет более чем достаточных оснований опасаться Ирана? Президент Махмуд Ахмадинежад хочет, чтобы Израиль исчез с карты мира, и не признает Холокост.
   Джалили: Разве у Израиля нет атомного оружия? Или израильских бомб миру бояться не надо? Необходимо, чтобы разоружились все ядерные державы. Это должно происходить под контролем МАГАТЭ, решениям которой следует подчиняться всем.
   «Шпигель»: Вы выступаете за усиление роли инспекторов ООН по контролю за вооружениями. Но при этом сами отказываетесь выполнить требование МАГАТЭ и подписать дополнительный протокол, дающий возможность более обширных инспекций, проводимых к тому же без предварительного уведомления.
   Джалили: Многие другие государства тоже не подписали дополнительный протокол. Это добровольное начинание. Кроме того, одновременно с приостановкой обогащения урана мы согласились на ужесточение контроля со стороны МАГАТЭ, предусмотренное Дополнительным протоколом. Но этого никто не оценил.
   «Шпигель»: Вы допускаете, что при благоприятных обстоятельствах после переговоров в Швейцарии Иран все же ратифицирует Дополнительный протокол?
   Джалили: Однажды мы уже предприняли шаги, направленные на создание атмосферы доверия, оставшиеся безрезультатными. Теперь очередь Запада принимать аналогичные меры.<…>
   Чтобы добиться настоящего прогресса, нужны три предпосылки. Во-первых, нельзя повторять ошибок прошлого. Во-вторых, обе стороны должны вести переговоры, вооружившись доброй волей и оставив попытки вести диалог под знаком угроз. В-третьих, мы стремимся к долгосрочному сотрудничеству, ориентированному на будущее. Культура диалога — это залог успеха. Угрозы удаляют нас от нее.
   «Шпигель»: Говоря об ошибках прошлого, вы имеете в виду только ошибки европейцев и американцев или же и свои собственные?
   Джалили: Мы в каждом конкретном случае можем логически обосновать свои действия. В том числе те, которые вы хотели бы вменить нам в вину.
   «Шпигель»: Это иранская форма признания ошибок?
   Джалили: Вы настаиваете на вашей точке зрения, я защищаю свою.
   «Шпигель»: Господин секретарь, благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK