Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Республика «на мази»"

Коррупция, торговля оружием, гражданская война в Африке: в одном из крупнейших процессов послевоенного времени, связанном с обвинениями во взяточничестве, фигурируют политики и бизнесмены первой величины. К недовольству президента Саркози, настроившегося улучшить отношения с Анголой.Все как в кино: сюжет, актеры, эксклюзивные декорации. Участвуют бывшие министры, миллиардеры, финансовые эксперты и светские знаменитости, иными словами, весь Париж — а также шоферы, дамы из эскорт-агентств и молодчики из парижского полусвета.
   Действие разворачивается в уединенном городском дворце, на роскошных яхтах, в частных самолетах. В сюжете астрономические суммы наличными во франках и долларах, запутанная сеть фиктивных фирм, подставных счетов и лиц, действующих под вымышленными именами, интриги, трюки, маневры политиков, независимость юстиции вопреки давлению государства. И, конечно, оружие.
   Только этот внушительный том на 468 страницах отнюдь не сценарий, а обвинительное заключение, разоблачающее темный многомиллиардный бизнес. Реальность оказывается куда более захватывающей, чем любое произведение приключенческой литературы.
   В томе 150 папок доказательств, собранных почти за 10 лет кропотливой работы полиции, прокуратуры и следствия. Элита общества обвиняется в том, что ее представители вели себя как бессовестные охотники за наживой, алчные дельцы, наживающиеся на войне.
   Во Франции это дело получило название Angolagate. Более чем 10 лет спустя после того, как сведения о незаконной торговле оружием впервые стали доходить до общественности, 42 обвиняемых предстали перед 11-й судебной коллегией по уголовным делам в Париже. Антураж был под стать звездному составу действующих лиц: зал парижского Дворца правосудия на Иль де ля Сите украшен роскошными расписными плафонами и массивной люстрой, среди собравшихся здесь 61-летний сын президента Миттерана Жан-Кристоф, бывший министр внутренних дел Шарль Паскуа
   (81 год) и бывший же советник Миттерана 64-летний Жак Аттали, еще недавно работавший в команде президента Николя Саркози.
   Главная роль досталась 54-летнему Пьеру Фальконе. Его суд считает основным кукловодом нелегальной торговли оружием. 56-летний Аркадий Гайдамак, обвиняемый по тому же делу, в эти дни прилагает усилия, чтобы стать мэром Иерусалима — он предпочел остаться в Израиле.
   Знаменитости на скамье подсудимых обвиняются в незаконной торговле оружием, уклонении от уплаты налогов и отмывании денег. Прокурор повествует о даче взяток, расхищении имущественных ценностей, злоупотреблении служебным положением. Требования обвинения варьируются от крупных денежных штрафов до тюремного заключения на срок до 10 лет.
   По мнению прокуратуры, предыстория процесса начинается в 1993 году, в эпоху уникального политического сосуществования, когда социалист Франсуа Миттеран, будучи президентом, определял направленность внешней политики, в то время как правительство возглавлял консерватор Эдуард Балладур, занимавший пост премьера.
   До середины 90-х годов в бывшей португальской колонии Анголе полыхал кровопролитный и затяжной конфликт между войсками президента Жозе Эдуарду душ Сантуша и повстанцами под предводительством его заклятого врага из движения UNITA Жонаша Савимби. Это была ожесточенная война марионеток, в которой движение душ Сантуша за освобождение Анголы (MPLA) пользовалось поддержкой Кубы и России, а Савимби получал помощь от США и режима апартеида в ЮАР.
   ООН выступала за мирное решение конфликта, требуя запрета на поставки оружия. Франция такую политику поддерживала.
   Когда войскам бывшего марксиста, оказавшимся в затруднительном положении, понадобилось дополнительное оружие, в Париже душ Сантушу отказали. Французский МИД тогда заявил, что страна больше не будет экспортировать оружие в кризисный регион, каким является Ангола.
   От безысходности президент обратился к своему знакомому — Жану-Бернанду Куриалю, эксперту по Африке Французской социалистической партии. «Франция обязана нам помочь! Миттеран должен прислать нам оружие!» — заклинал душ Сантуш воинственного противника апартеида, возглавляющего сегодня небольшое издательство в Латинском квартале Парижа.
   Задача была не из легких. Однако Куриаль заручился поддержкой Жана-Кристофа Миттерана, старшего сына президента Миттерана. Благородный отпрыск, также известный как «месье Африка», с 1986 по 1992 год работал в Елисейском дворце в качестве посланца своего отца на Черном континенте. Миттеран-младший, которого там с издевкой называли Papa-m’a-dit («папа мне сказал»), — его дипломатический анализ большей частью ограничивался тем, что он узнавал от отца, — бесспорно, располагал нужными контактами. Услужливый сын президента быстро помог Куриалю сойтись с бизнесменом Пьером Фальконе.
   Оборотистый Фальконе, ключевая фигура аферы, в свою очередь, знал нужных людей — ему, бывшему советнику французского правительства, уже приходилось организовывать поставки оружия. Сегодня он — глава империи компаний, простирающейся от Китая до Южной Америки, женатый на «мисс Боливии» и владеющий имением в городе Фениксе, штат Аризона (США). Еще в те годы предприниматель был известен как светский лев и страстный любитель вечеринок, радушный хозяин и искусный закулисный игрок.
   Был у Фальконе и компаньон для организации негласных поставок военных товаров. Уроженец России, бывший полковник КГБ Гайдамак в 1972 году эмигрировал в Израиль, после чего вскоре обосновался во Франции. Когда распался Варшавский блок, он использовал свои добрые связи с генералитетом Вооруженных сил Советского Союза, чтобы заняться шопингом на военных складах России и ее союзников. В переломные времена многие ловили рыбку в мутной воде.
   Ангольский заказ, как утверждает прокуратура, стал для Фальконе и Гайдамака «сделкой века». Затруднение состояло лишь в одном: информация о торговле не должна была стать достоянием государственных органов Франции. Поэтому в 1993 году компаньоны учредили в Восточной Европе фиктивную фирму, которая вскоре стала перевалочным пунктом для поставок вооружений. Договоры заключались в парижской штаб-квартире принадлежавшей Фальконе компании Brenco, оттуда же отслеживался перевод денежных средств.
   Бизнес процветал. Уже первая «экстренная поставка» включала в себя 30 танков типа Т-62, 40 бэтээров, автоматы, огнеметы, зенитные орудия, гранаты и боеприпасы. Следующий заказ и вовсе напоминает каталог традиционной военной техники:
   400 танков и БМП, 1190 грузовиков, 12 вертолетов плюс 60 санитарных машин. Кроме того, было заказано 6 военных кораблей разного типа, понтонные мосты и плавающие боевые машины.
   В дополнение к тяжелой технике ангольцы закупили и «мелочевку» вроде приборов ночного видения и бронежилетов. Позднее последовал еще и крупный заказ на 170 тыс. противопехотных мин, существенно увеличивших число жертв ангольской войны. Число погибших с обеих сторон составило 500 тыс. человек. Поставки Фальконе предоставили душ Сантушу возможность нанести движению UNITA решающее поражение.
   В своем дворце на авеню Клебер бизнесмен договаривался и о негласной подстраховке со стороны политиков. В обстановке феодальной роскоши его сотрудники переводили средства на ничем не примечательные счета в иностранных банках. Хостессы развлекали партнеров по бизнесу, в подвале по конвертам раскладывались наличные. Для очень крупных сумм приходилось использовать сумки, в которые пакуют товары в супермаркетах.
   Каждое действие документировалось, после чего протоколы секретарша Фальконе отправляла в электронный архив. В общей сложности накопилось 26 дискет, при обыске попавших в руки к служителям Фемиды. Как считается, их содержимое доказывает:
   — что Жан-Кристоф Миттеран получил за свои посреднические услуги 14 млн франков, которые поступили на счета в швейцарских банках; кроме того, периодически ему оплачивали то авиаперелет, то отпуск на Бали, то непродолжительную поездку в родной город Фальконе, Феникс;
   — что Шарль Паскуа и его доверенное лицо, тогдашний префект Жан-Шарль Марчиани, получили от фирмы Brenco за услуги по «дипломатическому сопровождению» бизнеса 450 тыс. долларов, которые были направлены на финансирование европейской предвыборной кампании бывшего министра внутренних дел;
   — что близкий друг президента Аттали замолвил слово перед тогдашним министром иностранных дел, Юбером Ведрином, в связи с процессом об уклонении восточноевропейской фирмы Фальконе от уплаты налогов и впоследствии был за это вознагражден: за экспертное заключение, которого на самом деле не было, одна из фирм Фальконе выплатила ему 200 тыс. долларов.
   Впрочем, ангольские приятели Фальконе и Гайдамака, по мнению обвинения, тоже в обиде не оставались. Душ Сантуш и более двух десятков чиновников из правительства получали щедрые «откаты» и комиссионные вознаграждения. В обвинительном заключении упоминаются «выплаты наличными, оплата расходов на жилье и питание, отпуск, госпитализацию», а также «различные подарки». Послы, министры, девять представителей военной верхушки и главы фирм-импортеров за период между 1993 и 2000 годами в общей сложности получили 56 млн долларов.
   Так, душ Сантушу деньги перечислялись через банковский счет в Панаме, открытый на имя его дочери Изабел. Кроме того, оплачивалось его проживание в парижском отеле класса люкс Le Bristol, полеты на частном самолете, счета за бронированный лимузин и несколько «мерседесов». Одним из знаков внимания, оказываемых ему Фальконе, была экскурсия на яхте вдоль побережья Неаполя. Как утверждает прокуратура, стоимость пятидневной морской прогулки составила 115 тыс. долларов.
   Политики тоже не оставались в долгу за оказанное внимание. В 1996 году Гайдамак стал Кавалером французского ордена «За заслуги», удостоившись второй по значимости государственной награды страны — якобы за помощь при освобождении заложников. В том же месяце союз «Франция — Восточная Африка», имеющий тесный контакт с политическим движением Паскуа, получил пожертвование на сумму 1,5 млн франков, перечисленное принадлежавшей Фальконе фирмой Brenco. Президент душ Сантуш, в свою очередь, тоже нашел способ выразить признательность. В 2003 году он назначил Фальконе послом Анголы в ЮНЕСКО, разумеется, не забыв выдать последнему и дипломатический паспорт.
   Если этот жест должен был помочь ему бежать из страны, то он сильно запоздал: в результате налогового расследования столь прибыльный бизнес провалился, правосудие вмешалось в происходившее уже в 2000 году. Фальконе и Миттеран-младший на время оказались в следственном изоляторе. Гайдамак бежал в Израиль, где, несмотря на международный ордер на арест, благодаря своему гражданству он может не опасаться экстрадиции.
   Сегодня «возвращенец» на Святую землю приобрел славу благодетеля бедных и набожных. Миллиардер оплачивает отпуск на Красном море жертвам израильских ракетных обстрелов, дал деньги на строительство больницы для ортодоксальных иудеев. Кроме того, он позволил себе приобрести футбольный клуб «Бейтар Иерусалим» — похоже, эта страсть объединяет всех разбогатевших россиян.
   Во Франции остался его партнер и вся честная компания добровольных сподвижников от политики — им предстоит держать ответ за свои действия на слушаниях, которые продлятся шесть недель. Облачившись в свои лучшие костюмы с высшими наградами Французской Республики на груди и бутоньерками на лацканах, они демонстрируют мнимую чистоту своей совести.
   Отпрыск Миттерана Жан-Кристоф, освобожденный под залог, считает, что пал жертвой ненависти судьи. Паскуа подозревает, что обвинения являются исключительно «актом политической мести» его «закадычного врага», бывшего президента Франции Жака Ширака. Быть может, его точка зрения и не лишена оснований. Известный своими аргументированными разоблачениями журнал Le Canard enchaine писал, что процесс был начат с целью воспрепятствовать Паскуа выдвинуть свою кандидатуру на пост президента.
   Все они, оказавшиеся на скамье подсудимых, предпочитают видеть себя жертвами. Даже торговец оружием Фальконе не признает за собой вины. Он — человек с чистой совестью, который хоть и продавал пушки и гранатометы, но всегда имел дело только с «законным правительством». К тому же он ведь даже организовывал «поставки медикаментов», направлял в кризисный регион «грузовики с продовольствием».
   Впрочем, не следует полагать, что парижский судебный марафон, который должен продлиться почти полгода, — это сигнал того, что новая Франция желает порвать со старой, коррумпированной. Напротив, разбирательство по «ангольскому» делу новому правительству тоже совсем некстати.
   Полоскание грязного белья в суде не вписывается в план президента о защите французских экономических интересов в Анголе в долгосрочной перспективе. Такие энергетические концерны, как Total, делают ставку на разработку нефтяных месторождений в государстве, с недавних пор переживающем экономический бум. И потому Париж желает открыть новую главу в отношениях, в которых прежде случались недоразумения, как торжественно заверял президент Саркози своего ангольского коллегу душ Сантуша во время своего майского визита в Луанду.
   После возвращения французский глава поручил Министерству обороны свернуть обсуждение аферы, не дожидаясь начала процесса. В письме к адвокатам обвиняемого Фальконе юристы Минобороны предложили аргументы, которые должны развалить обвинение в «незаконной торговле оружием»: транзит товара не осуществлялся через территорию Франции, а значит, законодательство республики «не может применяться к деятельности господина Фальконе». После этого защитники бизнесмена оперативно обратились в компетентную судебную коллегию по уголовным делам с протестом: «В суде ведется процесс, не имеющий под собой, как говорится в письме министра, никаких оснований». Правда, пока усилия результата не принесли.
   Впрочем, этот шаг — не единственная попытка остановить процесс на правительственном уровне. Ангола, несмотря на то, что она не является непосредственным участником разбирательства, потребовала от суда закрыть дело. Суд рассматривает документы, затрагивающие «интересы национальной безопасности» Анголы, как заявил представитель африканской страны, а значит, «публичное обсуждение» засекреченных фактов недопустимо.
   Пока председатель суда Жан-Батист Парло не поддался ни давлению со стороны политиков, ни напористым ходатайствам многочисленных именитых защитников, общая численность которых достигает 60. Тем не менее не ясно, не одержат ли в этом «процессе титанов» (Le Monde) интересы государства верх над правосудием.
   В апреле следующего года должен состояться ответный визит ангольского главы душ Сантуша в Париж. «До этого срока в ангольском деле непременно должна быть поставлена точка», — уверен дипломат из Министерства иностранных дел.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK