Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "«Путин — плохой диктатор»"

«Путинское большинство» могло и не появиться, если бы пять лет назад на тогдашнем телеканале ОРТ не работал автор и ведущий «Программы Сергея Доренко» — Сергей ДОРЕНКО. Впрочем, он сам свою роль оценивает скромнее, полагая, что «путинское большинство» возникло объективно. Независимо от чьего-либо сознания.«Профиль»: Ваша роль в стремительном росте популярности Владимира Путина осенью 1999 года огромна. Так вы и есть «отец путинского большинства»?

Сергей Доренко: Не стоит переоценивать роль личности в истории вообще, тем более моей в этой истории. Я работал на имидж Путина. Моя работа началась в сентябре 99-го: рейтинг Ельцина — 0, Путина — 2%, Примакова — 32%, у Лужкова — 16%, и состояла из негативного и позитивного. «Негативная» работа заключалась в том, чтобы показать людям, что альтернатива тогдашней ельцинской власти в лице Примакова и Лужкова на самом деле ложна и над ней (вернее — над ними) можно смеяться.

Работая над «позитивом», я исходил из того, что чиновники, будучи людьми осторожными, не могут себе позволить проиграть. Значит, если будет серьезная альтернатива Примакову—Лужкову, им придется записаться сразу в обе группировки. На всякий случай. Альтернативой Евгению Максимовичу стал Владимир Владимирович.

«П.»: Насколько феномен «путинского большинства» объективен?

С.Д.: Настолько, насколько объективна потребность русского народа в патриархальной заботе. Не забывайте: мы, русские, — чудовищно консервативная нация. И русский консерватизм — это в том числе и тяга к патриархальной заботе. В тот момент народ, уставший от ельцинского «загула», нуждался в «отце». Надежном, спокойном, заботливом, строгом, предсказуемом, трезвом, наконец. Вот почему был такой спрос на Примакова. Дело было за малым — доказать, что Примаков — ненадежный, непредсказуемый и т.д. В общем, как «отец» — никакой. Вот тогда в качестве альтернативы созрел образ «брата-солдата». «Брат-солдат» — это Путин. Кстати, потребность нации в заботе Путиным до сих пор не удовлетворена. Если хотите, он не до конца такой, каким он должен быть и каким его хотели бы видеть. Он слишком задержался в стадии «брата-солдата», тогда как ему давно пора стать настоящим «отцом». И если он им не станет, придет другой — более жесткий, более авторитарный человек.

«П.»: А в чем Путин не соответствует этим ожиданиям?

С.Д.: Хотя бы в том, что простые люди, живущие в деревнях и маленьких городочках, видят, что настоящая власть не у «брата-солдата». Не у Путина, а у коррумпированных чиновников и братков. А если простой человек все время сталкивается с несправедливостью, то винить он будет вовсе не управдома и участкового…

«П.»: Но если судить по президентским рейтингам, и не Путина…

С.Д.: Авторитет Путина держится на том, что в стране нет ни одной фигуры, которая могла бы позиционировать себя в качестве альтернативы. Пытается изображать из себя этакого «папашу» Дмитрий Рогозин, но у него плохо получается. Тон Рогозиным угадан верно. Жесткий этатист с консервативно-патриотической риторикой мог бы претендовать на многое. Люди давно ждут такого. Но это не Рогозин — он слишком сытый. И поэтому, даже говоря правильные для этой роли слова, не выглядит настоящим «отцом». Кроме того, он ограничен в средствах: он не может позволить себе критику самого Путина.

Путин же играет на том, что у него так же не ладится, как и у нас. Что он борется, старается, а ему все время не дают.

«П.»: Более «смелый» и менее «сытый» человек с риторикой Рогозина — это и есть будущий президент России?

С.Д.: Я говорил о том, кто востребован. Таковы ожидания простых людей. Но их ожиданиям пока не суждено воплотиться: Путин не пускает никого на политическую площадку, а заодно уничтожает и саму площадку. Он плотно закрывает шлюзы, полагая, что от этого исчезает вода, которая на них давит. Он ошибается. И либо шлюзы сорвет и будет всеобщая демократизация по-русски, то есть хаос и абсурд типа ельцинского. Либо за Путиным придет человек, который сразу начнет закрывать шлюзы по-настоящему, который будет возводить не «как бы авторитаризм», а настоящий жесткий авторитарный режим. И уже после него сорвет шлюзы. Потому что шлюзы сорвет в любом случае. Путин, создавая условия для авторитаризма, сам — плохой диктатор, диктатор-недотепа, который пытается сдерживать стихию, но не очень умеет это делать. И вот третий вариант заключается в том, что Путин все-таки сумеет стать настоящим диктатором. Но тогда это будет другой Путин.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK