Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "РАЗВОРОТ НА 180 ГРАДУСОВ"

После волны приватизации, прокатившейся по Германии в 90-е годы, региональные политики — снова за муниципальную форму собственности и за контроль над коммунальными предприятиями. По справедливым ли ценам их выкупают?

    Дамы и господа, заняв-шие места в конфе-ренц-зале Центра име-ни Юстуса Либиха в Дармштадте, известны склон-ностью к горячим дискуссиям. Однако ранним вечером 7 октября среди депутатов городского собрания царило редкое единодушие. Они приняли восьмистраничный документ за номером 2010/0381, подготовленный магис-тратом, — против подан всего один голос.
   Для энергетической стратегии города это решение означает разворот на 180 граду-сов. Муниципальные поли-тики проголосовали за буду-щее без атомной энергетики, без концерна E.ON, их главного партнера из сферы частного бизнеса. Впредь элек-тричеством и газом в Дармштадте снова будут управлять исключительно городские влас-ти. "Это позволит нам держать в руках все нити", — с гор-достью объявил обер-бурго-мистр Вальтер Хофман.
   Правда, за выход из игры фирма E.ON, до сих пор державшая 40% акций регионального "провайдера" энергоснабжения HSE, получает приличную сумму. Погрязший в долгах муниципалитет Дармштадта должен через свою дочернюю компанию перевести 305 млн евро за этот пакет акций. А это намного больше, чем было выручено десять лет назад за эти же акции, хотя и за несколько меньший пакет. Если с при-влечением средств возникнут осложнения, городу придет-ся предоставить поручительство на сумму, равную стоимости почти 100% покупаемых акций.
   Впечатление такое, будто Дармштадт некогда прогнал нелюбимое дитя только ра-ди того, чтобы сейчас снова принять его в свои объятия — чего бы это ни стоило.
   Сегодня по всей Германии принимаются решения, ана-логичные тому, что месяц на-зад было одобрено в Дармштадте. В начале года Дрезден вернул себе акции собст-венных коммунальных предприятий, которыми владел энергоконцерн EnBW. Штутгарт собирается построить собственную коммунальную электростанцию, Гамбург это уже сделал и теперь ведет тяж-бу с компанией Vattenfall относительно сетей магистрального тепло- и электроснабжения. Городские власти даже намерены подать на концерн в суд. "Мы стали свидетелями возвращения коммуналь-ных властей в экономику", — заявляет обер-бургомистр Ганновера Штефан Вайль, одновременно и президент Союза муниципальных предприятий.
   Похоже, многие его коллеги поняли: регулярные прибыли от бизнеса выгоднее, чем одноразовые поступления от приватизации. По данным пре-зидента Союза Вайля, власти более чем ста городов только за четыре последних года вернули себе то, что было отдано по договорам о концессии.
   Концерны энергетической сферы ясно видят угрозу. В отчете за 2009 год компания EnBW предупреждала, что в том регионе, где находятся ее сети, к концу 2013 года исте-кают сроки действия 400 кон-цессионных договоров. Города и поселки "все больше проявляют заинтересованнос-ти в том, чтобы сети электро-, газо- и водоснабжения вернуть в коммунальную соб-ственность, — говорится в разделе о стратегических рисках. — Эти устремления к возвращению активов под контроль городских властей повышают риск".
   Таким концернам, как E.ON, EnBW и RWE, покупка акций муниципальных поставщиков энергии позволяла прежде всего предотвратить возникновение неугодной им конкуренции на региональных рынках. Ведь после ли-берализации энергетического рынка в 1998 году коммунальные предприятия смог-ли активно участвовать в элек-трическом и газовом бизнесе. Они перестали быть только распределяющей инстанцией, а получили возможность покупать электроэнергию и газ, где им нравится, и по выгодным ценам.
   Энергоконцерны, как правило, приобретали небольшие паи муниципальных "провай-деров" — иногда 10%, иногда 25%, редко более 49%. Да больше и не требовалось. Стратегического миноритарного пакета обычно хватало, чтобы иметь решающее влияние на политику коммунальных операторов и обеспечивать соблюдение интересов собственной фирмы.
   Вольфганг Вилле, сегодня консультант по вопросам уп-равления, в 90-е годы руководил Коммунальной службой Лейпцига Stadtwerke Leipzig и накопил во время тогдашней приватизации весьма специфический опыт.
   Поначалу Саксонской метрополии все были очень рады заполучить в качествеминоритарного партнера ком-панию Meag, дочернее пред-приятие крупного западного концерна. По замыслу она должна была на волне либерализации принести свежие веяния в местное муниципальное энергохозяйство, а главное — много денег в пустую казну Лейпцига.
   С разделением задач было все ясно: город предостав-лял клиентскую базу, что бы-ло весьма ценно, а Meag — свой опыт ведения бизнеса. Позднее Meag была поглощена эссенским концерном RWE (оборот в 2009 году: 48 млрд евро), и в соратниках у Лейпцига оказался один из самых мощных энергетических концернов Германии.
   Однако лейпцигская Коммунальная служба Stadtwerke Leipzig стала проявлять много инициативы, и с миноритарным акционером возникли трения.
   В 2003 году Вилле пришла мысль поучаствовать в теплоснабжении польского города Гданьска. "Концер-ну RWE это не понравилось, — рассказывает лейпцигс-кий специалист, — он хотел сам вступить в контакт с поляками".
   Вилле и тогдашний мэр Лейпцига, Вольфганг Тифензее (СДПГ), от своей идеи не отказались и против воли RWE сделку с Гданьском заключили, а спустя день в Польше скрепили ее печатями.
   Эссенский концерн негодовал (его рекламный слоган: The Energy to Lead — "Энергия ради лидерства") и якобы даже угрожал городу судебным процессом. "Мы просто без обиняков обсудили наши разногласия, никаких угроз не было и в помине", — заверял позднее спикер концерна.
   "С этого момента нам стало ясно, что коммунальные предприятия Лейпцига не смогут развиваться, пока мы сотрудничаем с RWE — нам отводилась роль только при-датка концерна", — расска-зывает Вилле сегодня. И мэр Лейпцига также был за то, чтобы вернуть коммунальным предприятиям незави-симость от интересов концерна. Они принялись вместе искать, нет ли в контрактах с RWE слабых мест, и обнаружили их — там, где дело касалось антимонопольного права.
   Карту Германии, какой она видится менеджерам энергоконцернов, изготовить лег-ко. На северо-востоке доми-нирует Vattenfall, на юго-западе — EnBW, остаток Западной Германии поделили между собой E.ON и RWE, а на востоке страны представлены все. По этой карте видно, что рисовали ее не поборники свободной конкуренции.
   Использовали ли менеджеры RWE свои паи в коммунальных предприятиях и для того, чтобы закрепить свое влияние на Западе, поделить с другими Восток, да к тому же не чураясь и сомнительных методов?
   Ханс-Петер Швинтовски, руководитель Института пред-принимательского, конкурентного и энергетического права Берлинского универ-ситета им. Гумбольдта, изучил контракты, заключенные в Лейпциге в 2003 году. Он выяснил, что существенные части их и побочные договоренности между Коммунальной службой Лейпцига и Meag, "дочкой" RWE, до сведения Антимонопольного ведомства доведены не были и являются нарушением картельного законодательства.
   Неожиданно Лейпциг и RWE быстро пришли к согласию, в том числе и по цене обратной покупки акций.
   Она составила 199 млн евро и оказалась на 16 млн ниже той суммы, которую Лейпциг в 1998 году получил от Meag за концессию на долевое участие в Stadtwerke Leipzig. Для Meag сделка в итоге оказалась убыточной, а город относительно выгодно возвратил в свою собственность энергоснабжение.
   Схемы такого типа, как некогда в Лейпциге, широко распространены и сегодня. Швинтовски вот уже более десяти лет занимается антимонопольной проблематикой в энергетическом секторе. По его оценке, примерно в 180 коммунальных управлениях по энергоснабжению можно найти зацепки для расторжения договоров.
   Профессор права считает, что находящиеся в стесненных обстоятельствах муниципалитеты могли бы просто выйти из сомнительных с точки зрения антимонопольного права договоров и благодаря этому сэкономить до 2 млрд евро — вместо того, чтобы выкупать по завышенным ценам свою прежнюю собственность.
   Для многих мэров устрашающим примером обратного выкупа акций по завышенной цене стал Дрезден. Тамошние коммунальные предприятия еще недавно на 35% принадлежали Geso, дочернему предприятию EnBW, третьего по размерам энергоконцерна в Германии, головной офис которого находится в Карлсруэ. В Восточной Саксонии Geso имеет долевое участие еще в восьми локальных коммунальных службах.
   Уже много лет Дрезден тяготился этим партнерством. К тому же Антимонопольное ведомство обязало EnBW продать свой пай. Политики местного уровня вдруг открыли в себе дух предпринимательства: за 836 млн евро они купили всю группу Geso и получили в безраздельное управление коммунальную электростанцию Drewag. Кон-церн EnBW утверждает, что цена была "нормальной и корректной".
   "Мы удачно вложили деньги", — защищает сделку дрез-денский казначей Хартмут Форйохан. Более чем 90% еепрофинансировано кредитом, который должен быть выплачен за десять лет.
{PAGE}
   Хорошо ли Дрезден вел пе-реговоры? Или можно было цену сбить? Ясно одно: в го-ды "дикого бизнеса" — сразу после объединения Германии- концерну из Баден-Вюр-темберга внедрение в энергоснабжение Дрездена не сто-ило почти ничего, а выход из этого бизнеса принес ему 252 млн евро. В общем объеме сделки именно столько стоит электростанция Drewag. Сей-час концерны не возражают против продажи муниципаль-ных активов. В значительной мере потому, что гораздо строже стала Антимонопольная служба. Концерну E.ON & Co она с 2007 года дает на всей территории Германии разрешение на приобретение новых акций в коммунальном бизнесе только при условии продажи части прежних активов.
   "Для энергопровайдеров, до-минирующих на рынке, — говорит спикер E.ON Кай Вайднер, — это означает прак-тически полный запрет на по-купки". Значит: зеленый свет для коммунальных политиков, желающих попробовать себя в бизнесе? Пока крупные поставщики энергии до-бровольно не уступают место коммунальным энерго-службам, как показывает громкий конфликт в Гамбурге. Там разные составы правительства города в течение многих лет продавали концерну Vattenfall ак-ции электростанции Гамбург-ские электроэнергетические заводы.
   Теперь гамбургский сенат, в котором правит коалиция ХДС и "зеленых", неожиданно осознал: собственной энергетической политики он проводить не может. По этой причине в 2009 году была основана новая электростанция — Hamburg Energie. Чтобы вернуть городу контроль над энергоснабжением, недостает одного: сетей.
   Впрочем, ситуация кажется многообещающей: в 2014 году истекает концессионный договор с Vattenfall наэксплуатацию магистральных сетей электро- и теплоснабжения.
   В нем имеется оговорка об урегулировании при расторжении, согласно которой "при смене концессионера преимущественное право на приобретение собственнос-ти" переходит к новому концессионеру. В одном закрытом отчете сената отмечено, что оно распространяется и на магистральные электро- и теплосети.
   Однако концерн уперся: "Vattenfall отказывается пре-доставить сведения, необхо-димые для оценки стоимости сетей", — сообщается в от-чете сената. Концерн считает, что действует по зако-ну. "Информацию, сущест-венную для конкурентной борьбы, мы обязаны предоставлять, только когда парламент Гамбурга примет ре-шение выставить концессию на тендер", — объясняет спикер концерна.
   Но спор идет не только о выдаче сведений. Vattenfall не считает решенным вопрос о том, что он вообще обязан продать теплосеть. Концерн ссылается на закон об энергетическом хозяйстве: там о сетях центрального теплоснабжения ничего не говорится, и потому концерн якобы может их и не продавать.
   Сопротивление легко понять, ведь в Гамбурге тысячи километров линий электропередачи и теплопроводов, сотни тысяч клиентов и миллиардные обороты.
   Вполне возможно, что имен-но в этом ганзейском городе дело дойдет до первых серьезных столкновений в хо-де ремуниципализации. Уп-равление по городскому развитию и окружающей среде уже готовит иск против фирмы Vattenfall.
   С другой стороны, закрытый документ сената предупреждает "об опасностях, связанных с процессом" и о "продолжительности процедур", которые потребуются для рассмотрения иска. Сенатский отчет утверждает, что "концерн Vattenfall не настроен пойти на внесудебное урегулирование или ограничить судебное разбирательство одной или двумя инстанциями".
   

 

   Миллионы потребителей становятся свидетелями крутой смены курса в энергетической политике. В течение десятилетий они были нередко лишь помехой и объектом поборов для местных поставщиков электроэнергии. Затем региональные политики помешались на идее приватизации. Все вдруг поверили, что никто, кроме менеджеров из частного сектора, не способен добиться эффективной работы городских предприятий. И что это единственный способ побороть бюрократию и наладить предоставление настоящих услуг. В 90-е годы в это верили мэры многих городов. Но главным аргументом было то, что благодаря продаже акций им удавалось хотя бы на время залатать свои дырявые бюджеты.
   И вот теперь их преемники зарядились уверенностью в собственных силах. Ныне каждый "городской голова" твердит: муниципальная собственность лучше частной.

Перевод Андрей Батрак

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK