Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПЫЛЕСОС ДЛЯ ДЕНЕГ"

С кризисом сетевой маркетинг активизировался, и жертвы его снова потянулись в суды. Но опыт показывает, что бороться с врагом лучше его же методами.    На спекуляции чистотой обделываются самые грязные делишки. А уж сколько заработано на этом денег! На одних очищающих салфетках для рук и антибактериальном мыле выстроена целая индустрия, хотя медиками доказано — стерильная чистота убивает все живое. Но главное — она пожирает денежные знаки.
   Итак, мама моей бывшей жены Ляли, Ольга Ивановна, купила пылесос. Она не искала его. Он сам пришел к ней в дом вместе с симпатичным молодым человеком Володей. Этот молодой человек позвонил Ольге Ивановне, сославшись на ее бывшего начальника Максима Петровича, и передал от него привет. Ольга Ивановна была озадачена: с Максимом Петровичем она рассталась по сокращению штатов, и привет выглядел несколько двусмысленно. Означал ли он, что Максим Петрович сожалеет о невольном расставании с Ольгой Ивановной? Или он, наоборот, глумился над ней издалека, посылая сигналы, как корабль, который все дальше отдалялся от родного берега? В общем, выходило, что это Максим Петрович прислал к своей бывшей подчиненной человека с пылесосом. Ольга Ивановна неосмотрительно разрешила Володе прийти к ней домой и устроить презентацию агрегата с каким-то птичьим именем.
   Володя ее потряс. Он с ужасом осмотрел ее уютный, вылизанный до блеска дом и с чувством произнес: «Как же вы тут живете?» Ольга Ивановна оторопела. В своей двухкомнатной генеральской квартирке на Алабяна, доставшейся от папы, она чувствовала себя вполне комфортно. Я сам до сих пор люблю бывать у нее в гостях — такого пая с яблоками, как бывшая теща, не делает больше никто. Единственное, что затрудняет общение с ней, — это ее маниакальная тяга к чистоте. Вы еще не сняли ботинки, а она уже побежала обтирать им подошвы. Каждую свободную минуту она натирала тряпочкой то горку из генеральского дубового гарнитура, то зеркала, то стекла. И когда уже все сверкало, она шла перетирать чашки и стаканы.
   Поэтому вопрос Володи бывшую тещу озадачил.
   — А что? — не поняла она.
   — Но у вас же страшная грязь! — воскликнул Володя. — Доверьтесь мне как профессионалу, ваша квартира утопает в пыли, которая вам, может быть, и не видна.
   Ольга Ивановна завертела головой по сторонам.
   — А в ковре кишат сапрофиты. Это клещи, которые питаются отходами вашей жизнедеятельности.
   Тут уже Ольга Ивановна окончательно забыла о Максиме Петровиче. Ее аккуратность была притчей во языцех, над ней посмеивались, называли бытовым террористом с тряпкой. И вот впервые нашелся человек, святее, то есть маниакальнее ее. А Володя тем временем выставил перед Ольгой Ивановной сияющий пылесос, разложил многочисленные щетки от него и начал пылесосить ее квартиру, демонстрируя грязные фильтры. Он залез в каждый угол, несколько раз пропылесосил ковер в гостиной. Скоро вся квартира была усыпана этими фильтрами. А разошедшийся Володя накинулся с пылесосом на диван — чудо-щетка, как он объяснил, была способна чистить даже матрацы. И Ольга Ивановна поняла, что она действительно живет в свинарнике. Что она вовсе не ангел домашнего очага, а мимикрировавшая под чистюлю неряха.
   — Я его беру, — сказала Ольга Ивановна. Глаза ее блестели. — Сколько?
   — О, деньги не самое важное, когда речь идет о качестве жизни. Вы ведь со мной согласны?
   Ольга Ивановна была согласна. Как в тумане, она выложила 20 тысяч рублей — первый взнос. Слава богу, чудо техники продавалось в рассрочку. И счастливая, закрыв дверь за Володей, позвонила Ляле.
   — Мама, ты спятила? — спросила та с прямотой, от которой меня иногда брала оторопь. — 160 тысяч за пылесос? Он что, совмещает функции кофемолки, машинки для вязания и фаллоимитатора?
   При слове «фаллоимитатор» Ольга Ивановна зарделась.
   — Ляля, ты как скажешь, так хоть стой, хоть падай.
   — А ты, мама, как сделаешь, то уже никогда и не встанет.
   Тут Ольга Ивановна была уже окончательно деморализована.
   — Нет, Вань, ты представляешь, — пересказывала Ляля мне эту историю, — обычный пылесос, не с самой, кстати, большой мощностью. И 160 тысяч. Как он ее убол-тал, не понимаю.
   — Сетевой маркетинг, — сказал я, чтобы хоть что-то сказать. Я еще не знал, какая участь уготована мне во всей этой истории.
   — В общем, ты должен эту штуковину сдать обратно, — сказала она.
   — Почему я? — попытался дистанцироваться я от пылесоса.
   Вопрос остался без ответа.
   …Ольгу Ивановну я застал в слезах. Дело в том, что поле бурного объяснения с Лялей она предприняла отчаянную попытку избавиться от чудо-техники сама. Володя прибыл к ней по первому ее звонку. Выслушал ее причитания. И, глядя в душу, спросил:
   — То есть вы хотите жить в грязи?
   — Нет, — сказала Ольга Ивановна.
   Дальше разговор повернулся каким-то диковинным образом так, что вместо того, чтобы вернуть пылесос Володе и вытребовать с него уже отданные 20 тысяч, Ольга Ивановна отдала ему еще 50 тысяч, которые взяла утром со сберкнижки, чтобы оплатить поездку в Испанию. Поэтому ее долг за чудо-пылесос, как сказал Володя прощаясь, составил всего 90 тысяч рублей. Уже закрыв за ним дверь и сообразив, что она все сделала не так, как велела Ляля, Ольга Ивановна впала в отчаяние и разрыдалась.
   — Ольга Ивановна, дорогая, — пытался ее утешить я, — еще не все потеряно, мы наймем адвоката.
   Уже потом, разбираясь в этой пылесосной истории и перечитав десятки исповедей покупателей и агентов, которые, впрочем, как и клиенты, тоже оказались жертвой сетевого маркетинга, я выяснил следующее. Собственно, в этом бизнесе два главных источника дохода. И продажа пылесосов в их число не входит. Один — это тот самый первичный платеж, вернее, море первичных платежей, после которых околпаченные покупатели пытаются отыграть назад и вернуть бандуру компании. Но, понятно, не на таких напали. Как правило, дело заканчивается тем, что договор аннулируется, агент забирает пылесос, а первичный взнос остается в компании в качестве утешительного приза для нее и налога на глупость — для покупателя. Второй источник дохода продавцов — сами курсы обучения агентов. Заплатив 200 долларов, агенты учатся искусству промывания мозгов, то есть презентации (самые продвинутые утверждают, что дело не обходится без пресловутого НЛП — нейролингвистического программирования), а потом выходят на вольную охоту, думая, что деньги посыплются на них дождем. Они тоже верят в чудесный агрегат. Пока не понимают — желающих расстаться со своими кровными почти нет. Обещанные фирмой доходы под 6 тысяч долларов оказываются мифом (попробуй-ка продай восемь пылесосов в неделю!), а клиенты — жадными и не очень вежливыми. Поэтому агенты исчезают, а внесенная ими плата за обучение остается в компании.
   У меня еще были иллюзии относительно суда. Но справку от экспертов, что уровень шума пылесоса превышает санитарные нормы, мне так и не дали. То есть на словах подтвердили — да, превышает. Еще бы — пылесос ревел, как ракета, выходящая на орбиту. Но бумажку мне не написали. Как я понимаю, экспертам тоже интереснее работать с компанией, чем с обиженными покупателями. На суде адвокат напирал на то, что пылесос был продан без гарантийных талонов, технической документации и вообще не новый. «Но ведь она видела, что покупает», — парировал представитель компании. «Вообще-то она близорукая», — упорствовал адвокат.
   В общем, в иске Ольге Ивановне отказали. Она осталась с пылесосом и без денег.
   А вчера позвонила моя бабушка. На вопрос: «Чем занимаешься?» — бодро ответила: «Да вот только что ушел молодой человек. Он приходил с пылесосом, показывал, как он работает. Пропылесосил мне всю квартиру».
   — Ты его купила, этот пылесос? — с замиранием сердца спросил я.
   — Вот еще, это же сетевой маркетинг, — строго сказала бабушка. И поделилась ноу-хау, которое изобрели она и ее подружки. — Они же работают как? Если после презентации ты не покупаешь пылесос, они просят телефоны знакомых, кому можно было бы этот пылесос втюхать. Ну мы с девчонками и пустили их по кругу.
   — То есть как это? — не сообразил я.
   — Ну они приходят ко мне, убираются. Я пылесос не покупаю, но даю им телефон Надежды Ивановны. Они приходят к ней, убираются, показывают все. Она тоже не покупает, а дает телефон Раисы из бухгалтерии. Там повторяется то же самое. Рая их отправляет к Михаилу Николаевичу, из планового отдела, помнишь? Ты понял? Тоже своего рода сетевой маркетинг. Только принцип другой — все довольны. И эти ребята с пылесосами при деле, и у нас чисто.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK