Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "Разруха в головах"

Экономический кризис в России в общем и целом преодолен,зато кризис управления в самом разгаре.   Говорят, кризис позади. Уместен вопрос: а какой, собственно, кризис? Если кто-то сочтет, что речь может идти только об экономическом, то он смотрит на окружающую действительность слишком узко. Да, конечно, экономический кризис на этом пейзаже присутствует. Но беда-то, во всяком случае российская, в том, что нельзя не видеть, как на смену этому кризису приходит другой. Уже не вполне экономический. Впору в который раз цитировать профессора Преображенского: «Разруха не в клозетах, а в головах. Когда эти баритоны кричат «бей разруху!» — Я смеюсь. Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!»
   
МЕД И ДЕГОТЬ  
В последние недели можно было услышать самые разные оценки состояния российской экономики. Сначала огорчила министр экономического развития Эльвира Набиуллина. Вот что она заявила: «Очевидно, что мы уточним данные и по ВВП, и по инфляции. Рост ВВП будет чуть ниже, чем 4%, которые мы прогнозировали ранее. Наша рабочая оценка его темпов роста составляет 3,8%». Что касается инфляции-2010, то теперь она ожидается на уровне 8,4%. «Предыдущая оценка — около 8% — давалась до анализа последствий аномальной жары этим летом и связанного с ней повышения цен на продовольствие», — заключила Набиуллина.
   Вскоре после этого баланс между оптимизмом и пессимизмом взялся восстановить Андрей Клепач, заместитель Набиуллиной.
   Вопреки субординации он фактически призвал не верить данным министра, дополнив ее цифру 3,8% роста ВВП следующим комментарием: когда Росстат получит более подробную картину, цифра роста изменится в сторону повышения, «как час-то бывает, мы недооцениваем свой рост».
   Но главное, о чем рассказал Клепач, — это улучшение структуры российского ВВП, прекращение падения в нем доли промышленности. Если раньше темпы роста ВВП превышали темпы роста промышленности, то в текущем году темп роста промышленности будет существенно выше темпа роста ВВП и составит 8,3%. Клепач уточнил: наивысший рост демонстрирует машиностроение, 24%, против спада на 34-35% в 2009 году. На вопрос, продолжится ли опережающий рост машиностроения после компенсации спа-да 2009 года, Клепач дает полный оптимизма ответ: «В дальнейшем мы видим возможность для роста отрасли на 10-14% в год».
   Фактически Клепач утверждает, что российский ВВП уже модернизируется, раз экономика реиндустриализируется, причем на базе опережающего роста машиностроения. Почему же «ура!» застревает в горле?
   
КРИЗИС УПРАВЛЕНИЯ
  
Министерство нужно не для того, чтобы комментировать данные Росстата, и не для того, чтобы выдвигать прогнозы, которые — Клепач не даст соврать, — как правило, бьют мимо цели.
   Эти задачи по плечу научно-исследовательскому центру, а лучше центрам, чтобы у министерства была возможность сопоставить и выбрать.
   Задача министерства — предлагать решения, облекая их в форму проектов законов, постановлений и других нормативных актов. Но именно в этом пункте и искрит.
   Есть позиция, поддержанная «Двадцаткой», на соответствующих документах стоит подпись Дмитрия Медведева, она заключается в том, что по мере затухания кризиса необходимо сворачивать антикризисные программы и всемерно сокращать бюджетный дефицит.
   Есть противоположная позиция: антикризисные программы свою задачу еще не выполнили.
   В России у этой позиции дополнительная мощная мотивация: если стоит задача совершить модернизационный рывок, к которому призывает опять же президент, то необходима соответствующая финансовая поддержка.
   Подобное противостояние — норма. Задача правительства как раз и состоит в том, чтобы, выбирая между борьбой с дефицитом бюджета и программами стимулирования экономического роста, находить оптимальное решение.
   Когда же состояние относительного баланса, под которым в данном случае следует понимать не столько равное потакание и тем, и другим, сколько некий идейный консенсус, нарушается, дело идет к кризису управления.
   Именно эта стадия и наблюдается в России.
   Прогноз Клепача — «дальнейшие» темпы машиностроения 10-14% в год за рамками компенсационного роста будут, очевидно, нуждаться в стимулировании.
   Удастся ли это стимулирование согласовать с таким повышением эффективности госрасходов, за которым не последует их опасное раздувание, — вопрос открытый, хотя инструментом может стать, например, более четкая и менее взяткоемкая процедура госзакупок. Но баланс явно уже нарушается. Главным и, судя по посланию президента, неудержимым лоббистом роста госрасходов выступает оборонка.
   Самое драматичное тому подтверждение — выступление Алексея Кудрина в Счетной палате 9 декабря. Кудрин прекрасно видит близость исчерпания возможностей нефтегазовой копилки, за счет которой Россия широко прожила «тучные» годы.
   Министр финансов предупреждает: «В 2009 году от нефтегазового сектора доходы составили 17% ВВП, а в 2020-м будет всего 13%, то есть этот сектор «скукожится» и не будет давать в составе ВВП тот же объем доходов».
   Однако госрасходы только растут. Ситуация явно выходит из-под контроля, чего Кудрин уже не скрывает. Он публично призвал главу Счетной палаты Сергея Степашина: «Пресекайте действия правительства по изменению бюджета и постановке новых программ в течение года, пишите замечания».
   Это ли не кризис управления?! Вице-премьер обращается к органу финансового контроля, подотчетному (чего Степашин долго добивался) президенту, с тем чтобы мобилизовать его на борьбу с растущими госрасходными аппетитами правительства, которые в нем будит сам президент. Замкнутый круг.
   При этом ни для кого не секрет, что между Кудриным и Степашиным весьма натянутые отношения. Счетная палата не раз и не два требовала допустить ее к проверке Минфина. Вывод в том, что мы услышали от министра финансов отчаянный крик о помощи. Кудрин изнемог в борьбе с лоббистами увеличения госрасходов и видит в Счетной палате последний резерв.
   Кризис управления, как и любой кризис, не вечен. В странах с развитой демократией он разрешается отставкой кабинета. В российском случае он, скорее всего, затянется.
   Четкой альтернативы экономической политике, соответствующей нормам «Двадцатки», нет. Есть, а точнее, звучали до кризиса лозунги большого рывка, когда амбициозные цели, по сути, отрываются от средств экономической политики, которые состоят в динамичном макроэкономическом равновесии. Не исключено, что предвыборная волна вернет политику рывка на поверхность.
   Правда, если у бюджета открыть все кингстоны, ему ничего не останется, как затонуть. Но славы «Варяга» ему при этом не видать.
   

   Есть позиция «Двадцатки», на соответствующих документах стоит подпись Дмитрия Медведева, она заключается в том, что по мере затухания кризиса необходимо сворачивать антикризисные программы, всемерно сокращая бюджетный дефицит. Есть противоположная позиция, в России у нее дополнительная мощная мотивация. Раз стоит задача модернизации, поставленная опять же президентом, то необходима соответствующая финансовая поддержка.
   Подобное противостояние — норма. Задача правительства — находить оптимальное решение. Когда же баланс, под которым следует понимать не столько равное потакание и тем, и другим, сколько некий идейный консенсус, нарушается, дело идет к кризису управления.
   Именно эта стадия и наблюдается в России.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK