Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Рауль Кастро нравится европейцам больше своего брата"

24 октября Европейский союз восстановил дипломатические отношения с Кубой и пообещал предоставить ей финансовую помощь. По мнению Госдепартамента США, этот шаг противоречит американской политике изоляции «коммунистического острова».Отношения ЕС и Гаваны были разорваны после событий так называемой черной весны 2003 года, когда правительство Фиделя Кастро провело показательный процесс, на котором 75 диссидентов были приговорены к длительным срокам заключения. В ответ Брюссель ввел санкции, включавшие запрет на поездки высокопоставленных чиновников ЕС на Кубу. Европейские посольства демонстративно начали приглашать на приемы представителей кубинской оппозиции, что вызывало раздражение у правящей элиты. Однако санкции носили, скорее, символический характер и, в отличие от американского эмбарго, которое сохраняется с 1962 года, не вводили ограничения на торговлю с Кубой и не мешали европейским компаниям вкладывать инвестиции в экономику острова. Более того, действие санкций было приостановлено в 2005 году, и их окончательная отмена в июне этого года не имела никакого практического значения.
   К чему же тогда торжественная церемония во дворце Революции в Гаване, на которой комиссар ЕС по развитию и гуманитарной помощи Луи Мишель провозгласил наступление новой эры в отношениях Кубы с европейскими странами? Во-первых, это возможность насолить Вашингтону, сделать что-то в пику нынешней американской администрации. Во-вторых, остров Свободы давно уже воспринимается в ЕС как единственный рынок, на котором европейским компаниям не приходится конкурировать с американцами. После того как разрушились традиционные связи Кубы с Советским Союзом, ЕС стал ее крупнейшим торговым партнером. Более половины совместных предприятий на острове — европейского происхождения. ЕС сумел заручиться поддержкой кубинской революционной элиты, признав законной национализацию частных компаний, бывшие хозяева которых эмигрировали в 60-е годы в США.
   Европа вкладывает существенные инвестиции в туристический бизнес Кубы, добычу никеля и недавно открытые шельфовые нефтяные месторождения. Возможно, именно запасы черного золота, которые, по словам кубинских властей, составляют около 20 млрд баррелей (что лишь немногим меньше нефтяных запасов США), вынудили европейцев наладить отношения с Гаваной. Неслучайно разработкой месторождений поручено заниматься консорциуму нефтяных компаний во главе с испанской Repsol. ЕС остается важнейшим донором Кубы. Восстановив дипломатические отношения, Брюссель тут же предложил Гаване
   2 млн евро на преодоление последствий ураганов «Айк» и «Густав», ударивших по территории страны два месяца назад, и пообещал предоставить еще 30 млн в следующем году.
   Экономические интересы во многом определяют отношение ЕС к кубинской политике. Европейские дипломаты не видят ничего предосудительного в сотрудничестве с Коммунистической партией Кубы, которая, по их мнению, является гарантом стабильности на острове Свободы. Они спокойно ведут дела с кубинскими генералами, захватившими ведущие позиции в экономике страны. Если же речь заходит о нарушениях прав человека, то европейцы отмечают, что в этой области Куба далеко не самый вопиющий случай, и такие американские союзники, как Колумбия и Мексика, дадут ей сто очков вперед. Европейский союз выступает за эволюционный путь развития Кубы, предполагающий преемственность власти. Европейцы надеются, что в Гаване удастся установить социально ориентированную демократию, которая сохранит достижения Кастро в области медицины и образования.
   Первая попытка завязать «особые отношения» с Кубой была предпринята ЕС сразу после распада социалистического лагеря, в 1989 году. Однако сделать это помешал так называемый посольский кризис, когда сотни кубинских граждан обратились с просьбой об убежище в европейские представительства в Гаване.
   Сейчас в ЕС вновь заговорили о политическом сближении с Кубой, которая, по мнению европейских политологов, переживает эпоху перестройки. После того как в феврале нынешнего года новым лидером страны стал младший брат Фиделя Кастро, Рауль, были проведены первые робкие реформы. Кубинцам разрешили пользоваться мобильными телефонами, покупать электроприборы и останавливаться в отелях для иностранцев (долгие годы кубинский режим обвиняли в «туристическом апартеиде», поскольку граждане страны были лишены возможности снимать номера в отелях на побережье). Кроме того, младший Кастро ввел дифференцированную систему оплаты труда, и в Европе начали ходить слухи о том, что еще в 80-е годы он призывал партийное руководство перейти к рыночной экономике.
   В отличие от Соединенных Штатов, стремящихся изолировать Кубу, Европейский союз всегда привлекал ее к участию в ибероамериканских саммитах и активно лоббировал ее присоединение к группе стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (АКТ). Правда, Куба так и не заключила с ЕС соглашение о кооперации, а значит, ее членство в АКТ пока не приносит ощутимых выгод. По словам американского профессора Джоакина Роя, это все равно что «войти в элитный гольф-клуб, но не иметь возможности играть». Тем не менее европейцы убеждены, что со временем такая возможность у Кубы появится. И хотя скептики утверждают, что Европа не сможет построить тесные отношения с Гаваной, поскольку находится слишком далеко от Центральной Америки, не стоит забывать, что рядом с островом Свободы расположены Аруба и Малые Антильские острова, принадлежащие Королевству Нидерландов, а также Гайана, которая является одним из французских департаментов.
   Традиционно ключевую роль в кубинской политике ЕС играет Испания. Как утверждает испанский министр иностранных дел Мигель Моратинос, «Мадрид использует свое влияние в Латинской Америке для продвижения европейских интересов и сохраняет здесь стратегическое присутствие». Кубинско-европейские отношения во многом зависят от политических раскладов в испанской столице. Например, в 1995 году по инициативе социалистического правительства Фелипе Гонсалеса ЕС начал разрабатывать соглашение о кооперации с Кубой, однако когда к власти в Мадриде пришли правые во главе с Хосе Аснаром, то они поставили главным условием этого соглашения демократические реформы на острове и убедили европейцев ввести дипломатические санкции. Социалистическое правительство Хосе Сапатеро вновь стало призывать к диалогу с Кастро и добилось вначале замораживания, а затем и отмены санкций. Однако, по словам испанского политолога Сесара Видаля, нынешняя правящая элита чересчур самонадеянна. «Испанская политика анекдотична, — пишет он. — Кто поверит, что 80-летнего Кастро и его окружение можно перевоспитать? Это чистой воды демагогия. Дело в том, что в Испании у власти сейчас находятся силы, которые возомнили себя наставниками маргинальных латиноамериканских режимов. Они пытаются убедить европейское сообщество, что способны влиять на них и в конечном счете приобщить их к цивилизации».
   Чтобы добиться отмены санкций, испанским социалистам пришлось преодолеть сопротивление скандинавских правозащитников и представителей новой Европы, ориентирующихся в своей политике на Вашингтон. Основными противниками потепления в отношениях с Кубой оказались Чехия и Швеция. Бывший президент Чехии, Вацлав Гавел, создал даже международный комитет за демократию на Кубе. «Ситуация на Кубе, — отмечал он, — напоминает нам то время, когда восточноевропейские страны находились за железным занавесом, тайная полиция преследовала инакомыслящих и обвиняла их в самых нелепых преступлениях». Однако аргументы старых антикоммунистов не нашли понимания у прагматичной европейской элиты. Как заявил тот же Гавел, «бесчестные компромиссы оказались сильнее принципиальной позиции борцов за свободу».
   По мнению европейских экспертов, восстановление дипломатических отношений с Гаваной доказывает, что Брюссель способен проводить внешнюю политику, независимую от Соединенных Штатов. Ведь нынешняя американская администрация выступала за ужесточение санкций и призывала к «смене режима в коммунистической Кубе». «Приближается день, когда кубинский народ получит долгожданную свободу, — заявлял президент Буш, выступая год назад в Государственном департаменте США. — Америка перекроет кислород преступному режиму. До тех пор пока в «тропическом ГУЛАГе» не произойдут реальные изменения, Соединенные Штаты не снимут экономическое эмбарго. Мы не поддержим старую власть, которая пытается предстать в новом обличье. Нас не устраивает прагматичный подход, когда ради сохранения стабильности в жертву приносится свобода кубинского народа и один диктатор сменяет другого».
   США не готовы признать, что тактика изоляции не работает, и не только европейские, но и латиноамериканские лидеры, большинство из которых придерживаются левоцентристских, если не левацких взглядов, выстраивают партнерские отношения с коммунистической Кубой. В итоге односторонняя политика Вашингтона позволяет кубинскому режиму укрепить свои позиции в стране перед лицом внешней угрозы.
   «Если бы мы действительно желали избавиться от Фиделя Кастро и его брата Рауля, то мы последовали бы европейскому примеру, восстановили бы отношения с Кубой и отменили экономические санкции, — утверждает американский военный аналитик Харлан Уллман. — Но поскольку политики в США в первую очередь думают о том, чтобы выиграть выборы, а победа на них во многом зависит от штата Флорида, где решающую роль играют голоса кубинских иммигрантов, ни одна администрация не может решиться на этот шаг».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK