Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Пустые траты"

Афины выводят спасателей евро из терпения. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле сомневается, что эллинов еще можно уберечь от банкротства. Его специалисты просчитывают кризисные сценарии, включая выход Греции из валютного союза.   В Европе Херман ван Ромпей имеет политический вес. Президент Евросовета председательствует на саммите глав государств и правительств ЕС и, как планируется, в скором времени будет выступать еще и в роли высшего представителя еврозоны.
   Ван Ромпей — мистер Евро, и в этом качестве пользуется солидным авторитетом. Невзрачный на вид бельгиец, за скромными манерами которого скрывается любовь к жестким и эффективным мерам, снискал у канцлера Меркель (ХДС) немалое уважение.
   В начале сентября кое-кто из европейских коллег федерального канцлера смог ощутить на себе его «очарование»: ван Ромпей отчитал по телефону греческого премьер-министра Георгиоса Папандреу. Если в Греции дело не сдвинется с мертвой точки, очередной транш не поступит, прямо заявил ван Ромпей. И Папандреу понял, что Европа вот-вот перекроет денежный кран. За несколько дней до этого представители Еврокомиссии, Европейского Центробанка (ЕЦБ) и Международного валютного фонда (МВФ) — так называемой тройки — в знак протеста уехали из Греции: Афины уже в который раз срывают договоренности.
   Партнеры по Евросоюзу раздосадованы не на шутку. «Последние известия из Греции никак нельзя назвать удовлетворительными», — с негодованием заявила канцлер Меркель на позапрошлой неделе. И даже глава еврогруппы Жан-Клод Юнкер, не склонный к паникерству — опять-таки по телефону, — поставил премьер-министру Греции на вид. «Изменения в Греции происходят недостаточно быстро, — рассказал он впоследствии прессе. — Результатов нет».
   Выбор более жестких слов и перемена тона — это больше, чем просто игра на публику. Спасатели Европы теряют терпение: 18 месяцев спустя после начала кризиса улучшений в Греции не отмечается. Важные экономические показатели ухудшаются, и усиливается впечатление, что греческое правительство до сих пор не осознает серьезности ситуации.
   В европейских столицах и в Еврокомиссии подозревают, что все усилия последних полутора лет пропали даром. Европейские партнеры предоставили Афинам 110 млрд евро, и в ближайшее время планируется вновь увеличить ассигнования. Однако сегодня ширится понимание: огромные деньги были потрачены впустую. Особенно глубоким разочарование оказывается в Берлине: похоже, антикризисная политика немцев движется по кругу. Вначале канцлер Меркель недвусмысленно заявила: греки должны сами выбираться из своего кризиса. За этими словами последовали первый и второй пакеты помощи, была сформулирована принципиальная цель: «Спасти Грецию, чтобы оградить от похожей участи другие задолжавшие государства».
   Теперь немцы вернулись к исходной точке. «Черта уже достигнута», — признает высокопоставленный источник в германском правительстве. Греки исчерпали запас терпения партнеров по ЕС, убежден он. Меркель и Шойбле смиряются с неизбежностью и рассуждают о том, что еще вчера представлялось немыслимым: Греция идет к банкротству. Даже ее выход из валютного союза уже не кажется невероятным.
   Сценарии на случай катастрофы уже давно просчитываются — как в департаментах берлинского Минфина, так и в рабочих группах аппарата ЕС в Брюсселе. Дефолт страны, надеются подчиненные Шойбле, может быть управляемым, если у европейских политиков не сдадут нервы — и если запланированное наращивание средств EFSF состоится. Этот сигнал адресован не только партнерам по ЕС, но и сомневающимся коалиционным политикам у себя дома: Европа умеет не только выручать, но и отказывать в помощи.
   Эта тема занимала важное место на ужине, который состоялся в немецком Министерстве финансов 6 сентября: Шойбле принимал своих коллег Ютту Урпилайнен из Финляндии и Яна Кеес де Ягера из Нидерландов. Официально на повестке дня стоял вопрос о «залоге», который потребовали Хельсинки, заявив, что в противном случае помогать Афинам откажутся. Но на первый план вышла другая проблема: обострение кризиса в Греции. Участники встречи уже понимали, что положение греков являет собой нечто среднее между бесперспективным и безнадежным. Предотвратить банкротство Афин едва ли удастся. Расхождения касались только последствий возможного дефолта. Шойбле убеждал: греки должны остаться в валютном союзе даже в случае списания части долгов. А вот де Ягер не возражал против выхода Афин из еврозоны. Но решение — и здесь все присутствовавшие на той встрече едины — в любом случае за греками. Никакой возможности указать им на дверь валютного союза не существует.
   Дальше в таком духе продолжаться не может, не сомневается Шойбле. На позапрошлой неделе он неоднократно делился своими опасениями и видением проблемы с доверенными лицами. И каждый раз из его слов следовало: он больше не верит, что греки смогут выполнить принятые на себя обязательства. Уже в октябре деньги у афинского правительства иссякнут.
   Чиновники из аппарата Шойбле давно просчитали последствия. И на позапрошлой неделе эмиссар из Берлина довел соответствующие соображения до сведения партнеров в Брюсселе.
   Есть два сценария для банкротства Греции: либо страна останется в валютном союзе, либо нет. В обоих случаях реструктуризации долгов не избежать: Греция сможет обслуживать полученные кредиты только частично — допустим, на 50%. Это означает, что кредиторы Афин понесут потери, причем немалые. В числе заимодавцев — и ЕЦБ, и государства ЕС, и банки, и страховые компании, и финансовые институты по всей Европе. Последствия необходимо локализовать, заключил эмиссар Шойбле — после чего ознакомил аудиторию с выкладками своих коллег.
   Ключевую роль в концепции немцев должен сыграть Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF). И потому организацию со штаб-квартирой в Люксембурге, возглавляемую немцем Клаусом Реглингом, предлагается как можно быстрее наделить теми полномочиями, которые были согласованы на антикризисном саммите в конце июля. После этого прочие страны еврозоны будут хоть в какой-то мере защищены от финансовых невзгод, вызванных банкротством Греции.
   В планах немецких финансистов основное внимание уделяется двум инструментам. С одной стороны, чиновники делают ставку на упреждающее предоставление кредитных линий, за счет которых ведомство Реглинга сможет выделять краткосрочные кредиты финансово слабым странам. С другой стороны, предлагается предусмотреть вливания в банковскую систему, которые предотвращали бы банкротство финансовых институтов.
   Это нужно, чтобы уберечь от проблем целые государства и их банковский сектор, убеждал представитель Шойбле своих коллег в Брюсселе. Соответствующие кредиты должны помочь таким странам, как Италия, Испания, а также Кипр, которым инвесторы, напуганные дефолтом Греции, не станут ссужать деньги.
   Не исключено, что банки в странах еврозоны в итоге не смогут обойтись без миллиардов из Люксембурга, ведь греческие облигации в их портфелях придется списать. Сильнее других от последствий дефолта могут пострадать банки Греции. И потому вполне можно себе представить, что они будут получать помощь еще долгое время после того, как правительство в Афинах «отлучат» от средств EFSF.
   Как учит финансовый кризис, межбанковские связи не знают границ. И если крупный кредитный институт идет ко дну, то он запросто может потянуть за собой других.
{PAGE}
   Опасаться этого приходится вне зависимости от того, продолжит ли Греция использовать евро или откажется от него. Впрочем, на деле у Афин выбора нет: правительство может рассчитывать на положительную динамику в своей терпящей бедствие экономике лишь при условии отказа от единой валюты и последующей сильной девальвации собственной.
   Правительственные эксперты убеждены: даже если греки пойдут на столь решительный шаг, его последствия можно будет контролировать. Правда, не так давно на это смотрели иначе: министры финансов крупнейших стран еврозоны в начале мая собрались в Люксембурге, чтобы уже тогда — за закрытыми дверями — обсудить, в частности, гипотетический выход Греции из валютного союза.
   Тогда специалисты предостерегали от последствий того шага, который сегодня спасатели европейской валюты считают приемлемым. И даже ту проблему, которая так заботила сотрудников Шойбле, вроде бы удалось решить. Камнем преткновения было установление контроля над денежными потоками, цель которого — помешать грекам выводить сбережения из страны. Прежде такая мера рассматривалась как незаконная. Однако теперь ее сочли соответствующей нормам европейского права. Лазейка отыскалась благодаря 143 статье Договора о функционировании Европейского союза, позволяющей отдельным странам «принимать защитные меры».
   И тем не менее бесспорной новую линию не назовешь. Это стало ясно 5 сентября на заседании заместителей министров финансов еврозоны. Высокопоставленные чиновники собрались, чтобы заслушать подготовленный тройкой доклад о положении Греции. В итоге все закончилось расколом. Большинство присутствовавших впервые оказалось на стороне тех, кто убежден: в случае с Грецией пора воспользоваться стоп-краном. Этот лагерь возглавили немцы, нидерландцы и финны. Южане, включая французов, заняли куда более сдержанную позицию. Если сегодня прекратить финансирование Греции, боятся они, то в скором времени в деньгах могут отказать им самим.
   Надеясь развеять эти опасения, министр Шойбле подчеркивает: в отличие от других проблемных государств, Греция безнадежна. Как выразился афинский министр экономики Михалис Хрисохоидис в интервью берлинской газете Der Tagesspiegel, «греческая экономика при смерти».
   И это не просто слова. Все больше компаний заявляют о своем банкротстве. Греки безнадежно отстали от графика как с реализацией программы сокращения госрасходов, так и с продажей госсобственности и с другими согласованными реформами. «Прямо как дети, которым приходится непрестанно напоминать: в комнате нужно прибраться», — сетует источник в делегации. Особенно досадовали члены тройки-европейцы; представители МВФ проявляли большую снисходительность. Но раздражение по поводу недостаточного прогресса выказывали как те, так и другие.
   Приватизация, начавшаяся более года назад, продвигается с большим трудом. От продажи государственного имущества Греция до 2015 года должна получить 50 млрд евро. Однако чиновники только на позапрошлой неделе составили список принадлежащих казне предприятий и объектов недвижимости. <…>
   Очевидно, что наиболее заметные результаты сулит приватизация прибыльной нефтедобывающей компании Hellenic Petroleum, продажа прав на эксплуатацию афинского аэропорта и лицензий на организацию азартных игр (сегодня монополистом на этом рынке является государственная компания OPAP).
   Но в списке активов на продажу есть и компании, на которые сегодня вряд ли кто польстится: греческие железные дороги, вот уже много лет приносящие миллиардные убытки, или государственный почтовый банк Hellenic Postbank. Многие предприятия отпугивают потенциальных инвесторов еще и влиянием представителей трудового коллектива. Особенной радикальностью славятся профсоюзы на государственном предприятии DEI, монополисте в энергетической отрасли. Они уже заявляли о готовности выключить рубильник, если компанию приватизируют. <…>
   Еще один проект в рамках реформ — своевременный сбор всех налогов — тоже не продвигается. «У нас складывается впечатление, что административному аппарату это не под силу», — говорит премьер-министр Папандреу.
   В общей сложности греческие граждане и предприятия задолжали казне почти 40 млрд евро налогов. Такая сумма с лихвой покрыла бы дефицит бюджета на 2011 год.
   Но многие ведомства считаются неэффективными и коррумпированными. Работники финансовых органов, которым в связи с сокращением госрасходов урезали зарплаты на 20% и больше, зачастую формально исполняют свои должностные обязанности, а подчас вообще ничего не делают.
   За первые 7 месяцев 2011 года 17 финансовых ведомств не провели ни одного мероприятия налогового контроля. В Коринфе местная налоговая инспекция за 6 месяцев собрала НДС в размере всего 18 тыс. евро — притом, что в регионе расположен один из крупнейших игорных домов Европы и зарегистрировано несколько компаний.<…>
   Масштабы бедствия таковы, что спасатели начинают терять терпение. К банкротству Греции европейцам стоит «заблаговременно подготовиться», предупреждает бывший министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк в интервью журналу Der Spiegel. Его позиция неизменна: «Если наши требования не будут восприняты всерьез, то следующий транш переводить нельзя».
   Банкротство Греции все ближе и ближе — в частности, потому, что в остальных проблемных государствах за последние месяцы достигнуты явные успехи. В результате чего, как рассчитывают подчиненные Шойбле, вероятность «эпидемии» снижается.
   Прежде всего, затеплилась надежда, что ирландцы сумеют удержаться на вираже. Страна вновь завоевывает доверие финансовых рынков, что отражается на ситуации с государственными облигациями: за последние недели надбавки за риск заметно снизились. Ирландии помогает ее экспортоориентированная экономика, продолжающая исправно функционировать. Многие международные концерны, такие как Apple, IBM или Google, некогда облюбовали для своих европейских штабов этот остров. Благодаря экспорту экономика страны возобновила рост, который в первом квартале по сравнению с последним кварталом 2010 года составил 1,3%.
   По этому пути не прочь двинуться и Португалия, однако товаров, которые бы пользовались спросом на мировом рынке, в стране не так уж и много. И потому правоцентристскому правительству, возглавляемому премьер-министром Педро Пассосом Коэльо, приходится идти более тернистой тропой.
   Лиссабон урезает расходы на здравоохранение и жалованье чиновников. Трудно найти статью бюджета, которой бы не коснулся секвестр. В то же время Коэльо повышает налог на сверхдоходы, на электроэнергию, на природный газ — и даже на рождественские выплаты работникам. Все это большие жертвы, но они неизбежны. Португальцы ропщут, но пока что с решениями своего правительства смиряются.
   И потому тройка оценивает усилия Лиссабона положительно. Страна соблюдает намеченный график, отмечают эксперты. В рейтинге конкурентоспособности государств, представленном Всемирным экономическим форумом на позапрошлой неделе, Португалия немного подвинулась наверх.
   А вот соседняя Испания совершила рывок с 42-го места в рейтинге сразу на 36-е. Испанцы успели выставить на продажу два аэропорта и закрепить в Конституции максимально допустимый уровень дефицита бюджета. Законодательно разрешенный размер новой задолженности составит 0,4% ВВП — правда, только после 2020 года.
   Таким образом, пока большинство периферийных государств ЕС медленно идет на поправку, Греции грозит скатывание в дефолт. Готовность к состраданию со стороны немецкой правящей коалиции не безгранична, тем более что банкротство Афин вполне может смягчить определенные внутриполитические противоречия в Германии. Жесткая линия Берлина должна в первую очередь облегчить тем парламентариям в союзе ХДС/ХСС и в СвДП задачу: в конце сентября им предстоит убедить остальных в необходимости произвести рестайлинг и наделить EFSF новыми полномочиями.
   Управляющий делами парламентской фракции ХДС/ХСС Петер Альтмайер в своих речах уже отделяет страну от остальной еврозоны: «Греция — это совершенно особый случай. Ни одна другая страна не увязла так глубоко». Такой расчет вполне может оправдаться. Ведь кое-кто из парламентариев, еще в начале сентября выступавших против реформы EFSF, сегодня уже изменил свое мнение.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK