Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПЯТАЯ ВЛАСТЬ"

Политическое влияние российских блоггеров объясняется так: телевидение в стране контролируется государством, пресса — проправительственными олигархами. Сегодня во властной элите растет недовольство сетевой вольницей.    Дело было в июне. В солнечной Калифорнии Рустем Адагамов столкнулся с президентом Российской Федерации. Он не надел очки и очень спешил. «Я просто не заметил Дмитрия Анатольевича и налетел на него», — вспоминает самый влиятельный блоггер России.
   Посты о задержании оппозиционеров, «беспреце-дентной жесткости дейст-вий милиции» и прочих проблемах обеспечивают ин-тернет-дневнику 48-летнего Адагамова почти по 600 тыс. просмотров в день. Аудитория блоггера превышает тираж многих ежедневных изданий столицы. Медведев тоже бывал объектом его юмора: как-то он выставил в блоге кружки с портретами президента и премьера России. На одной жирными буквами читается: «Да врут они все».
   Тем удивительнее, что Медведев согласился дать критику кремлевской политики интервью. И предложил Адагамову поприсутствовать на его встрече с главой Apple Стивом Джобсом в Калифорнии.
   44-летний Медведев — известный любитель Интернета, ведет блог, пишет в Twitter. Знаменитую программную статью «Россия, вперед!» с беспощадным анализом экономической отсталости России он распространил не через правительственные издания или государственные телеканалы, а на ресурсе Gazeta.ru, однoм из наиболее известных интернет-изданий страны. Он остановил строительство автострады в Подмосковье, вызывавшее множество споров, посредством обращения в видеоблоге. От своего правительства и чиновников на всех уровнях президент требует открытости.
   Впрочем, многим представителям властной элиты России кажется, что открытости и так слишком много. Особенно в Интернете. Даже глава медведевской администрации Сергей Нарышкин недавно созвал совещание в связи с нападками на Путина и Медведева, предпринятыми одним из авторов Gazeta.ru: журналистка негодовала по поводу автоколонн президента и премьера, блокирующих уличное движение.
   Федеральная служба безопасности надеется, что сможет требовать удаления неугодных сайтов из сети. Уже сегодня существует закон, который обязует провайде-ров за собственный счет ус-танавливать аппаратное обес-печение, позволяющее ФСБ узнать, какие страницы посещал и что писал в электронных письмах тот или иной пользователь — правда, с санкции суда.
   Отдельные провайдеры, за-бегая вперед, уже упражня-ются в самоцензуре. Так, «Скартел» перекрывает доступ к порталам оппонентов Кремля, в том числе к ресурсу экс-чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова.
   В борьбе за Сеть — два лагеря; на кону — расстановка важных для будущего России вех, ответ, сколько свободы государство даст своему 142-миллионному населению. С кого возьмет пример Россия: с либерального Запада или с авторитарных режимов вроде пекинского, силящихся установить контроль над Интернетом, а вместе с ним — и над гражданами?
   Медведев считает информационные технологии одним из «ключевых направлений развития демократии», Интернет — «важнейшим ресурсом» для достижения своей главной цели: модернизации гигантской страны.
   Российским интернет-кон-цернам отводится в этом заметная роль. До сих пор им удавалось отбивать все атаки из-за рубежа, сегодня они сами начинают экспансию на Запад. Инвестиционная компания DST мастера стартапов Юрия Мильнера и магната газовой и металлургической отрасли Алишера Усманова в апреле довела свою долю в капитале Facebook до 10%. У американской AOL все та же DST за $188 млн выкупила сетевой пейджер ICQ с более чем 40 млн актив-ных пользователей, многие из которых — граждане запад-ных стран.
   Гамаки и вазы со свежими фруктами в просторном офисе российского чемпиона среди поисковых машин — компании «Яндекс» — призваны воссоздать атмосферу Силиконовой долины. «Google мы уважаем, но мы просто лучше», — убеждена Елена Колмановская, которая 13 лет назад была в числе учредителей концерна. Сегодня в ком-пании более 2000 сотрудников, на долю «Яндекса» приходится около 65% рынка страны. В мире нет поисковика, развивающегося динамичнее. Goolge, которому в масштабах планеты отдают предпочтение 70% интернет-пользователей, в России завоевал всего 22% рынка.
   На просторах между Калининградом на западе и Камчаткой на Дальнем Востоке регулярно выходят в сеть 60 млн человек; это на 15 млн больше, чем в прошлом году.
   Для многих Интернет — это своего рода клапан, через который образованное общество, страдающее от чрезмерного контроля, выпускает пар. В Москве чуть ли не каждый второй пользователь Интернета ведет онлайн-дневник. Всего в стране 7,5 млн блоггеров, почти в два раза больше, чем годом ранее.
   За последние десять лет Кремль установил государст-венный контроль практически над всеми крупными телеканалами. Печатные СМИ, большая часть которых принадлежит проправительст-венным олигархам, выходят небольшим тиражом. Контрольную функцию берут на себя многие блоггеры. И да-же печатные издания, например, газета «Комсомольская правда», жалует им статус пятой власти.
   Как правило, именно блоггеры, а не классические СМИ, обнародуют скандальную информацию и обнажают разного рода проблемы. В блоге студентки появилась заметка о положении дел в подмосковном доме престарелых — коррумпированного директора сняли. Когда весной «Мерседес» одного из руководителей «ЛУКОЙЛа» на встречной полосе врезался в легковой автомобиль, в результате чего погибли две женщины, попытки милиции замять дело стали очевидны благодаря фотографиям с места происшествия, появившимся в Сети.
   Просто «российские блоггеры самые серьезные», — считает Бред Фитцпатрик. Когда-то американец основал портал LiveJournal, чтобы вести дневник онлайн могли все желающие.
   Нигде больше блоггеры не пользуются таким влиянием, как в России. В частности, поэтому Адагамов, известный в Сети под ником «Другой», пять лет назад покончил со спокойной жизнью креативного директора рекламного агентства в Норвегии и перебрался в Москву. Вопрос в одном: сможет ли он впредь работать здесь столь же свободно, как это было до сих пор?
   «Президент Медведев — неплохой человек, мне импонирует его открытость», — говорит Адагамов. Тем не менее он не уверен, что кремлевский глава сможет в конечном итоге отстоять свои позиции. «Сеть остается последней свободной территорией, — вздыхает он. — Но так будет продолжаться недолго».
   Роберт Шлегель, сын поволжского немца — один из самых остроязыких противников свободы в Сети. У него тоже есть iPad, есть блог. Но, в отличие от Адагамова, к «другим» его не отнесешь. Он — один из «Наших», пропутинского молодежного движения, пресс-секретарем которого он был до 2007 года. С тех пор Шлегель представляет путинскую «Единую Россию» в Госдуме. Депутат участвует в разработке нового закона об Интернете, он предлагает в будущем выдавать каждому пользователю Сети своего рода электронный паспорт. Это позволит контролировать Всемирную паутину с той же легкостью, что и конформистские по отношению к государству средства массовой информации.
   25-летний Шлегель мечтает стать министром. В летнем лагере «Наших» на берегу Селигера он учит молодых патриотов снимать видеоклипы для портала YouTube.
   «Наши» печально известны как пламенные почитатели Путина. Критически настроенная ежедневная га-зета «Коммерсант» некогда подозревала, что именно представители движения организовали кибератаки, парализовавшие работу сайта издания.
   Год назад Шлегель предложил запрещать газеты за «распространение сведений клеветнического характера». А в другой раз выступил с ин-ициативой строго ограничить долю иностранных картин в российском кинопрокате. «Многие СМИ злоупотребляют своей свободой», — убежден он.
   Вероятно, где-то между Адагамовым и Шлегелем, между прогрессивным блоггером и консервативными сторонниками контроля над Интернетом балансирует са-мый влиятельный российский интернет-олигарх Александр Мамут.
   Предприниматель, чье состояние американский экономический журнал Forbes оценивает в $1,5 млрд, в 2007 году приобрел контрольный пакет акций LiveJournal — интернет-платформы, на ко-торой ведется почти половина российских блогов, включая дневники Адагамова и его оппонента Шлегеля.
   Чью сторону занимает Мамут? Дать интервью политической тематики магнат не пожелал, сказав лишь: «России нужно, наконец, научиться использовать свой человеческий, а не сырьевой капитал».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK