Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Раздвоение личности"

Двойник-однофамилец может изрядно подпортить жизнь. Даже если вы друг друга никогда в глаза не видели.Первое заочное знакомство с моим двойником-однофамильцем произошло около года назад. Тогда, едва оправившись от очередной простуды, я пришел к терапевту за выпиской. Врач по своей близорукости вручил мне карточку Лаврентьева Сергея Юрьевича, 1984 года рождения. Когда на следующий день я вернулся с работы, меня ждал семейный совет в составе ближайших родственников. Все смотрели на меня прослезившимися глазами.

— Сережа, как ты мог от нас такое скрывать? — дрожащим голосом спросила мама.

— Что? — удивляюсь я.

— Как что? У тебя же триппер!

— Да вы что, не выспались? Какой триппер?

И тут мне вручают карточку с результатом анализа. Я ахнул. Неужели так заработался, что купил в ларьке использованный презерватив? Что теперь моя девушка скажет? А что сделает со мной ее отец, подполковник ВВС в отставке Алексей Степанович, даже мысленно представлять не хотелось. Служба в Сибири, сухой паек. «Рота, подъем!» А ведь я только наладил с ним контакт, зарекомендовал себя дисциплинированным молодым человеком высоких моральных устоев — не смотрю «Дом-2», натужно читаю «Известия», дышу носом…

Начал листать карточку: ну точно — не мое. Адрес и дата рождения — чужие. И потом, такой «молдавский букет» заболеваний от тетушки Венеры мне не снился даже в эротических кошмарах. Но отец настоял-таки, чтобы я наведался к венерологу — протестировал свое мужское достоинство на «профпригодность». Тогда все списали на ошибку терапевта. А друзья еще долго подкалывали меня по поводу штопаных презервативов. Но это было лишь началом моих приключений.

Недавно возвращался из солнечного Крыма. Симферопольский поезд уже подошел к родному перрону. От зловония, которым весь вагон одурманил подсевший в середине пути панк, сильно тянуло на свежий воздух. Выйдя на платформу, я уперся в милиционеров с характерным выражением вымогательного намека на лице.

— Вы Лаврентьев Сергей Юрьевич 1984 года рождения? — спросил один из них.

— Да, — ответил я. — А что случилось?

— Мы из милиции. Вот копия постановления мирового судьи о вашем задержании.

— За что?

— За угон автомобиля.

— Но я ничего не угонял, у меня и прав нет.

— А для этого права и не нужны. Вы лучше предъявите документ.

По документам совпадало все, кроме даты рождения, прописки и номера паспорта.

— Ну, это не страшно, — со знающим видом сказал милиционер. — Здесь написан один адрес, а в управлении есть и другой — ваш. Так что, гражданин, пройдемте!

Тут я вспомнил своего двойника-однофамильца. Но рассказывать историю про ложный триппер патрульным — занятие заведомо бестолковое. И во избежание рукоприкладства к лицевой части своего организма я решил не спорить. Мы упаковались в «уазик» и домчались до районного УВД с ветерком — вот оно, обаяние синих маячков. Меня завели в кабинет, усадили на стул и стали выяснять, who is who я на самом деле.

— Ну что? — заинтересованно спросил оперативник. — Будешь сочинять, что путаешь педали, не знаешь, зачем руль крутится? Вы когда машины угоняете — все знаете. А как сюда приходите, такие истории придумываете — Деточкин отдыхает.

— При чем тут это? — спросил я. — Вы документы сравните — данные же не совпадают.

Мой искренний порыв помочь следствию оценили. И оперативник все-таки, придав мимическим мышцам сосредоточенный вид, начал изучать документы.

— Да-а… Развелось вас тут, Лаврентьевых, как у Кремля брусчатки! Звягин, дуй в районную прокуратуру, узнай точно номер паспорта угонщика, а то этот компьютер, чтоб его мама назад родила, слишком до хрена Лаврентьевых знает…

Шустрый лейтенант Звягин по приказу начальства торпедировал районную прокуратуру, а я получил уникальную возможность побеседовать со следователем — капитаном Николаем Петровым и узнать, как события развивались до моего выхода в свет.

Оказалось, мой двойник-однофамилец — подлец и негодяй. Полгода назад угнал автомобиль, его задержали, взяли подписку о невыезде и отпустили с миром до суда. На суд он не пришел, а чтобы не попасть в СИЗО, добровольно пошел стаптывать кирзу — пополнил ряды одной из самарских частей. Но стражи порядка об этом как бы не знали. В базе данных обнаружили двух Сергеев Лаврентьевых одного года рождения. И они встали перед выбором: ездить за одним в Самару или ловить другого, когда тот слезет с поезда. Решили сделать как легче — взять меня на перроне еще «тепленьким», даже слегка загоревшим.

— А думаешь, легко тебя было у поезда встретить? — зашелся Петров. — Нужно было пробить твой билет на вокзале, сообщить машинисту, чтобы тот передал проводницам повременить с выпуском пассажиров. Оцепить нужный вагон и проверить документы у всех, кто выходил до тебя…

Рассказ следователя оборвал «гонец» со спасительным для меня листом бумаги в руках.

— Ух ты! И правда адрес, день рождения и номер паспорта не совпадают, — еле сдерживая сарказм, произнес Николай. — Что же делать?

Я решил, что меня наконец-то отпустят. Даже наклонился над столом для прощального рукопожатия… Но по взгляду опера понял, что его энтузиазм еще не иссяк и просто так он не сдастся. В своей неправоте он засомневался.

— А ну-ка, — сказал он (мол, чтобы жизнь совсем малиной не казалась), — скатайте его пальчики. Сравним — мало ли, вдруг совпадут…

К этому времени мои мысли о безнадежно потерянном завтраке плавно перетекали в размышления о двойнике. Выражаясь литературно, я вспоминал истории про Каина и Авеля, бога и черепаху, пенек и сову, Ивана Грозного и его сына… Через пару минут тот же лейтенант, который на этот день, похоже, записался моим опером-хранителем, взял меня под руку и повел «скатывать пальчики».

Ощущения оказались потрясающими (кому делали — поймут). Основательно прошлись по ладоням черным валиком и основательно отдавили их на бумаге. Кости остались целы, зато руки выглядели, как у штатного кочегара легендарного крейсера «Адмирал Нахимов».

— Надо же, не совпали, — изображая досаду, выдавил лейтенант.

Мне аж самому стало обидно. Неужели я прошел через все это просто так? Где справедливость?

— А что я друзьям скажу: калымил на юге кочегаром?

— Ты же когда машину угонял, руки испачкал, — подколол меня лейтенант.

— Очень остроумно, — посмеялся я. — А отмыть эту гадость где-нибудь можно?

— Без проблем, только туалет найдем.

Туалет нашли быстро. Но по фыркающему крану я понял, что отмыть в нем что-либо не получится.

— Забыл — тут же ремонт собираются делать. Не боись, у нас другой есть!

Мы дружно прошагали на третий этаж. Там, судя по надписям на золотистых табличках, сидело местное начальство. И туалет оказался более пригодным для мытья рук. Но отчаянные попытки отмыть масляную краску холодной водой успехом не увенчались. Скорее, наоборот. Кисти стали как у коренного жителя Нигерии — коричневые с обеих сторон.

— Потрясающе, а теперь что делать?

На что находчивый милиционер со словами «ща че-нибудь придумаем» выскочил за дверь и через минуту вернулся с небольшим куском обоев.

— Потри, — предложил он. — Помогает!

Пришлось тереть тем, что дали. И ведь помогло! В изобретательности нашей милиции нет равных.

Петров встретил нас с сияющей улыбкой. В руках он переминал пачку сторублевых купюр. Пока мы играли в полицейского и рецидивиста, он успел, видимо, сбегать в бухгалтерию — получить зарплату.

— Ну что, много успели угнать?

— Нет, товарищ капитан, — ответил Звягин. — С этим Лаврентьевым все чисто, отпечатки не сошлись.

— Странно, — съязвил Петров.

Я демонстративно вытянул руки чистыми ладонями вперед.

— Чем вам еще доказать, что не угонял я машину? Я в это время вообще в командировке был в другом городе. У меня и справка есть…

Тут я осекся. Понял, что сказал лишнее, но было уже поздно.

— Даже справка есть, — почесал залысину Петров. — А может, дашь для отчетности? Обещаю: как только справку увижу — пойдешь хоть за все круги МКАДа…

— Телефон! — перенял я командный голос капитана.

Через полчаса справка уже лежала на столе у следователя Петрова, а я на прощание жал ему руку с искренней надеждой, что мы больше никогда не увидимся.

На улице уже был вечер. Я взвалил рюкзак на плечо и пошел домой. Там меня ждал сытный ужин и прохладный душ. Опять вспомнился миф о Каине и Авеле… Встретить бы тебя, двойник-однофамилец, поговорить по душам. И тогда уж…



Уважаемые читатели!

Если у вас есть свой «личный опыт» – расскажите о нем людям. А мы, со своей стороны, выплатим полноценный гонорар нашему новому полноценному автору.

Ваши истории ждет Наталья Ширяева по адресу:

natali@profil.orc.ru

P.S.: «байки» из Интернета не принимаются.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK