Наверх
24 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ"

Российские писатели-фантасты активно обживают постапокалиптический мир,
созданный Дмитрием Глуховским, и расширяют его границы.   ТЕ, КТО ВЫЖИЛВ КАТАКЛИЗМЕ
   ВЛАДИМИР БЕРЕЗИН
   ПУТЕВЫЕ ЗНАКИ
   «АСТ, АСТРЕЛЬ»
   Российские писатели-фантасты активно обживают постапокалиптический мир, созданный Дмитрием Глуховским, и расширяют его границы. Первым в литературном проекте «Вселенная «Метро 2033» отметился Владимир Березин, сместив акцент от умопомрачительного экшена отца-основателя в сторону пугающе реалистичной философской прозы. Главный герой, Александр, электрик станции «Сокол», родился в Ленинграде и переехал с родителями в Москву, где их с матерью и застал Катаклизм. Отец, летчик, за несколько дней до катастрофы уехал в Питер, о его судьбе ничего не известно — и вот уже много лет Саша видит один и тот же сон: самолет отца уходит «в сторону солнца». Слабая надежда отыскать единственного родного человека появляется в тот день, когда обитатели московской подземки снаряжают экспедицию в Питер. Неспешно, нарочито замедленно развивающийся сюжет изобилует цитатами, аллюзиями, исподволь вовлекая читателя в литературную игру. Имена, фамилии персонажей и даже надписи на стене заброшенного дома не случайны и предназначены для не случайного читателя, легко и с удовольствием отмечающего в тексте своеобразные «путевые знаки».
   
   НАШЕ ВАМ С ТРОСТОЧКОЙ
   ОЛЬГА ЛУКАС
   ПОРЕБРИК
   ИЗ БОРДЮРНОГО КАМНЯ
   «КОМИЛЬФО»
   Известная писательница и журналистка порадовала поклонников «Сравнительным петербургомосквоведением», выросшим из заметок в «ЖЖ». В Москве и Питере не только по-разному называют одни и те же предметы: (батон — булка, подъезд — парадное), но и по-разному приглашают в гости: питерец назовет адрес, а москвич сообщит ориентиры «налево стройка, направо — помойка… рядом камешек, подними его и кинь в третье слева окно пятого этажа… потому что домофон не работает». По-разному работают, болеют и обставляют квартиру, знакомятся с девушкой. И даже пьют иначе: в «культурных заведениях» питерец потребляет водку, а дома — «чай, очень горячий, чтобы согреться». Москвич же, напротив, в заведении «вкушает чай восьми сортов», а дома пьет водку, «потому что он тоже живой человек и выпить ему хочется». Как выглядят москвич и питерец, можно увидеть на рисунках Натальи Поваляевой. Питерец — «в цилиндре, потому что культурный, и с тросточкой, потому как «Доктора Хауса» насмотрелся». Москвич — «в очках, потому что модный, и в наушниках, потому смотреть «Доктора Хауса» ему некогда, и он слушает аудиокнигу, чтобы быть в курсе».
   
   ЖИВОПИСЬ В РАЗРЕЗЕ
   АЛЕКСАНДР ГЕНИС
   ФАНТИКИ
   СORPUS
   Новая книга известного писателя, путешественника, культуролога посвящена русской живописи. Десять эссе о десяти знаменитых полотнах, «вошедших в ДНК нации». Не боясь показаться кощунственным, Генис предлагает разрезать полотно и сосредоточиться на фрагментах. Он полагает: замысел Айвазовского откроется тем, кто отважится разделить картину на четыре квадрата. «Если бы картина исчерпывалась левым нижним квадратом, «Девятый вал» был бы героической схваткой равных», — говорит автор. Суриковский «Переход Суворова через Альпы в 1799 году» режется по диагонали, обнажая смертельную остроту момента. Армии, движущейся в пропасть, где многим уготована гибель, противостоит ослепительная ледяная белизна вечности. Еще более радикален Генис в расшифровке ивановского «Явления Христа народу». Вначале он удаляет из пейзажа людей, а затем и фигуру Христа. Изрезанная картина нравится ему даже больше целой: «Христос на ней вернулся к себе, став незаполнимой дырой в душе, с которой каждый справляется по своей вере».
   
   КИТАЙСКАЯ АТЛАНТИДА
   ЭЛЬВИРА БАРЯКИНА
   БЕЛЫЙ ШАНХАЙ
   «РИПОЛ КЛАССИК»
   Написать исторический роман об удивительном конгломерате, про-существовавшем на территории Китая чуть более двух десятков лет, автора подвигли воспоминания родственницы, жившей в Шанхае в период массовой русской эмиграции. Главными героями романа писательница сделала странную семейную пару. Клим Рогов, журналист-перекати-поле, легко перемещается по миру в поисках новых впечатлений или под давлением обстоятельств. Нина Купина — молодая женщина с тонким умом и железной хваткой, авантюристка по натуре. Прибыв в Шанхай на корабле военной эскадры, увозящей из России остатки разгромленной Белой армии, супруги, то расставаясь, то начиная заново вить семейное гнездо, ищут место под солнцем в «Новом Вавилоне», или «Восточном Париже», как тогда называли удивительный, живущий по особым законам мир, созданный русскими переселенцами. «Белый Шанхай» — первая часть трилогии. Следующий роман посвящен аргентинской юности Клима, а в заключительном — герой отправится в Россию, чтобы спасти жену, в очередной раз угодившую в опасный водоворот событий.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK