Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "РЕШАЮЩИЙ ХОД В БОЛЬШОЙ ИГРЕ"

Мировые державы соперничают за право строить в Центральной Азии трубопроводы и военные базы, а народы региона не знают, каким они хотели бы видеть свое общее будущее.    Круглолицый политик с труднопро-износимым именем — величайший сын своей страны и Центральной Азии, да что там — всего мира, если верить книге, вышедшей в мае и называющейся «Внук, воплощающий мечту деда».
   53-летнего Гурбангулы Бер-дымухамедова, ставшего президентом Туркменистана в декабре 2006 года, это произведение государственного издательства, распространяемое в школах и университетах, характеризует так: «Его власть — от Бога, для него не может быть нерешаемых проблем. Он не просто врач, лечащий больных, он великий человек, несущий огромную ответственность за судь-бу своего народа — уникальное явление, поражающее всех. Успехи, достигнутые под водительством нашего уважаемого Президента, привлекают к нашей стране внимание всего мира».
   Столица страны носит имя Ашхабад — «город любви». Из того, что построено рука-ми человека, ничто не вопло-щает ни любви, ни красоты. В облике столицы Туркменистана мышиная серость архитектуры советских времен переплелась с уродством показного западного аван-гардизма, помпезность прошлого — с кичливостью настоящего. Это достойная сто-лица государства, управляемого непогрешимым президентом и во многих деталях являющего собой сталинистский Диснейленд. Это при том, что господин Б. олицетворяет собой прогресс. По сравнению с предшествен-ником Сапармуратом Ниязовым он несколько умерил «культ личности».
   В списке самых комфортных для жизни стран, изданном ООН, Туркменистан оказался в нижней половине. По рейтингу экономических свобод, составленному американским фондом Heritage Foundation, страна занимает 171-е место среди 183 государств. Президент Бердымухамедов, стоматолог по образованию и в прошлом министр здравоохранения, вынужден выслушивать в свой адрес упреки организации «Врачи без границ», называющей медицинское обеспечение населения катастрофическим. Организация Amnesty International обвиняет руководство страны в преследовании оппозиционеров.
   Но было бы заблуждением делать из этого вывод, что Туркменистан, по территории на треть превосходящий Германию при населении всего в пять миллионов человек, лишь банановая республика, не представляющая интереса для Европы. Потому что загадочная империя Бердымухамедова прямо-таки плавает на пузыре из природного га-за: по оценкам, Туркменистан располагает четвертыми в ми-ре запасами этого ценного сырья и входит в число его ведущих экспортеров.
   На примере этой страны, по количеству населения самой скромной из пяти, возникших между Каспийским морем и Памиром после распада Советского Союза, видно, почему Центральная Азия будет играть в мировой политике все возрастающую роль. Энергоснабжение Европы, а заодно Китая и Индии в будущем зависит среди прочего и от этого региона: через Туркменистан, Казахстан и Узбекистан намечено проложить новые трубопроводы. Помимо этого, Запад заинтересован в том, чтобы блокировать маршруты наркотрафика, ведущие в Европу через Таджикистан и Киргизию, а также приостановить исламистский террор, выплескивающийся из Центральной Азии. В современной версии Большой игры за Центральную Азию великие державы отстаивают свои стратегические интересы, пытаясь разместить военные базы вдоль древнего Шелкового пути.
   Отношения центральноазиатских правителей между собой весьма напряженные — они спорят о демаркации границ, о правах на пользование водными ресурсами. Но формы власти весьма схо-жие. Только тот, кто правит твердой рукой, способен, по мнению здешних лидеров, удержаться наверху. Потому в Центральной Азии махро-вый и нелепый культ личнос-ти не исключает тонкой политики, ловко натравливаю-щей западные державы друг на друга. Яркий пример — президент Бердымухамедов. Внешне он нейтрален и открыт для любых деловых пре-дложений. Но представляющиеся ему шансы он использует, не ведая сомнений. И его бизнес приносит прибыли. Очень большие прибыли.
   Китай договорился с Ашхабадом о поставках природного газа, объем которых за 4 года должен достичь 40 млрд м3. Несколько недель назад подписано заявление о намерениях по строительству ги-гантского трубопровода через Афганистан в Пакистан и Индию (что без политического урегулирования в регионе представляется утопией). А в ближайшие месяцы дол-жна наконец появиться ясность в отношении проекта «Набукко». По нему газ планируется поставлять в нес-колько европейских стран, и в их числе — в Германию. Строит его консорциум, в ко-тором 16-процентный пай при-надлежит немецкому элект-роконцерну RWE. Его интересы отстаивает сегодня бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер.
   Идею «Набукко» в 2002 году выдвинули представители нескольких европейских стран. Название проекту дала опера Верди, представление кото-рой в Вене они посетили в ознаменование своего начинания. Исходной точкой тру-бопровода намечено сделать турецкий город Эрзурум. По территории Болгарии, Румынии и Венгрии труба долж-на дойти до австрийского городка Баумгартен. На турецкой территории к ней планируется присоединить еще несколько рукавов, по которым ожидается газ из Азербайджана и Туркменистана. А в более далекой перспек-тиве — из Ирака и даже из Ирана. Главная задача — уменьшить зависимость Западной Европы от российс-кого газа. Строительство газопровода длиной в 3300 км должно начаться в 2012 году. Расчетная стоимость «Набукко» — 7,9 млрд евро.
   Этот гигантский проект оку-пится только в том случае, если будет достаточно газа. Одним из главных поставщиков предполагается Азербайджан, предусмотренное количество поставляемого га-за — поначалу 8 млрд м3 в год. Другой поставщик — Туркменистан, от которого ожидают 10 млрд м3. Сможет ли Ашхабад поставить такое ко-личество газа? Готов ли он поставлять и по какой цене? Уже несколько месяцев на глобальной сцене играется поучительная пьеса, название которой «Газопроводный покер». В главной роли — Бердымухамедов. Западные актеры все больше нервничают.
   В сентябре в Стамбуле состоялась конференция наро-дов, говорящих на языках тюркской группы. Ашхабадский президент вновь подтвердил свою чрезвычайную заинтересованность в проек-те. После освоения месторождений Южный Иолотань и Яшлар страна располагает достаточным количеством га-за, сказал он, чтобы заполнить трубопроводы и в направлении Китая, и идущие в Европу (что в кругах экспертов вызывает сомнения).
   Пока никаких документов не подписано. «Мы надеемся до конца текущего года добиться ясности относительно поставок газа для «Набукко», — заявляет спикер RWE. Не исключено, однако, что Бердымухамедов продаст газ то-му, кто предложит наилучшую цену, и «Набукко» останется практически ни с чем. Поскольку на обозримое время Иран в качестве поставщика рассматриваться не может и даже поставки из Азербайджана гарантированы не безоговорочно (10% от добычи на крупнейшем месторождении близ Баку принадлежат Ирану), европейский газопровод угрожает стать нерентабельным проектом.
   Но у Запада есть и другие заботы. Вечером в среду аэропорт Манас вблизи киргизской столицы Бишкек почти пуст. Отсюда в разные страны вылетает всего несколько рейсов, большинство их них — в Москву. Многие пассажиры в форме, это военнослужащие, несущие службу в регионе. Как, например, американцы из 376-го экспедиционно-ин-женерного эскадрона, загру-жающие на летном поле 12 серых грузовых самолетов американских ВВС. Вашингтон использует авиабазу Манас как транспортный узел для снабжения войск, находящих-ся в соседнем Афганиста-не. Здесь базируется большая часть авиазаправщиков. Ежемесячно через «жемчужину Центральной Азии», как назвал аэропорт американский полковник Дуайт Сонc, проходит 55 000 американских военнослужащих. За аренду Киргизия получает 60 млн долларов в год.
   Сквозь стеклянный фасад транзитного зала видно, как на аэродроме развлекаются солдаты: американский майор и российский капитан в окружении нескольких офицеров рангом пониже — все в полевой униформе — распивают бутылку коньяка, купленную в магазине duty-free. Борт, на котором они должны лететь в Душанбе, ждут уже несколько часов, пока он даже не на подлете.
{PAGE}
   Две великие державы в тесном контакте. База в Бишкеке есть не только у американцев — поблизости имеется опорный пункт и у россиян. Да еще один в Таджикистане — там размещены 6000 человек. А летают туда тоже через Бишкек.
   С тех пор, как Вашингтон провозгласил Афганистан ос-новным полем своей битвы против террора, в Центральной Азии наступают друг другу на пятки военные и разведчики крупнейших держав света. Если Запад делает это потому, что ему пришлось перенести сюда основной поток снабжения войск в Афганистане из-за нестабильной ситуации в Пакистане, то другие страны давно уже держат в уме то время, когда НАТО из Афганистана уйдет и начнется другая игра. Россияне пытаются вернуть себе позиции в регионе, но и турки с иранцами, и индусы с китайцами стараются не отстать.
   Особое внимание обращено на Таджикистан — не-посредственного соседа Афганистана. По размерам это самая маленькая страна в Центральной Азии. Населяют ее 7 миллионов человек — по преимуществу суннитов, говорящих на одном из диалектов фарси. Правит здесь тоже самодержец — 58-летний Эмомали Рахмон. Он работал электриком на заводе, пла-вал матросом на советском Тихоокеанском флоте, а позд-нее дослужился до председателя совхоза.
   Рахмону приходится противостоять сильной исламской оппозиции. Но президент — мастер политической интриги. Много лет он делал ставку на дружбу с Россией, а сейчас — к неудовольствию Москвы — разыгрывает другие козыри.
   Финансовые соображения заставили его укрепить связи с Западом. На аэродроме в Душанбе 240 французских военнослужащих организовали перевалочный пункт по дороге в Кабул. США создали центр подготовки для таджикской армии и финансировали сооружение нового моста через границу с Афганистаном. В этой игре в Таджикистане участвует даже Индия. Она модернизирует бывшую базу советских ВВС в Айни к западу от Душанбе. Наблюдатели считают, что Дели намеревается создать здесь первую индийскую военную базу за рубежами страны — в пику своему заклятому врагу Пакистану.
   Но более влиятельными иг-роками в Таджикистане яв-ляются Иран и Китай. Они уже строят весьма долгосрочные расчеты.
   Иранский лидер Махмуд Ах-мадинежад любит ездить в Душанбе. Поскольку на его страну наложены международные санкции, он ищет новых союзников. И в Центральной Азии Тегеран их нашел. Здесь сейчас кует-ся «Союз стран, говорящих на языках персидской группы», в который планируется включить, помимо Ирана, Таджикистан и Афганистан, северные районы которого тоже населены таджиками.
   Ахмадинежад заявляет, что Иран и Таджикистан связывает «единый дух, живущий в двух телах». Своих коллег Рахмона и Карзая он призывает объединиться против присутствия НАТО в Азии. К контактам с Ираном гото-вы оба: и Карзай, вынужденный искать новых союзников на то время, когда Запад уйдет из Афганистана, и Рахмон, которому раньше или позже придется удерживать власть в стране без поддержки россиян и американцев.
   Уже создано 15 ирано-тад-жикских совместных предприятий. Иранцы участвовали в сооружении большого туннеля у Анзобского перевала — через туннель планируется провести «новый Шелковый путь» от Тегерана через Афганистан до Китая. В планах — строительство железной дороги и линии транзитной передачи электроэнергии.
   Активно вкладывают деньги в Таджикистан и китайцы. Они на втором месте среди торговых партнеров Душанбе: возводят мосты и прокладывают дороги, строят, как и иранцы, гидроэлектростанцию.
   В новой Большой игре за Центральную Азию настоящим победителем может ока-заться Китайская Народная Республика. В этом регио-не Китай не подозревают ни в агрессивном религиозном прозелитизме, как иранских шиитов, ни в военно-политических интригах, как русских. Китайцы настрое-ны только торговать и получить доступ к природным ресурсам.
   Для Китая карты в этом регионе легли очень удачно. Как и вся Центральная Азия, Пекин настороженно относится к воинствующему исламу. Только в союзе и координации с соседями он может удержать под контролем свой собственный «дикий Запад», где расположен преимущественно мусульманский район Синьцзян — постоян-но бунтующий и мечтающий о «Великом Туркестане». Ки-тайцы стояли у истоков «Шан-хайской организации сотрудничества» — союза, дающего им действенные рычагии обещающего стать весьма влиятельным клубом.
   ШОС была основана в 2001 году в Шанхае. Членами ее являются Китай, Россия и все центральноазиатские страны (Туркменистан — на правах «гостя»); в статусе наблюдателей представлены также Иран, Индия, Пакистан и Монголия. На конференциях присутствуют, кроме того, Афганистан и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии АСЕАН. Суммарная территория стран, входящих в этот клуб, достигает четверти поверхности Земли. А численность населения представленных здесь стран превышает даже половину человечества. Секретариат организации рас-положен в Пекине.
   Складывается впечатление, что только руководство Китая имеет ясное представление о том, каким оно хочет видеть будущее Центральной Азии: это должен быть «новый Шел-ковый путь», подразумевающий трубопроводы, новые магистральные автотрассы из глубины континента до Китайского моря и даже новые линии железных дорог из Пекина через Ташкент и далее до Берлина и Парижа. Освоение региона сопоставимо с тем, как в свое время железнодорожная компания Union Pacific через весь американский континент пробилась к «последнему рубежу» — берегам другого океана. «Новый Шелковый путь» может оказаться решающим ходом в Большой игре.
   Станет ли Центральная Азия на самом деле процветающим торговым пространством, со-единяющим Восток с Западом, в значительной мере за-висит от дальнейшего хода войны в Афганистане. Только если в Кабуле сформирует-ся правительство, способноепротивостоять терроризму, мир может прийти и в соседние государства.
   Иногда кажется, что решение о будущем Центральной Азии меньше всего зависит от самих ее жителей и что они — главная помеха этому будущему. В разделенной Ферганской долине регулярно возникают перепалки между узбеками и киргизами из-за территории и воды. Нередки споры и между таджиками и узбеками, киргизами и казахами.
   Пока президент Казахстана Нурсултан Назарбаев остается единственным в регионе лидером, стремящимся объединить своих неуживчивых соседей: он носится с идеей создать Центральноазиатс-кий союз.
   Во время визита российского президента Дмитрия Медведева в сентябре Назарбаев напомнил ему о грандиозном проекте советских времен. Ведь можно же, предложил он, повернуть большие сибирские реки к Казахстану — это резко улучшило бы «водоснабжение всего региона Центральной Азии».
   Возможно, именно такой проект мог бы сблизить всех. И подарить немного на-дежды.
   

   ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ
   Туркменистан и Таджикистан — те страны региона, которые игра-ют в глазах Запада ключевую роль. От Ашхабада зависит, сможет ли Ев-ропа в будущем получать газ и в обход России. Таджикистан необходим как доступ к Афганистану, для борьбы против торговли наркотиками и против исламистов. Но руководству страны приходится и самому бороться с противниками режима. Поддержки оно ищет не у соседей по Центральной Азии, а именно у Ирана.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK