Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Разговоры без политики"

Политические бури в Государственной думе очень мало интересуют большинство населения страны. Отсутствие внятной экономической политики, нерешенные проблемы с зарплатами и пенсиями и их зависимость от экспортной конъюнктуры могут свести все политические комбинации на нет. Так считает председатель комитета по кредитным организациям Госдумы, экс-губернатор Красноярского края Валерий ЗУБОВ.«Профиль»: Валерий Михайлович, насколько перераспределение портфелей в Государственной думе скажется на реальной ее работе и на реальной экономической ситуации в стране? Есть ли вообще эта связь?
Валерий Зубов: Я не думаю, что население очень внимательно следит за тем, каким образом делятся портфели в Государственной думе. Людям значительно интереснее, будут ли, например, дотироваться учебники и перестанут ли расти цены на лекарства. Конечно, телевидение уделяет много времени и внимания тому, что сейчас происходит в Думе. На какое-то время это занимает население. Однако все очень скоро забудут о том, кому какой именно портфель достался. Это будет интересовать только близких друзей конкретных депутатов. Так что нынешняя ситуация — вполне обычная парламентская практика. А вот что касается реальной работы государства в целом и Думы в частности, здесь связь прямая. Например, вполне ощутимые проблемы приносит курс на переориентацию финансовых потоков и перераспределение денег в пользу федерального бюджета.
«П.»: Что вы имеете в виду?
В.З.: Последние четыре месяца убедительно показывают, что перераспределение, централизация денежных потоков в федеральном бюджете (которая происходит уже с 2000 года) сказываются отрицательно на выполнении бюджетных обязательств. Как только первого декабря произошла индексация зарплат бюджетникам, проблема стала особенно острой. Выяснилось, что федеральный бюджет действительно выполняет все свои обязательства. Региональные же бюджеты, несмотря на перераспределение расходов в сторону увеличения доли заработной платы, с обязательствами не справляются и накапливают задолженность. Это один из показателей того, что государство «переигралось» с централизацией бюджетных потоков.
«П.»: В чем конкретно это выражается? Бюджетникам не платят того, что обещали?
В.З.: На прошлой неделе Валентина Матвиенко обнародовала цифру задержки выплат из региональных бюджетов — три дня в среднем по стране. Однако, к примеру, в Хакасии задержка составляет 1,3 месяца, в Хабаровском крае — около месяца.
Но за этими очевидными цифрами стоят другие. Если разобраться, не все зарплаты состоят только из прямых бюджетных выплат именно по зарплатным статьям. Учитель, например, действительно получает зарплату сразу из бюджета. Однако, например, работник муниципальной котельной получает ее несколько по-другому. Часть ее формируется за счет оплаты населением тарифа за тепло, а часть — за счет компенсации из бюджета. Ведь население, как известно, платит пока не 100% тарифа. Когда именно государство (региональный или федеральный бюджет) компенсирует свою часть тарифа — это вопрос. Я говорю это к тому, что излишне повышенное внимание именно к выплате зарплат и переориентация бюджетов в эту сторону означает, что ряду категорий населения зарплата все-таки выплачивается с задержкой либо не выплачивается вообще, накапливается задолженность.
Нормальной ситуация считается, когда доля зарплат в бюджете составляет 25—30%. Если в региональном бюджете доля зарплат составляет 40% и более — это уже критическая цифра. Если 60% — идут массовые задержки по выплатам. В России сейчас более половины регионов, где доля зарплат в бюджетах составляет 40% и более.
«П.»: То есть при повышении зарплат Центр не учитывает возможности регионов?
В.З.: Если говорить о формальной стороне вопроса, он и не обязан это учитывать. Индексация зарплат, которую принимает Госдума, по закону распространяется исключительно на тех, кто получает эти зарплаты из федерального бюджета. А на местах, в регионах, необходимо принимать отдельные законы о том, что они тоже индексируют зарплату. Однако на самом деле все происходит несколько по-другому. Например, работники милиции финансируются из разных бюджетов: кто на охране правопорядка — из местного, а те, кто занимается уголовными делами, — из федерального. Если в регионе не индексируют зарплату вслед за Центром, люди, которые сидят в соседних кабинетах, будут получать разные зарплаты. Это социально конфликтная ситуация. Поэтому практически всегда регионы сразу после повышения зарплат Центром тут же принимают собственные законы.
Нужно сказать, что последнее решение о повышении зарплат, в отличие от предыдущих, было принято исходя из расчетов по всем уровням бюджетов. В том числе были специально выделены дотации даже регионам-донорам (хотя обычно донорам дотации не дают), где местные бюджеты не могли обеспечить предусмотренное увеличение зарплаты. То есть просчет был сделан, но, повторяю, излишняя централизация бюджетных средств с одной стороны и увеличение доли зарплат в бюджетах (зачастую за счет сокращения остальных расходов) и привели к тому, что все равно проблема с выплатами возникла.
«П.»: Насколько остро стоит проблема и есть ли у нее решение?
В.З.: В нынешней ситуации проблема довольно скоро снимется сама собой. Ведь сейчас конъюнктура на внешних рынках существенно улучшается, поэтому через два-три месяца доходы бюджетов всех уровней вырастут и ситуация нормализуется.
Но в перспективе нужно исходить из того, что есть обязательства, которые проще выполнять на местах, а не гонять деньги в Москву и обратно.
«П.»: То есть вы имеете в виду необходимость нового перераспределения финансовых потоков между Центром и регионами?
В.З.: Да, речь именно о перераспределении. Между прочим, даже министр финансов Алексей Кудрин на одном из заседаний комитета по бюджету признал, что с централизацией несколько «перегнули палку».
«П.»: Вы говорите о «неправильном» распределении денег между Центром и регионами. Но не связаны ли проблемы с зарплатами с падением доходов бюджета в первом квартале нынешнего года?
В.З.: Действительно, в первом полугодии произошло некоторое падение доходов бюджетов. Это, понятное дело, связано с внешней конъюнктурой. Ведь экспортеры по закону могут полгода держать экспортную выручку за рубежом. То есть налоги выплачиваются через 6 месяцев после получения выручки. Таким образом, сейчас мы «пожинаем плоды» низких цен на нефть прошлым летом и осенью. Как известно, в конце осени цены начали расти, но налоги от тех доходов еще не пришли. Поэтому ситуация выправится где-нибудь через 2—3 месяца.
Однако я считаю, что на всех уровнях бюджета должен формироваться финансовый резерв по типу того, который формируется на федеральном уровне. Тогда можно будет сказать, что есть гарантия от «провалов». Те, кто не может позволить себе такую роскошь, должны оставаться дотационными и на них должен быть резерв в федеральном бюджете.
«П.»: Сейчас усиленно обсуждается тема о необходимости укрупнения субъектов федерации и присоединения дотационных регионов к донорам. Насколько такое решение сможет выправить ситуацию?
В.З.: Изменение системы управления в стране действительно необходимо. Нужно укрупнять объекты управления. Между прочим, когда создавались федеральные округа, пытались выполнить именно эту задачу. К сожалению, цель до конца не достигнута. Недостаточно точно разделили функции между федеральными министерствами и этими самыми округами. Федеральные министерства управляют сейчас напрямую регионами, а округам достается лишь минимальная часть этих управленческих функций.
Сейчас делается вторая попытка произвести такое укрупнение. Я имею в виду Красноярск. Однако делается это, на мой взгляд, слишком прямолинейно, примитивно, без экономических просчетов. И самое главное, цель такого объединения — в чистом виде политическая. Но я убежден, что такого рода политические, без достаточной экономической аргументации затеи всегда превращаются в чистый пиар.
«П.»: Есть ли у этой проблемы экономическое решение?
В.З.: Через конструкцию, которая называется «федеральные округа». Просто переподчинить ряд федеральных структур округам. При этом Минфин при составлении бюджета должен будет учитывать общий баланс в округе, то есть в целом и для дотационных регионов, и для доноров.
«П.»: Вы хотите создать еще один уровень консолидированного бюджета?
В.З.: Нет, уровней бюджета останется три. Но вполне может существовать конструкция, когда бюджеты субъектов будут объединены на уровне округа. Это очень приблизительная конструкция, потому что в каждом конкретном случае необходимо смотреть, насколько рациональным будет именно такое решение. Кроме того, речь идет и о пересмотре нормативов консолидированного бюджета. Понятно, что есть Конституция, понятно, что ряд вещей прописаны в законе. Тем не менее закон можно трактовать довольно широко и втискивать в его рамки такого рода изменения.
«П.»: Очевидно, что все эти конструкции, как и сам бюджет, очень сильно привязаны к конъюнктуре мировых цен. Снизилась ли эта зависимость за годы экономического роста?
В.З.: К сожалению, она снизилась несущественно.
Мы очень сильно недорабатываем. Мы ведь сейчас в основном занимаемся анализом и даже иногда «подгонкой» макропоказателей, оцениваем бюджетные показатели, которые в основном связаны как раз с внешней конъюнктурой. И почти не занимаемся повышением производительности труда, не оцениваем удельного веса растущих отраслей, не анализируем структуры производства и т.п. А это приводит к тому, что расставляются упрощенные акценты и приоритеты. Мы ведь, например, были совершенно не готовы к эмбарго на нашу сталь. Не готовы и к запрету на импорт американской курятины. У нас нет в «заначке» внятной экономической политики.
Конечно, рано или поздно она появится, но как всегда — с некоторым опозданием. Россия…
«П.»: Насколько сейчас экономическая ситуация работает на политику? Способствует ли она повышению доверия к власти либо, наоборот, усиливает позиции левых?
В.З.: Сейчас вектор все-таки направлен в пользу существующей власти. Потому что задержки зарплаты есть, но это задержки повышенной зарплаты. Хотя понятно, что экономическая ситуация сильно зависит от внешней конъюнктуры. Дефолт, который облегчил выполнение государством своих обязательств, обеспечил начало экономического роста. Последовавшее за кризисом повышение цен на нефть, которое этот рост ускорило, также сыграло на руку власти, обеспечив ей электоральные преимущества. Точно так же как и падение мировых цен и снижение темпов роста и доходов населения сыграет в плюс левым во время предвыборной кампании.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK