Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Путин все больше погружается в тактику"

При нынешней структуре власти лоббизм неизбежен хотя бы в силу все возрастающей централизованности самой власти, считает председатель комитета Совета Федерации по промышленной политике Валентин ЗАВАДНИКОВ. Валентин Завадников: Давайте договоримся, что под лоббизмом мы понимаем отстаивание интересов конкретных бизнесов — компаний или групп компаний. В этом контексте, я думаю, в новой Думе ничего принципиально не изменится. Главное отличие в том, что в нынешней Думе появится четкая политическая линия. И если раньше можно было политическую линию игнорировать в силу того, что Дума была разнополитична, то сейчас такое невозможно.

«Профиль»: Что мы понимаем под политической линией?

В.З.: После выборов президент, видимо, сформулирует некий набор политических или, если хотите, экономполитических тезисов, которые зададут направление той самой политической линии. Тезисы эти, как водится, будут довольно общими, возможно, противоречивыми. Все, что так или иначе не будет жестко противоречить тезисам, — это поле для лоббизма. Поле очень широкое в силу расплывчатости и противоречивости «генеральной линии».

«П.»: В чем противоречия?

В.З.: Думаю, их будет масса. В частности, вполне рыночная риторика, а предлагаемые инструменты — совершенно социалистические. Например, нужно строить рынок электроэнергии, но при этом не давать расти тарифам, что есть бред сивой кобылы. Из той же серии и тезис о необходимости борьбы с бедностью. Надо создавать условия для увеличения числа богатых людей, а борьба с бедностью, наоборот, приводит к увеличению числа бедных.

«П.»: Ну хорошо, эти тезисы — в чистом виде «социальный пиар» или их таки будут воплощать в жизнь?

В.З.: Будут, обязательно будут. Но проблема в том, что в этих тезисах не содержится ответа на вопрос как. И каждый «воплотитель» будет понимать его по-своему. А это, между прочим, тоже расширяет возможности для лоббистской деятельности.

«П.»: Но все-таки, кто принимает окончательное решение — насколько правильно дан ответ на вопрос как, правильно ли тезисы воплощаются в жизнь?

В.З.: Дело в том, что в последнее время круг принимающих все более или менее важные решения стремительно сокращается. Понятно, что принимать все решения люди из этого круга не могут физически, поэтому часть принимают за них другие. То есть элемент случайности здорово возрастает. Более того, если случайно принятое на нижнем уровне решение вдруг не устраивает наверху, его пытаются переиграть.

То есть, по большому счету, все очень просто и довольно грустно. Идет процесс централизации принятия решений. Причем система не создается, законодательные и прочие механизмы не работают. Решения принимают определенные люди лично. Отсюда как следствие огромное число «разводчиков», которые делают вид, будто обладают сокровенным знанием и имеют доступ к телу принимающих решения. Можете, кстати, и их называть лоббистами. Отсюда — снижение общей эффективности решений и т.п.

Может быть, об этом думает главный принимающий решения — президент. Но я предполагаю, что даже если он понимает, что поступать каким-либо образом стратегически не правильно, в смысле тактическом он может принять решение и не до конца правильное, но верное. Вот вам и модель, которая сейчас существует.

«П.»: Считается, что президент в течение своего первого срока занимался тактическими вопросами и «расчисткой поляны» для того, чтобы дальше выстраивать стратегию…

В.З.: То, что происходит сейчас, свидетельствует об обратном. Путин все больше погружается в тактику. Он всем оперативно управляет. И нынешняя Дума с Совфедом — тому свидетельство.

«П.»: Если описываемые вами процессы начинают происходить в какой-нибудь коммерческой структуре, это свидетельствует о падении ее конкурентоспособности, эффективности и т.п. Часто это заканчивается банкротством.

В.З.: Конкурентоспособность страны в целом действительно падает. В последние годы страна на самом деле много чего потеряла. И возможно, будет терять дальше. Я не удивлюсь, если в ближайшие год-два ряд людей и компаний примут решение о том, что им проще и комфортнее работать, например, на Украине или в Казахстане.

«П.»: Поясните, пожалуйста.

В.З.: Все очень просто: и там, и там политика центральной власти похожа на политику Путина. Но есть нюанс. У них государство действительно запрещает бизнесу лезть в политику. Но само государство из бизнеса уходит. Не является его субъектом. У нас же государство конкурирует с бизнесом, причем применяет для этого все свои ресурсы.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK