Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ДЕРЖИТЕ ШАГ!"

В российском обществе все ощутимее недостаток сильной оппозиционной партии. Ведь в отсутствие легальных методов выражения недовольства протесты могут стать неконтролируемыми.    По данным «Лева-да-Центра», чис-ло россиян, считающих, что к вы-ступлениям «несогласных» на-до прислушаться, возросло до 85%. При этом треть граждан готова лично присоединиться к акциям протеста. Чем это может закончиться? Приток недовольных в своих рядах ощущают и в движении «Левый фронт», возглавляемом Сергеем Удальцовым, и в «Со-лидарности», одним из сопредседателей которой является Борис Немцов. Кто идет в «несогласные»?
   
НОВЫЕ «НЕСОГЛАСНЫЕ»


   Москвичу Василию Кузьмину 25 лет. В одной из столичных школ он преподает английский язык, воспитывает сына. Заявление о вступлении в «Левый фронт» подал в июле, хотя и до этого неоднократно принимал участие в акциях протеста. Свою борьбу с властями и чиновниками Василий начал в сво-ей школе, где пытался организовать учительский проф-союз, а затем в своем многоэтажном доме, собрав инициативную группу граждан, протестующих против сноса детской площадки. По его словам, вступить в неформальное движение решил по-сле того, как ознакомился с его программой и списком тех, кто его поддерживает.
   «Мне показалось, что здесь есть желание создать настоящую политическую партию с людьми, представляющими независимые профсоюзы, и настоящими рабочими», — говорит учитель английско-го». У «Левого фронта», признается он, хотя и нет ни медийного ресурса, ни серьезной финансовой поддержки, ни даже госрегистрации, зато есть социально активные мо-лодые люди, пришедшие в по-литику, чтобы изменить ситуацию в стране. И хотя учитель Кузьмин уверен, что ближайшее время прорвать информационную блокаду по всей России им вряд ли удастся, «взорвать ситуацию в таких моногородах, как Пикалево или Тольятти, одним выпуском оппозиционной газеты вполне возможно».
   Таких молодых и злых россиян, как Василий Кузьмин, только в «Левый фронт» за это лето пришло более 20 тыс., заверил «Профиль» лидер дви-жения Сергей Удальцов. «Мы наблюдаем рост людей, которые приходят к нам, — говорит он. — Как правило, это люди, которые столкнулись с какой-то проблемой. За последние время к нам пришли много студентов, недовольных внедрением ЕГЭ и переводом системы образования на коммерческий уровень. Идут и люди среднего возраста, столкнувшиеся как с незаконной застройкой в своих дворах, так и с незаконным увольнением». По его данным, уже более 60 тыс. недовольных по всей России готовы вступить в создающуюся им партию «Рот фронт», которую пока так и не удается зарегистрировать в Минюсте. Удальцов считает, что с ростом экологических и эко-номических проблем число его сторонников будет только увеличиваться.
   Ощущает рост протестных настроений и Борис Немцов: «К нам постоянно приходят новые люди: если сейчас у нас около 10 тыс. активистов, то к концу года мы планируем, что их будет уже 20 тыс.».
   Конечно, плох тот оппозиционер, который не старается придать своему движению черты самого массового, но рост недовольства фиксируют и социологи. По словам руководителя аналитического отдела ВЦИОМ Леонтия Бызова, люди все меньше и меньше верят, что власть способна решать стратегические проблемы и вообще работать на пользу людей, а не себя самой. А заодно разочаро-вываются в партии власти и в ведущем тандеме.
   
РАСПАД ИЗНУТРИ 

 Поэтому говорить, как прежде, о том, что «уже ничто не сможет» поколебать нынешнюю политическую расстановку сил в России, сегодня уже нельзя.
   Конечно, сегодняшняя оппозиция маргинальна, слаба и не сильно популярна. Однако все может измениться. К усилению нынешней (а возможно, и к появлению новой, более активной) оппозиции может привести и ослабление самой власти, и техногенные или экологические катастрофы, и теракты, и глубокий экономический кризис, и другие самые неожиданные события: как говорил булгаковский Воланд, «человек смертен, но это было бы еще полбеды, плохо то, что он иногда внезапно смертен». Способна ли власть выстоять в случае неожиданных неурядиц? Положительный ответ неочевиден: по крайней мере в ситуации с пожарами система показа-ла себя не очень-то хорошо.
   В Интернете уже третью неделю бьет рекорды посещаемости ролик из Нижегородской области, где местные жители буквально срывают зло на прибывшем в ре-гион Влади-мире Пути-не. «Вы не сделали ничего. Горит все. Где вы бы-ли раньше, когда просили о помо-щи, когда нам ни-кто не помогал?» — кричат погорельцы в лицо на-циональному лидеру. Еще па-ру лет назад невозможно бы-ло представить, чтобы прессе дали снять такое недовольство толпы. То же происходит и с чиновниками на местах, которых все сложнее контролировать из Кремля и Белого дома. «Реально и 10% распоряжений власти никто на местах не выполняет, — уверен Леонтий Бызов. — Это и есть революция развала, когда власть становится все более и более абстрактным понятием».
   Вертикаль власти испод-воль разрушает и нахожде-ние на ее олимпе сразу двух лидеров — Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Благодаря не совсем понятной системе управления президенту толком не удается ни наказать проворовавшихся или проштрафившихся чиновников, если их опекает или продвигает премьер, ни хотя бы добиться исполнения собственных поручений. Ведь непосредственный начальник функционеров — глава правительства, а не го-сударства. Пример тому — так и несостоявшаяся отставка министра спорта Вита-лия Мутко, допустившего не только провал на Олимпиаде, но и нецелевое расходо-вание госсредств.
   Еще одно слабое место действующего порядка — вертикаль, черпающая свои силы и свою легитимность всего в одном человеке: Владимире Путине. Если завтра с ним вдруг что-то случится, власть в России может просто осыпаться. «Конечно, власть сейчас существует под контролем Путина, который держит в своих руках основные рычаги. И если Медведев лишится поддержки Путина, он очень быстро пойдет по пути Горбачева, когда в Кремле будут приниматься одни решения, а жизнь на местах будет идти своим чередом», — предрекает Леонтий Бызов.
   В этом смысле реализация лозунга оппозиции «Россия без Путина» может привести к непредсказуемым результатам. Выпадение из политики Путина приведет к тому, что хрупкая система, основанная на личных связях премьера, просто перестанет работать. К неуправляемости и разбалансировке системы может привести и исчезновение из активной политики ряда других ключевых игроков. Ка-кую часть системы управле-ния ни возьми, каждая предельно персонифицирована и без конкретного человека вполне может рассыпаться.
   {PAGE}
СНОВА КРИЗИС? 

  Политический коллапс может спровоцировать и вторая волна экономического кризиса. Но тогда о своем недовольстве властью заговорят уже не только простые обывате-ли, но и представители биз-нес-кругов.
   «С одной стороны, вроде бы сейчас мы вошли в стадию рецессии, — говорит член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер. Два года назад именно он описал модель социального взрыва в малых городах России. — Но роста, который был до этого — 6-7% в год, — у нас не будет еще очень долго. Длительное отсутствие стабильного роста, по сути, и может стать второй волной кризиса, так как находиться в стадии рецессии лет 5-10, может быть, даже хуже, чем два года падать, а потом снова расти, как это было в 1998 году: невозможно будет выполнить социальные обязательства — ни пенсион-ные, ни по здравоохранению, ни по образованию».
   Усугубить экономическое падение может и рухнувшая цена на нефть. Спровоцировать ее падение может что угодно и когда угодно. А падение цены на нефть до $50-60 за баррель может, по мнению Евгения Гонтмахера, привести к бурному кризису. Эксперт предсказывает, что в этом случае, как это уже было в 1998 году, паника начнется не только среди населения, но и среди правящей элиты. И если население и стерпит очередное обнищание, то правящая элита, среди которой и бизнесмены, и руководство госаппарата, начнет пертурбации во власти
   Еще один вполне возможный сценарий, при которым власть может потерять рычаги контроля над ситуацией,- переход силовых органов на сторону протестующих и митингующих. После того как милиционеры и омоновцы побратаются с оппозиционерами и просто недовольными, вышедшими на улицы города, остановить стихийную толпу будет просто некому.
   Такой сценарий только на первый взгляд кажется невероятным. Не будем забывать, что уже в конце этого года стартует амбициозная президентская программа по превращению милиции в полицию. Как эта реформа отзовется на людях в погонах, не знает, пожалуй, никто. «Решающее значение здесь может иметь либо невыплата зарплаты, либо лишение сотрудников служебного жилья. Так уже было в 1997 году, когда весь полк ДПС, не получавший долгое время зарплату, просто окружил на машинах Белый дом. А учитывая, что сейчас в отношении милиционеров все больше и больше беспредела, власть просто играет с огнем», — считает председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин. Если чаша терпения силовиков переполнится, милиция или будущая полиция не только не будет противиться народным волнениям, но и, возможно, даже поддержит их.
   

   «НАДО РАБОТАТЬ — И МНЕ, И ВАМ»
   О том, что стоит за его личным протестом, «Профилю» рассказал лидер группы «ДДТ» Юрий ШЕВЧУК.
   
   — Юрий Юлианович, вы лично ощущаете рост протестных настроений в России?
   — Я ощущаю, что растет запрос россиян на разные мнения. Они хотят демократии, разных мнений о событиях, происходящих в стране. Безусловно, я это вижу и чувствую. И я тоже не хочу одного мнения. Я не желаю, чтобы в стране была одна партия и одно мнение. Я хочу полемики, — чтобы люди спорили, и мы все вместе искали какое-то светлое будущее для России. Это естественное желание каждого человека, но не дурака. Пока моя партия — группа «ДДТ». И то, что я выступаю на митингах, говорит лишь о моей гражданской позиции. Я так же, как и многие наши граждане, реагирую на несправедливости, на какие-то неправильности, про-исходящие в стране, я рефлексирую, чего и вам желаю.
   — На ваш взгляд, власть в России крепка?
   — Судя по тому, как она боится любых иных мнений, как она не желает их слышать, она не такая крепкая. Раз они испугались даже воскресного концерта в защиту Химкинского леса на Пушкинской площади (22 августа с.г. — «Профиль»). Столько милиции нагнали! Зачем — непонятно. Мы бы сделали просто хороший концерт в защиту Химкинского леса. В защиту наших полей, лесов, рек и озер. Чего они боятся?
   — Вас, наверное…
   — Не меня. Власти, к сожалению, боятся полемики. Она не нужна любой власти. Это история человечества. У любой власти народ свои права завоевывал. Возьмите фараонов, Юлия Цезаря и восточных тиранов — им нужно одно: чтобы они правили спокойно и никто не вякал. А они бы лежали в гамаке, и все было бы хорошо. А когда есть гражданское общество, тогда власти неуютно лежать в гамаке. Но заставить власть шевелиться может только народ, например, когда леса горят. Это и называется демократия. И мой пример, то, что я среди тех, кто высказывает свое мнение, это лишь частности одного исторического процесса, который я называю просветлением России. Он происходит. Граждане задумываются, что они — не быдло, не шурупы и не винты, что они такие же люди, как и бюрократы, и имеют такие же права. И для того чтобы Россия стала светлой, надо работать — и мне, и вам.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK