Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "РАЗГРОМ"

Поселок «Речник» продолжают стирать с лица земли, но кто прав в этой истории, а кто виноват, так и не ясно. «Профиль» предпринял попытку разобраться в сути вопроса.    К концу прошлой недели в «Речнике» был снесен уже десятый по счету дом. На поле боя отметились многие знаменитые персоны — юристы, члены Общественной палаты и правозащитники. Никто из них, включая известных адвокатов, не смог дать однозначного ответа, в своем ли праве судебные приставы, под присмотром которых крушат дома, и на что в юридическом смысле могут рассчитывать жители поселка. При этом федеральные власти как в рот воды набрали. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов попросил, правда, прокурора Москвы провести проверку, но ответа на официальный запрос пока нет.
   
НОЧНЫЕ КОШМАРЫ 
  Все началось ночью 21 января, когда поселок на западной окраине столицы на берегу Москвы-реки в Крылатской пойме начал штурмовать спецназ судебных приставов, и строительная техника начала сносить первое здание. Все это время московские власти, несмотря на громкий резонанс, упорно продолжают методично сносить дом за домом с небольшими перерывами. Ужасов за это время рассказано немало: тут и физическое воздействие, и выбрасываемая из окон мебель, и отключение света и тепла, и задержание людей за сопротивление. Ирония, впрочем, неуместна. Кто бы ни оказался прав в юридическом отношении, по-человечески ситуация не может не вызвать сочувствия.
   При этом правовой аспект настолько запутан, что даже юристы и официальные лица решаются выражать озабоченность лишь законностью формальной стороны дела. Например, член Общественной палаты Анатолий Кучерена, назвав действия властей «верхом цинизма и бесчеловечности», сообщил, что комиссия палаты по контролю над деятельностью правоохранительных органов изучает заявления граждан о порче их имущества. А уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин отметил нарушения в действиях судебных приставов, которые работали ночью. Можно ли из этих заявлений понять, кто прав?
   Председатель совета ветеранов поселка «Речник» Юрий Кладов подробно изложил «Профилю» историю вопроса. По его словам, земли поселку садоводов были отведены распоряжением начальника канала имени Москвы Шерстнева от 24 апреля 1956 года. Тогда они относились к территории Московской области. Документ разрешал разбивать на отведенных участках площадью 6-10 соток сады и огороды. Образованное садовое товарищество «Речник» получило землю на правах бессрочного безвозмездного пользования. Годом позже товарищество оформило договор с Хорошевским сельсоветом Московской области, в соответствии с которым это право подтверждалось, было разрешено строить садовые домики, членам товарищества были выданы именные документы на право пользования соответствующим участком.
   Шли годы… Со временем на участках появились не только садовые домики, но и двух-трехэтажные кирпичные дома. Владельцы, правда, утверждают, что их недвижимость не относится к категории капстроений, поскольку зиждется на фундаменте из одного слоя кирпичей — делать фундаменты глубже, мол, не позволяют грунтовые воды. Однако строительство домов — это, пожалуй, первое серьезное основание предъявить юридические претензии жителям «Речника».
   Следующий этап легализации садовых участков состоялся в 1978-1979 годах в рамках межевания и инвентаризации (в ходе подготовки к Олимпиаде 1980 года в Москве). После этого органы БТИ выдали на руки владельцам копии инвентаризационных документов на участки и именные карточки домовладельцев на строения. Вроде бы все по закону, беспокоиться надо было лишь тем, кто возвел «дворцы», хотя бы и без фундамента. Но тут вырисовывается другая коллизия. По словам Юрия Кладова, первичные индивидуальные документы на большинство участков и строений давно утеряны. Стало быть, большинство нынешних владельцев не могут подтвердить свое право пользования — права собственности изначально как не было, так его и не удалось никому оформить позднее. Единственным доказательством в большинстве случаев является запись в гроссбухе садового товарищества: имярек является членом товарищества, за ним закреплен участок номер такой-то. Покупки и продажи участков изначально и до последнего времени оформлялись по механизму скрытой сделки: посредством вхождения и выхода из состава садового товарищества.
   При передаче земель Хорошевского района от Московской области Москве возникла еще одна закавыка. Часть участков «Речника» оказалась на муниципальной земле Москвы (сегодня это 42 участка), а часть — на федеральной земле (таковых 172 участка). Так вот сейчас сносятся только дома на муниципальной земле, «федералы» экскаваторы пока не высылали. Есть, правда, слухи, что Росимущество открыло несколько дел против самостроя, но пока это официально никто не подтвердил.
   
МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ
   Власти Москвы начали наступление на «Речник» в 1999 году, когда внесли принадлежащую ему землю в состав природоохранной территории, где было решено построить парк. Сегодня официальные лица Кунцевской управы уверяют, что именно это решение и будет выполняться чиновниками. Тогда же начались первые тяжбы между мэрией и жителями «Речника». В 2003 году создалось впечатление, что вопрос решен: Арбитражный суд Москвы вынес решение о признании прав садового товарищества на бессрочное безвозмездное пользование отведенной в 1956 году землей. Но в мае 2007 года начался новый виток судебных тяжб. Представитель Союза садоводов России Людмила Голосова предоставила «Профилю» копии последовавших одно за другим судебных решений. 18 марта 2008 года Кунцевский районный суд Москвы принял решение по делу № 2-158/08, признав, что договор 1957 года между «Речником» и Хорошевским районом не утратил юридической силы. Мосгорсуд оставил это решение в силе.
   После этого территориальное управление Москвы опять подало в суд на «Речник», требуя признать его права незаконными. На этот раз в Арбитражном суде Москвы истец выиграл дело, однако при его рассмотрении в вышестоящей инстанции, в федеральном Арбитражном суде Московского округа 18 августа 2009 года было вынесено постановление суда КГ-А40/7443-09, которое вернуло дело на пересмотр в первую инстанцию. И там пересмотр дела не закончен, утверждает Людмила Голосова.
   Таким образом, вопрос о земле не закрыт. А вопрос о строениях? На основании каких документов судебные приставы крушат здания?
   «Профиль» обратился, что называется в управление Федеральной службы судебных приставов по Москве. И.о. руководителя пресс-службы управления Игорь Костышин утверждает, что Кунцевским районным судом в индивидуальном порядке рассмотрены 37 дел, все это произошло в период с февраля по ноябрь 2009 года. По всем этим делам, по словам Игоря Костышина, вынесены соответствующие решения, но какие именно, не сообщил. Он раскрыл лишь часть формулировки: «Предложить владельцам незаконных построек в установленный срок освободить незаконно занятые территории в районе Татаровской поймы и улицы Крылатская». Как признался и.о. главы пресс-службы УФСП, называть номера судебных решений и даты их вынесения широкой общественности запрещает закон. На том основании, что раскрытие данной информации может нарушить интересы истцов и ответчиков по делам, для этого нужны письменные разрешения от тех и других. Однако жители поселка говорят, что и им о названных решениях тоже ничего не ведомо.
{PAGE}
   
ЦЕЛИ И СРЕДСТВА
   Трудно разобраться не только в правовой стороне вопроса, но и понять цели силовой акции или во всяком случае объяснить жесткость методов, которые использует московская власть. Жители «Речника» уверяют, что снос их домов якобы ведется в интересах обитателей соседнего поселка «Остров фантазий». Здесь особняки не в пример речниковским — все больше стильные дорогие коттеджи (24 двухэтажных коттеджа и 19 четырехэтажных домов на площади 27 гектаров). Говорят, что живут здесь известные персоны, называют, в том числе, имена людей большого бизнеса и министров. Этот поселок отделяют от правого берега Москвы-реки как раз сносимые дачи «речников». И «хозяева жизни» рвутся к воде, утверждают садоводы. Но московский мэр Юрий Лужков категорически отвергает эту версию: на прошлой неделе в интервью «МК» он говорил, что «Остров фантазий» могут снести вслед за «Речником». Земли, на которых он стоит, выделялись под строительство детско-юношеской спортивной школы, а потом незаконно, по словам мэра, были переведены под жилищное строительство. Юрий Лужков обещает построить спортивную школу для детей. Департамент природопользования и охраны окружающей среды Москвы уже начал проверку соблюдения природоохранного законодательства.
   Проверить, насколько искренни эти намерения, можно только опытным путем, то есть, дождавшись конкретных действий. Но планируется ли экскаваторная атака на «Остров фантазий», пока неизвестно.
   Возможно, права «речников» действительно зыбки юридически, и в «лихие девяностые» в условиях правового беспредела кое-кто из «садовых товарищей» позволил себе лишнее. Возможно также, что московские власти вынуждены прибегать к суровым методам. Но возникает все-таки несколько вопросов, на которые пока никто не ответил.
   Во-первых, что будет с домами, построенными на федеральной части поселка? Во-вторых, непонятно, почему остается в тайне информация, на основании каких конкретно судебных решений идет снос? Может быть, они не так однозначны, как утверждается? И, в-третьих, стоило ли так торопиться сносить дома «речников», если еще не закончена судебная тяжба о земле?
   Как бы то ни было, история эта вновь выставила Россию в самом неприглядном свете. Граждане по-прежнему не чувствуют, что живут в правовом государстве. Мало того, что люди не ощущают, что их права защищены, — противоречивые законы и судебные решения порой вообще не позволяют понять, у кого и какое право существует. А в такой обстановке отнять можно все, что угодно, и у кого угодно. И это лишний раз заставляет почувствовать себя неуютно в собственной стране.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK